«жизнь лица…» жизнь лица запуталась

 Автор: Владимир Монахов

«жизнь лица…»

жизнь лица

запуталась

в паутине морщин

в тени древа жизни

прячется смерть

 

Бренд «30 серебренников» и сказал

 Автор: Владимир Монахов

БРЕНД БРЕНД

«30 серебренников»

И сказал первый:

– Ты – Иуда!

И возразил ему второй:

– Иуда – ты!

– Я первый сказал! – возмутился первый.

– Ты первый продал! – был непреклонен второй.

Достаточно всего тридцати сребреников,

чтобы нанять Иуду для предательства,

но никаким золотом мира

не заставить

держать язык за зубами

желающих доносить.

 

 

* * *

Чучело часы – чучело вечности,

 Автор: Владимир Монахов

ЧУЧЕЛО ЧУЧЕЛО

Часы – чучело вечности,

по стрелкам которых

мы никогда не узнаем,

сколько осталось

будущего у Бога.

И потому

в одиночной камере бытия

мы перестукиваемся со временем.

Я – сердцем.

Оно – часовым механизмом

у пульса на моей руке.

 

 

 

* * *

«в зимнем лесу…» в зимнем

 Автор: Владимир Монахов

«В зимнем лесу…»

В зимнем лесу

Бог неприметен

Прячется в сердцевине

Потрескивающих деревьев

А с притоком влаги

От загрубелых корней

Разбегается

По стволу

По веткам

По жилам

К нарывающим

Почкам будущего

Где жизнь тепло любит

Где ранней весной

Клейкими листочками

Нового бытия Бог

Вдыхает ноты капели

В отогретую флейту берёз

 

* * *

«по утрам рядом со мной…»

 Автор: Владимир Монахов

«По утрам рядом со мной…»

По утрам рядом со мной

Просыпается неугомонная старость

И будит меня к заботам дня.

Вдвоём мы едим гречневую кашу,

Глотаем пищевые добавки,

Выпиваем зеленый чай,

Принимаем таблетку от давления

И попутно вспоминаем всех,

Кого уже нет больше с нами.

Затем, в течение дня, стараемся

Вести совместную, активную жизнь,

Зарабатывая на черный день.

Причем, я устаю быстрее,

Чем моя неутомимая старость,

Для которой напряженный трудовой распорядок

Всё еще не в тягость.

По вечерам, посмотрев телевизор,

Перечитав письма и газеты,

Мысленно пообщавшись со всеми,

Кого давно рядом с нами нет,

Она засыпает первой,

А я в ночном одиночестве обдумываю:

Как долго мы будем по утрам

Просыпаться вместе,

И в оставшиеся годы, чем сможем украсить

Жизнь друг для друга?

 

 

 

* * *

«россия задохнулась…» владимиру овчинникову «вы,

 Автор: Владимир Монахов

«Россия задохнулась…»

                   Владимиру Овчинникову

          «Вы, живописцы, покрывающие стены,

         Загадочными фигурами нашей истории

         Откройте младенцам глаза,

         Развяжите уши…»

                              Николай Заболоцкий

Россия задохнулась

От продолжительного бега

За экономическими достижениями

Запада и Востока,

Улеглась между ними,

Демонстрируя особый способ

Наложения красок Боровска,

В который я так и не приехал.

Пешая жизнь по древнему городу

Замирает перед скважиной неба.

Из тюбиков звездного чрева в замкнутое пространство

Пейзажа средне–русской полосы художник

Владимир Овчинников выдавливает краски,

А затем мазками проталин рисует весну,

По итогам которой богатый урожай огурцов

Соперничает с космическими замыслами Циолковского,

А Николай Федоров регулярно думает

Будущим воскрешать постоянное прошлое,

Чтобы поэты вслед за колесом истории

Гоняли колесо рифмы,

И спорили до хрипоты абзаца:

А доедет это колесо до будущего

Или не доедет?

Трудолюбивый художник, нанятый красотой,

Как заправский маляр, закрашивает стены города

Сюжетами прошлого, настоящего и будущего, с раннего утра

Вписываясь душой в опасный поворот будней заспанной провинции,

Где толпа, с наступлением темноты, плотно садится у телевизоров,

На экранах которых бурным потоком гонят сериал за сериалом

Засвеченного враньем бытия кино.

И не подозревает народ, что их настоящее

Крепко спит по ночам в тюбиках художника…

И лишь писающий мальчик перед уличной фреской

На случайной фотографии корреспондента «Огонька»

Заставляет очнуться на время Боровск,

У которого на заднике покоится изящное.

 

«облизываю звезды…» облизываю звезды– каждую

 Автор: Владимир Монахов

«Облизываю звезды…»

Облизываю звезды–

Каждую ночь смотрю

Выше себя самого.

Становясь на цыпочки жизни,

Наступаю на пятки будущему,

Над которым пустует небо!

 

 

 

* * *

Подросток савенко. 1962 он страстно

 Автор: Владимир Монахов

ПОДРОСТОК САВЕНКОПОДРОСТОК САВЕНКО. 1962

Он страстно желал и

Неустанно мечтал чтобы все его любили

Тогда он перерезал себе вены и умер

На его похороны собрались люди

Которые рыдали навзрыд:

Плакали мама и папа

Плакали красивые и особенно некрасивые девушки

Плакали смелые пацаны с его улицы

Плакали равнодушные соседи

Плакали заучившиеся одноклассники

Плакали безденежные учителя

Плакали милиция прокуратура и суд

Плакали трудовые коллективы фабрик и заводов

Плакали все важные и неважные персоны

Плакала Организация Объединенных Наций

Плакало всё прогрессивное и

Особенно непрогрессивное человечество

А он лежал в гробу и с любопытством

Лицезрел как все бескорыстно любят мертвого

И впервые ощутил камнем сердца счастье вождя:

Все тебя любят, а ты не любишь никого!

 

«холостой выстрел…» холостой выстрел революции:

 Автор: Владимир Монахов

«холостой выстрел…»

холостой выстрел

революции:

куриный ум –

бройлерный разум!

Всё

помещается

В эпидемию

птичьего

гриппа

на обломках

цивилизации

масс–кулатуры.

 

* * *

«живу у парка культуры…» живу

 Автор: Владимир Монахов

«Живу у парка культуры…»

Живу у парка культуры,

Где трамвай всегда делает

Конечную остановку.

По сто раз на день кондуктор

Объявляет громогласно в вагоне:

«Парк культуры.

Конечная остановка».

Вот уже сорок лет – здесь я схожу

И не торопясь, иду домой

Мимо высоких деревьев парка.

Иногда я надолго уезжаю в отпуск

Или длительную командировку,

Но всегда с великой радостью возвращаюсь

На свою конечную остановку

У парка культуры.