«неопаляемым огнем…» неопаляемым огнем моя

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

«Неопаляемым огнем…»

Неопаляемым огнем

Моя душа давно объята —

Так закален весенним днем

Клинок заветного булата,

Так звонок говор малышей

В тиши раскидистого сада,

Так шорохи родных степей

Звучат кочевнику отрадой.

Приди, со мною раздели

Всю радость солнечной удачи —

В устах кристаллом соль земли,

А в сердце – высшая задача.

1996

* * *

«судьба поэтов, твой удел короткий…»

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

«Судьба поэтов, твой удел короткий…»

          О, Русь моя! Жена моя! До боли

          Нам ясен долгий путь…

                          А. Блок

Судьба поэтов, твой удел короткий —

В судьбе народа, пьяной и больной,

И светочи, сгоревшие от водки,

Огнем взывают к совести глухой.

А что народ? Безмолвствует иль ропщет,

Тоскует, любит, пьет или поет,

Бывает, предает святые мощи,

Бывает, на распятие идет.

Загадочен, как Космос на вершине

Святой Горы в полночной тишине.

И мучает вопрос неразрешимый —

Утопит ли он истину в вине?

И жив ли в нем Огонь того Мессии,

О ком томилась давняя мечта?..

Я шел следами Будды по России

И в каждом узнавал черты Христа.

И проступал сквозь хари непотребства

Тот Несказанный Просветленный Лик, —

И в недрах обессиленного сердца

Жил чудотворный Сергиев родник.

Страна моя, тебе уже недолго

По краю пьяной бездны роковой

Идти во тьме… Мне чудится , за Волгой

Восток пылает огненной звездой.

Уже во славу Божьего Закона,

На четырех заложенный углах,

Сияет град… И вновь главу дракона

Сотрет благословенная в женах.

И вновь, по слову Божьего Завета,

Людей спасет истории спираль.

От пьяных чаш вернет в Обитель Света

Другая Чаша – Огненный Грааль.

1999

 

К белухе ю. м. ключникову

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

К БЕЛУХЕ                             ЮК БЕЛУХЕ

                            Ю. М. Ключникову

Мне огненных снегов настой целебный

Алтайских гор не доводилось пить,

Но и во мне по Чуди Заповедной

Священная тоска и грусть звенит.

И чуть коснется трепетного слуха

Названий незнакомых перебор,

Я тоже уношусь к тебе, Белуха,

В твой беспредельный огненный простор.

И так же снеговые великаны

Мне ледниками преграждают путь,

И так же понимают, что, незваный,

Я в прошлое не в силах повернуть.

И в невесомой тишине озерной

Мне Наги шепчут тайны о себе,

И Нагарджуны облик просветленный

Мерещится в туманной синеве.

Здесь центр легендарной Ойкумены,

Куда, Великим Духом устремлен,

Пришел Христос. И здесь Благословенный

В присутствии Святых был посвящен.

Белуха, ты навек соединила

Душ, в прошлом разделенных, полюса,

С вершин твоих к загадочным светилам

Обращены Великих голоса.

Здесь острый воздух напоен любовью,

Все радуется солнечным лучам,

И только день спешит с привычной ролью,

Как ты в гостях у сказки по ночам…

Из бездны, из космических глубин

Спускаются неведомые токи,

И жар изнемогающих долин

Не остужают горные потоки.

В тебе текут миры и времена,

И ты свидетель драм и преступлений,

И чем страшнее кажется война,

Тем дух все непреклонней и нетленней.

И дух уже средь звезд и тишины

Неслышно мчится, радостью сверкая,

И неземные синие цветы

Вдруг… о Земле родной напоминают…

Очнувшись от сияющих видений,

Я снова вижу близкие сердца,

И будто в притче, с трепетным волненьем

Снимаю паутиночку с лица.

И как бы не ярились апостаты,

И как бы не был бесов рой хитер,

В душе горят алтайские закаты,

И в сердце не угаснет их костер.

1998

Майя* о, майя, ты прекрасна

 Автор: ЦИКЛ "ЗРЕЛОСТЬ" (1995–1997 гг.)

МАЙЯ* О, Майя, ты прекрасна иногда, Когда босые ноги мерят лето, Я забываю, что не навсегда Тобой расставлены лукавые тенетаМАЙЯ*

О, Майя, ты прекрасна иногда,

Когда босые ноги мерят лето,

Я забываю, что не навсегда

Тобой расставлены лукавые тенета.

Так женщины – в который раз! – уста

Все шепчут: «Я твоя, любимый, вечно…»

И этих слов несбыточных мечта

Порой продлиться может в бесконечность.

