«я люблю свою память…» я

 Автор: Я ЛЮБЛЮ СВОЮ ПАМЯТЬ

«Я люблю свою память…»

Я люблю свою память. Это добрая память.

С детства в ней поселились чудесные парни.

Мы гоняем в футбол все короткое лето,

И ребята не знают, что их уже нету.

Гулко штанга звенит под тяжелым ударом.

Мишка-Пузик ругает свою неудачу:

Надо было правее бить при этаком ветре…

Сорок лет он об этом твердит сантиметре.

Сорок лет мы сидим, молча глядя на бутсы.

Сорок лет, проиграв, не желаем разуться.

Сорок к нам бежит, запыхавшись, парнишка и кричит:

Ребята, что я вам сейчас скажу –

Война с немцами!!

 

* * *

Л. рабичеву полуночью над плачем

 Автор: Я ЛЮБЛЮ СВОЮ ПАМЯТЬ

Л. РАБИЧЕВУ Л. РАБИЧЕВУ

Полуночью над плачем женским,

Над пламенем, что гнет металл,

В отбитом у врага Смоленске

Рояль играл.

Какой-то пианист безумный,

Прижавшись к краешку стены,

Играл свободно бездумно

Среди войны.

Все к черту шло. Катилось прахом.

Хотелось выть.

А из руин хоралы Баха

Летели в высь.

По всем до времени ушедшим,

По тем, кто цел,

Гремел рояль, как сумасшедший,

Всю ночь гремел.

Аккорды падали с излета,

Дробясь в ушах.

И проходящая пехота

Сбавляла шаг.

И души бедных пехотинцев

Держа в плену,

Обломок музыки катился

Через войну.

 

* * *

«когда над древнею окою…» когда

 Автор: Я ЛЮБЛЮ СВОЮ ПАМЯТЬ

«Когда над древнею Окою…»

Когда над древнею Окою

В том сорок памятном году

Наш поезд замер на ходу,

А с низким ревом над рекою

Шли пикировщики, грозя,

Казалось, что спастись нельзя,

Но я был милован судьбою.

С тех пор минуло много лет,

И жизнь идет привычным ходом,

Но счет ведет последним годам,

И по ночам страшнее мне,

Чем над Окою на войне.

 

* * *

«сверстники уходят постепенно…» сверстники уходят

 Автор: Я ЛЮБЛЮ СВОЮ ПАМЯТЬ

«Сверстники уходят постепенно…»

Сверстники уходят постепенно,

И однажды, оглядясь кругом,

Видишь, что остался отщепенцем

В мире неуютно молодом.

До чего же девушки красивы!

До чего же юноши стройны!

Это поколение счастливых,

Никогда не видевших войны.

Я на них гляжу анахоретом

Из своей дремучей глубины.

Там мои голодные рассветы,

Там иои друзья погребены.

Память не щадит пережитое,

Не хранит черты любимых лиц.

Молодость осталась за чертою –

Самая из дальних заграниц.

Но она и есть моя отчизна,

Родина далекая моя.

И своей почти прожитой жизнью

Ей и только ей обязан я.

Оттого и мучит ностальгия,

Что кругом, куда ни поверни,

Милые, но все-таки чужие,

Жители другой уже страны.

 

* * *

«я постепенно становлюсь музеем…» я

 Автор: Я ЛЮБЛЮ СВОЮ ПАМЯТЬ

«Я постепенно становлюсь музеем…»

Я постепенно становлюсь музеем,

Частицей экспозиции страны.

Глазейте, молодые ротозеи,

Не видевшие культа и войны.

Могу вам послужить экскурсоводом,

С указкою вдоль памяти пройти.

На стендах достиженья и невзгоды,

И тысячи иных перипетий.

Воспоминанья лампочками светят,

Из темноты выхватывая круг.

Да разве я один такой на свете ?

Вглядитесь повнимательней вокруг.

В рубашках из потертой бумазеи,

Для вас почти что мамонтам сродни,

На скверах в домино стучат музеи.

Неровен час закроются они.

«в неравном бою под осколом…»

 Автор: Я ЛЮБЛЮ СВОЮ ПАМЯТЬ

«В неравном бою под Осколом…»

                           Памяти Н. Аванесова

В неравном бою под Осколом,

Слепой повинуясь судьбе,

Снаряда случайный осколок

Ударил под сердце тебе.

Но видно твой Ангел-Хранитель

Тогда был проворен и смел.

От смерти тебя заслонить он

На самом пороге сумел.

И жизнь потекла не напрасно,

И счастье дарили года,

И в небе горела, не гасла

Зажженная в детстве звезда.

Но старился Ангел-Хранитель

В толкучке событий и дел,

И как-то, на мирной орбите,

Замешкался и не поспел.

Под звуки прощального залпа,

В московской морозной пыли

Он вспугнутой птицей казался,

Когда отлетал от Земли.

Наверно на краешке мира,

У свалки погашенных звезд,

Для всех телескопов незримый,

Есть тихий небесный погост,

Где меж обелисков и башен,

Не пряча заплаканных глаз,

Бездомные Ангелы наши

С тоской вспоминают про нас.

 

* * *