Майя* о, майя, ты прекрасна

 Автор: ЦИКЛ "ЗРЕЛОСТЬ" (1995–1997 гг.)

МАЙЯ* О, Майя, ты прекрасна иногда, Когда босые ноги мерят лето, Я забываю, что не навсегда Тобой расставлены лукавые тенетаМАЙЯ*

О, Майя, ты прекрасна иногда,

Когда босые ноги мерят лето,

Я забываю, что не навсегда

Тобой расставлены лукавые тенета.

Так женщины – в который раз! – уста

Все шепчут: «Я твоя, любимый, вечно…»

И этих слов несбыточных мечта

Порой продлиться может в бесконечность.

И пьем мы долго сладостный нектар

Короткими и жадными глотками,

И милая родная суета

Нам затмевает солнечные дали.

Но угасает, чтоб сойти на нет.

В морщинках жалких на пороге тлена

Любимого лица прекрасный свет,

Годами нам светивший неизменно.

Как нам познать неуловимый миг,

Столь иллюзорный и реальный вместе,

Когда наивный праздничный жених

Спешит к наивной праздничной невесте.

Как капля, жизнь, бегущая с листа,

В тот миг, такой незавершенно-странный.

О, Майя, ты прекрасна как Нирвана,

Когда ты – Свет, когда ты – Красота.

_______________

* Иллюзия (санскрит)

«ты еще придешь неузнанной…» марине

 Автор: ЦИКЛ "ЗРЕЛОСТЬ" (1995–1997 гг.)

«Ты еще придешь неузнанной…»

                      Марине Цветаевой

Ты еще придешь неузнанной,

Жданная, вернешься новою,

Звонко вековыми узами

С русскою душой окована.

Сердце – птицей, сердце – горлицей

Как дробовиком навскид,

Только в роще за околицей

Песня жалобно звенит.

В ней твоих чудес мелькание,

Твой огонь и маета,

Жаркое твое дыхание

В счете огненном до ста.

И в певце недоуменные

За оплевки и тычки

Узнаю твои зажженные,

Болью полные зрачки,

Сердце, трепетно вместившее

И твердившее: не трусь;

Болью и грозой постигшее

Краткое названье: РУСЬ!

Этюд день был чудный, день

 Автор: ЦИКЛ "ЗРЕЛОСТЬ" (1995–1997 гг.)

ЭТЮД День был чудный, день был славный - В унисон звонку трамвая, Ах, какой щенок забавный На меня сегодня лаялЭТЮД

День был чудный, день был славный —

В унисон звонку трамвая,

Ах, какой щенок забавный

На меня сегодня лаял.

Я прошелся по апрелю

Балериной безработной

Заискрившейся капелью

Из трубы водопроводной.

Духом молод, телом тоже,

В отутюженной рубашке,

По нагретой солнцем коже

До сих пор бегут мурашки.

Это как же умудрился

Не увидеть мир прекрасным:

Словно заново родился, —

Пусть процесс небезопасный.

И на этой бодрой ноте,

Пахнущей зеленой почкой,

Весь в любови и заботе,

Я дарю вам эти строчки.

Алхимики страна седобородых мудрецов, склонившихся

 Автор: ЦИКЛ "ЗРЕЛОСТЬ" (1995–1997 гг.)

АЛХИМИКИ Страна седобородых мудрецов, Склонившихся над тигелем горящим, Великих тайн волшебников творящих, Неведомых для нынешних лжецов, Алхимия – ты многих мать наук, Сестра терпенья, дочь восточных храмовАЛХИМИКИ

Страна седобородых мудрецов,

Склонившихся над тигелем горящим,

Великих тайн волшебников творящих,

Неведомых для нынешних лжецов,

Алхимия – ты многих мать наук,

Сестра терпенья, дочь восточных храмов.

Но кто же вспомнит огненные раны

Годами обожженных солью рук.

Хвала создателям не золота, но духа,

Очищенного сферою Огня,

Не терпящих схоластов и менял

И давших клятву верности наукам.

Тем, кто так щедро океан идей

На чашу полную страданий обменял,

Чтоб Новый Мир зажегся для людей,

В лучах лабораторий воссиял.

Не для себя уйдя в тот вечный рейс,

Искатели бессмертья за порогом,

И Роджер Бэкон, и великий Парацельс,

И незаслуженно забытый Томас Воган.

Сновидящему ты созерцаешь шепот дальних

 Автор: ЦИКЛ "ЗРЕЛОСТЬ" (1995–1997 гг.)

СНОВИДЯЩЕМУ СНОВИДЯЩЕМУ

Ты созерцаешь шепот дальних звезд,

Тебе все чудится любовь, как блеск луны,

Укрывшись мягким покрывалом тонких грез,

Твои прозрения сквозь время, словно сны.

Тебя баюкает ленивый бег комет,

Миры, как игры брошенных котят,

С улыбкой смутной облики планет

Тебя как будто заманить хотят…

Отбрось подарки ложные гостей,

Астральный Свет изменчив и нетверд.

Смотри, суровы облики Царей,

Царей Планет, и строен их полет.

Смотри, как разгорается огонь,

Как нити неба огненно звенят,

Смотри на Землю, видишь, белый конь

Со скал идет, не ведая преград.

И он несет живой Огонь Небес,

Так долго ждавший в сумраке пещер,

Но грянул срок, и с ним поток чудес

Похоронил обломки старых вер.

Исполнился предсказанный Завет,

Час счастья и прозрений, Час Богов,

Проклятий час, стенания и бед

Для тех, кто, как и ты, был не готов.

Расчетов вековых тяжелый долг

Сполна оплачен явленным огнем.

И грозен Ангел, подводя итог,

И одеянье огненно на Нем.

Смотри, как нестерпим для взора меч,

Блистающий лучом в Его руках,

И тонет в громе жалобная речь

В разрушенных горящих городах.

Таких картин не видел никогда

Твой дух, погрязший в ложных миражах.

Преступно в час, когда идет беда,

У королей астрала быть в пажах.

Пусть содрогнется полусонный дух,

Ты сможешь наваждение стряхнуть,

И, прояснивши зрение и слух,

Ты снова устремишься в дальний путь.