И пьем мы долго сладостный нектар

Короткими и жадными глотками,

И милая родная суета

Нам затмевает солнечные дали.

Но угасает, чтоб сойти на нет.

В морщинках жалких на пороге тлена

Любимого лица прекрасный свет,

Годами нам светивший неизменно.

Как нам познать неуловимый миг,

Столь иллюзорный и реальный вместе,

Когда наивный праздничный жених

Спешит к наивной праздничной невесте.

Как капля, жизнь, бегущая с листа,

В тот миг, такой незавершенно-странный.

О, Майя, ты прекрасна как Нирвана,

Когда ты – Свет, когда ты – Красота.

_______________

* Иллюзия (санскрит)

Мысле-ода в мысли простой смысл

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

МЫСЛЕ-ОДА В мысли простой смысл – Смысл бытия всех: Мудрых седин высь, Звонкий детей смехМЫСЛЕ-ОДА

В мысли простой смысл –

Смысл бытия всех:

Мудрых седин высь,

Звонкий детей смех.

Если язык быстр,

Чист, правдив и суров –

Мысль – это сноп искр

И фейерверк слов:

«Мысль – это звон струн,

Мысль – это строй Муз.

Мысль древней рун,

Крепче любви уз.

Мысль – это луг трав,

Мысль – это вал строк,

Звонкий как медь шаг

Твердых в пути ног.

Мысль – это песнь скал,

Тайных путей страж,

Если в пути устал,

Песня взбодрит нас.

Песню ведет мысль –

Дух красоты слов,

В песне звенит ковыль

Эхом дальних миров.

Мысль – это свет звезд,

Вечный, как жизнь, свет,

Строгий души пост

Лучших твоих лет.

Если душе вдруг

Верить пришел срок,

Ты загляни вглубь:

Мысль – это Твой Бог».

1997

«ты еще придешь неузнанной…» марине

 Автор: ЦИКЛ "ЗРЕЛОСТЬ" (1995–1997 гг.)

«Ты еще придешь неузнанной…»

                      Марине Цветаевой

Ты еще придешь неузнанной,

Жданная, вернешься новою,

Звонко вековыми узами

С русскою душой окована.

Сердце – птицей, сердце – горлицей

Как дробовиком навскид,

Только в роще за околицей

Песня жалобно звенит.

В ней твоих чудес мелькание,

Твой огонь и маета,

Жаркое твое дыхание

В счете огненном до ста.

И в певце недоуменные

За оплевки и тычки

Узнаю твои зажженные,

Болью полные зрачки,

Сердце, трепетно вместившее

И твердившее: не трусь;

Болью и грозой постигшее

Краткое названье: РУСЬ!

Звездные руны гумилева певец огня

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

ЗВЕЗДНЫЕ РУНЫ ГУМИЛЕВА Певец огня и звездных миражей, Я с древности дружу с небесной картой, И мне скучней полет земных стрижей, Чем дальний свет небесного Асгарда*ЗВЕЗДНЫЕ РУНЫ ГУМИЛЕВА

Певец огня и звездных миражей,

Я с древности дружу с небесной картой,

И мне скучней полет земных стрижей,

Чем дальний свет небесного Асгарда*.

День угасает. Тихий полумрак

Сгущается и ткется покрывалом.

На небе тонко рдеет древний знак,

Облитый триединственым овалом.

И с болью я спускаюсь в мир людей,

А звездный ветер, словно чародей,

Души моей перебирает струны.

Но стоит лишь на небо мне взглянуть,

Я сердцем осязаю Млечный Путь,

И вместо звезд я снова вижу Руны.

1999

_____________________

* Асгард – небесная обитель в скандинавской мифологии, город богов в Астральном мире. – Прим. авт.

 

 

Колыбельная для марии спи, моя

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ МАРИИ Спи, моя малышка, баюшки-баю, Песенку о звездах я тебе спою, Много звезд на небе светят нам в пути, Среди них мне светишь звездочкою тыКОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ МАРИИ

Спи, моя малышка, баюшки-баю,

Песенку о звездах я тебе спою,

Много звезд на небе светят нам в пути,

Среди них мне светишь звездочкою ты.

Спи, мой ангел нежный, спи, любовь моя,

Пусть тебе приснятся реки и моря,

Пусть тебе приснится тот волшебный край,

Где всегда спокойно, где чудесный рай.

Спи, моя малышка, засыпай скорей,

Возится на крыше сонный воробей.

Видишь, дядя Дрема в том углу стоит,

На тебя с улыбкой ласково глядит.

Спи, моя улыбка, звездочка моя,

Ласточка и рыбка, светлая заря,

Счастье и надежды только впереди,

Спи, мой ангел нежный, крепко-крепко спи.

1994

 

* * *

Хан-алтай хан-алтай, ты раскинул улусы

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

ХАН-АЛТАЙ Хан-Алтай, ты раскинул улусы Сребровидных холодных ночей, И рассыпались снежные бусы По плечам твоих гор-дочерейХАН-АЛТАЙ

Хан-Алтай, ты раскинул улусы

Сребровидных холодных ночей,

И рассыпались снежные бусы

По плечам твоих гор-дочерей.

И с джигитами спящие девы

Не пируют в кочевьях холмов,

Их потайные сны и напевы

Растревожат мне сердце без слов.

Это странное чудное пенье

Неотвязно и тонко звенит –

То ли эхо подземных кипений,

То ли отзвук надземных молитв.

Может, это лесной миннезингер

Посвящает любимой свой гимн,

Может, песня Гесэра из Линга

Созывает друзей из низин.

Или утром туманным и хмурым

Строит воинство солнечный бог –

И алтайским степным трубадурам

Вторят труверы горных дорог.

И под натиском грозных Роландов

Тают тучи, и в солнечный миг

От седых Гималаев до Андов

Воссияет Белухи ледник.

Хан-Алтай, ты увенчан короной

Не династий и царских родов,

В ней Алмазы Сердец, опаленных

Тяжкой поступью битв и веков.

В ней дыхание боя Ойрота

С темным Эрликом в недрах Земли,

В ней падения в пропасть и взлеты

К неземному сиянью зари.

Хан-Алтай, если древний обычай

Не велит дочерям на Cовет,

Призови их воинственным кличем

Под знамена небесных побед.

Словно ветер, ласкающий стремя,

Пропоет благодатно стрела –

В смертном крике безумного зверя

Средоточие древнего зла.

Отголоском времен отзовется

Тихий ропот деревьев в лесу,

Да в ущелье сова рассмеется

И журчащий ручей Катын-Су.

И преклонится всякий отважный

Перед Женщиной, выигравшей бой,

Как склоняются горные стражи

Перед Ханом, Огнем… и Судьбой*.

2000

___________________________

* Согласно апокрифическим преданиям, Христос в своем многолетнем путешествии на Восток, перед тем как идти в Индию и Гималаи, побывал в районе Белухи, священной горы Алтая. Так же и Будда, когда в одиночку отправился на север, дошел именно до этого места, оказавшееся самой северной точкой его путешествия. Здесь, согласно легенде, Он получил высшее Посвящение в присутствии неведомых Святых. Так, если не во времени, то хотя бы в пространстве, пересеклись земные пути двух величайших Сынов Человеческих, воплотивших в себе Бога Неизреченного. Из эзотерических источников известно, что в постапокалиптические времена Белуха сыграет важнейшую роль, объединив вокруг себя земли Нового Мира, и даст мощный духовный импульс развитию будущей расы.

Миннезингеры – преимущественно древнегерманские поэты, чье творчество было посвящено любви и религиозным чувствам и складывалось под влиянием творчества западноевропейских трубадуров и труверов, а также фантастических сказаний Востока и народных свободолюбивых песнопений.

Трубадуры – лирические поэты юга Франции XII-XIII вв., певшие свои исключительно музыкальные стихи на провансальском наречии.

Труверы – эпические поэты севера Франции, слагавшие песни о героизме рыцарей, начиная с XI века; соответствуют древнегерманским скальдам и древнерусским певцам-гуслярам. Прямыми предшественниками труверов являлись барды кельтов и друидов.

Роланд – герой самой знаменитой «песни» из труверского цикла так называемых chansons de geste, которая отличается особой последовательностью изложения и замечательно стройным стилем. В «Песни о Роланде», сложившейся в XI веке, отражено реальное событие – битва 15 августа 778г. между басками и франками, а прообразом Роланда является бретонский маркграф Хруодланд. В окончательной редакции песни облик Роланда вырастает в собирательный образ рыцаря без страха и упрека, воплощение чести и благородства, бесстрашия и долга перед товарищами, а небольшое сражение местного галльского характера становится битвой христиан и сарацин, приобретая ярко выраженный религиозно-идеологический оттенок.

Гесэр из Линга – Богдо Гесэр Мерген-хан, что означает «искоренитель десяти зол в десяти странах света», богатырь тибетской и монгольской мифологических традиций, прототипом которого является легендарный правитель Тибета Абай Гэсэр, живший в VIII веке, по одним сведениям, в местечке Линг, по другим – в Ладаке. В преданиях о Гесэре, составившим внушительный цикл «Гесэриада», говорится о воплощении высочайшего небесного духа в могучего человека по имени Гесэр-хан, которого снова ждут на Земле, как Спасителя и Мессию. Упоминается также в бурятских и алтайских легендах.

Ойрот – в цикле алтайских легенд пророк Урсул-Ой-рот (что значит «найденный в дереве») был найден и выкормлен Лебедем-кликуном в дупле дерева, расщепленного стрелой-молнией Хана-Ульгеня, которая и превратилась в прекрасного младенца. Обнаруженный пастухами, был взят и воспитан в пастушеской семье. Когда вырос, поступил на службу Хану-Ульгеню, или, по-другому, Хану-Алтаю, где встретил и полюбил Катын-Су, дочь Ульгеня, однако судьба разлучила их, когда Катын-Су похитил хан Эрлик. Ойрот взмолился Ветру, чтобы тот сделал его богатырем, и превратился в гранитный камень-великан. Повалившись всей своей тяжестью в озеро Джайлю, он породил горный поток реки Чулышман и остался стоять до срока великой битвы, когда проснутся все богатыри. Дух же его опустился под землю, чтобы сразиться с ханом Эрликом, но битва закончилась ничем, ибо до прихода сроков Эрлик был непобедим. Легенды Алтая об Ойроте-Белом Бурхане породили особое духовно-религиозное течение бурханизм, в котором причудливо смешались элементы северного буддизма, местные верования и древний шаманизм. Особым в нем является схожее с традиционными религиями ожидание пришествия Пророка, Мессии, Белого Бурхана, который возглавит окончательную битву с тьмой и невежеством и восстановит справедливость и правду.

Катын-Су – в алтайских легендах неземной красоты дочь Ульгеня, Хана-Агана, или Хана-Алтая, навеки полюбившая Урсула-Ойрота. Была похищена злобным Эрликом в подземное царство и спрятана его слугами в самой глубине преисподней. Но когда в подземное царство ворвался ручеек-вестник, родившийся от падения в озеро великана Ойрота, сердце ее таким же ручьем устремилось к любимому и вынесло на вершину самой высокой и священной горы Алтая – Белухи. Увидев окаменевшего Ойрота, она упала с Белухи и превратилась в самую красивую и великую реку Алтая – Катунь.

Эрлик – один из трех братьев, брат Эдзеня и Ульгеня (Алтая), первоначально поочередно с Эдзенем охранявший прекрасный сад, который был посажен Ульгенем по указанию Владыки Миров. Когда Эдзень предал его и ушел в Китай, став богдыханом, Эрлик остался охранять сад в одиночестве. Особенно берег он чудесный цветок, подаренный ему Катын-Су, в которую он был влюблен. Но Эдзень, прослышав про цветок, подослал гонца и украл его. Когда же Катын-Су сурово упрекнула Эрлика за то, что он не сберег сокровище, сердце Эрлика наполнилось великой злобой и он проклял брата и все человечество. Так яростно топтал он землю, что ушел под нее и вскоре стал властелином тьмы и преисподней. Тогда сестра трех братьев Урус, во всем помогавшая всем братьям, опечалилась и ушла на равнины, основав там царство Русь, чтобы когда-нибудь вернуться и принести любовь и мир обиженному и ослепленному злобой Эрлику.

 

 

* * *

Sic transit… ранний, чуть видный

 Автор: ИЗ ОПУБЛИКОВАННОГО В АЛЬМАНАХЕ "ОРФЕЙ"

SIC TRANSITSIC TRANSIT…

                      Ранний, чуть видный рассвет,

                      Сердце шестнадцати лет…

                      Штора в окне, а за ней

                     Солнце вселенной моей.

                                      И. А. Бунин

 

Тот миг, ты помнишь ли тот миг,

Банальный, но неповторимый,

Как я к руке твоей приник,

Неутоленный, но счастливый.

Так трогательно, так смешно, –

Я кожи ощущаю сухость,

А сердце – словно полотно,

И шепчет радостную глупость…

И все, и больше никаких

В бездонной памяти отметин –

Когда же был тот странный миг

За пеленой тысячелетий?..

Ответом вспышка на стене:

Твоя счастливая улыбка,

Печальный ангел на окне,

Пустая маленькая зыбка,

И боль, и счастье – все навзрыд,

Но я сдержался, не заплакав,

Лишь в памяти иглой стоит

Родной ладони сладкий запах…

И мы к иным мирам идем,

Отбросив тлен Земли сурово,

И нарастающим огнем

Заветное

           в нас бьется

                        Слово…

1996