«философствуя слегка, я…» философствуя слегка,

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Философствуя слегка, я…»

Философствуя слегка, я

Задалась вопросом странным:

Кто я? Блажь твоя мужская

Или страсть к замужним дамам?

Может, я красива шибко

/Не пройти спокойно мимо/?

Может быть, моя улыбка

Завлекательно – игрива?

Вроде, нет. Да и фигурой

Никогда я не блистала…

Всё ж в плену твоя натура

У азартного начала.

Вором быть сегодня модно.

И тебе всего-то нужно,

Чтоб была я несвободна,

Да ещё любила мужа.

Леди на ночь. Раз в полгода.

Как тебя «распотрошила»?

Вот такая вот метода

Разведённого мужчины.

Я на роль твою негодна.

Не кукушка и не клуша.

Лучше буду я свободна

От тебя. Да и от мужа.

 

 

* * *

«где ты сердце забыл, дружок?..»

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Где ты сердце забыл, дружок?..»

                  Налегке я шагнул за порог,

                  За плечо перебросив суму.

                  Только сердце поднять я не смог:

                  Прикипело оно к твоему.

                                      А.Балер.

Где ты сердце забыл, дружок?

Бессердечный по жизни идёшь.

От кого оторвать не смог,

Для других припасая ложь?

Существует ли боль в груди,

Если сердца давно там нет?

Значит можно сказать: «Уйди!»,

На добро наложить запрет.

Значит можно спокойно спать,

Не страдать от сердечных мук,

Позабыть и отца, и мать…

/И Отчизна – пустой звук?/

Не касаться святых тем,

Не жалеть, не мечтать, не петь.

И смеяться в лицо тем,

Кто готов за тебя – в смерть.

Не пойти ли опять с сумой,

Наступая в свой прежний след?

Нужно ль сердце твоё той,

У которой тебя нет?

 

«снова август. и снова сумятица…»

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Снова август. И снова сумятица…»

Снова август. И снова сумятица…

И не ведаю то, что творю.

Будто снова душа моя пятится

В лето, в травы, в покосы, в зарю.

Еле-еле, но всё-таки осенью

Пахнет мир. Не хочу, не могу!

Я б, наверно, свои тридцать восемь

Не желала бы даже врагу.

На земле, в голове – переменчиво,

Уступить не желает ничто.

Я, наверное, так опрометчиво

В дальний шкаф убираю пальто.

И не верю, что только чуть позже

Наползут на меня холода.

Я пока остаюсь помоложе,

Старше стать я успею всегда.

Держит страх за последнюю нитку:

Будут снова полгода тюрьмы,

Ведь в России, как будто от пытки,

Не уйти, не спастись от зимы.

И обмоют дожди. И метели

Панихиду отслужат мне.

И тогда я свои тридцать девять

Подарю этой долгой зиме.

 

 

 

* * *

«в углу на кухне копошится

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«В углу на кухне копошится мышь…»

В углу на кухне копошится мышь…

Сегодня дождь и сонная погода.

А ты опять, голубушка, не спишь.

Вот, наконец, желанная свобода.

Проверены тетради, убран дом,

Чиста посуда, сложены портфели.

А у тебя, голубушка, содом

В душе: рассвет, и петухи пропели.

Все по кроватям: муж, ребенок, кот.

В ночи лишь колобродит холодильник.

Но он не в счет, и даже мышь не в счет.

И только ты сидишь, как древний схимник.

Свеча коптила, капал грубый воск.

И так же дождь всю ночь за стенкой кельи.

И пряди незачесанных волос

Все падали на книгу – надоели!

Вновь смазались чернила по листу,

И надо переписывать страницу.

Глаза устали, смотрят в темноту.

Закрыть бы их и лечь. Уснуть. Забыться.

Но запрещает слабость древний скит,

Пока земную жизнь не оттрудили,

И он опять над книгою корпит,

Ложатся строк чернильных версты, мили.

Скажи мне, мой старательный монах,

Зачем перо твое столь многословно?

Зачем тебя, растаявшего в прах,

В своей душе я чувствую бессонно?

Ведь все – в огонь сегодня, все – в огонь:

Всех слов твоих и тайна, и заклятье…

Но снова к сердцу приложу ладонь

И чую: греет, даже через платье.

Хоронила мечты двадцать два… хоронила

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

ХОРОНИЛА МЕЧТЫ Двадцать два… Хоронила мечты… Улетали последние птицыХОРОНИЛА МЕЧТЫ

Двадцать два… Хоронила мечты…

Улетали последние птицы.

Все движения были просты,

А в душе так хотелось напиться.

Приникала к чужому плечу,

У чужого искала со-чувства.

Отличить «не хочу» от «хочу»

Не хватало ни сил, ни искусства.

Тридцать два… Хоронила мечты,

Непонятные, злые, немые,

Что копались в душе, как кроты,

Но, как соколы, к облаку взмыли.

Посильней привязать, удержать,

Исполняться заставить, сбываться!

Но хватаю ножа рукоять –

Резать нитку привычно для пальцев.

Тридцать семь. Хоронила мечты.

Окончательно. Бесповоротно.

Бесполезных пейзажей холсты,

Бестолковых стихов переплёты.

Неизлитых мелодий клавир.

И неторных дорог перекрестье.

Всё. Ничем не нарушится мир.

Всё спокойно в моём королевстве.

 

 

 

* * *

«мне уже не осталось теплых

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Мне уже не осталось теплых ночей…»

Мне уже не осталось теплых ночей.

Ну и пусть, ну и ладно, мне их не надо.

Я сама своим радостям казначей:

Отсчитать и проститься хотя бы взглядом.

На тропинке моей подорожник, сныть,

Я так долго по ней от себя бежала.

Там горячим следам моим долго стыть.

Каждый шаг – это боль поострей кинжала.

Каждый шаг – на раздавленное стекло.

И не крикнуть, не сесть, не схватить перила.

Я направо-налево свое тепло

Раздала, разбазарила, раздарила.

Мне уже не осталось шелковых дней.

Ливни бьют по рукам моим влажной плетью.

Холодней, холодней, холодней, холодней.

Струйка пара из носа – дыханье смерти.

И, панический ужас в душе храня,

Этот климат «умеренный» не приемлю.

Знаю, можно добавить еще огня,

Что когда-то принес Прометей на Землю,

Чтобы мы от отчаянья не слегли,

Чтобы грели остывшее в бедах сердце.

Ты такой же, как все, человек Земли,

Разреши у огня твоего погреться.

 

 

«весь день метель…» весь день

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Весь день метель…»

Весь день метель. В катки замерзли лужи.

И каждый куст в чехольчик белый взят.

Фасон сосулек в талии заужен,

И астры в белых шапочках стоят.

«Ах, как красиво!» – восклицает дочка.

На даче. В снег. И в лунный свет кругом.

А мне так жалко каждого росточка,

Скукоженную зелень под окном,

Подсолнухов согбенные фигуры.

Мне жалко гибель лета наблюдать.

И я едва поддакиваю хмуро

(Как только может не обидеть мать).

Она еще способна видеть чудо.

Природы зимней красоту и стать.

Она не жгла десятилетий груды

И цену лета не желает знать.

А нам решать проблему снегопада,

Который приучает нас к труду;

Беру в сарае старую лопату:

Пора дорожки расчищать в саду.

 

* * *

«соловьиный куст стоит в снегу…»

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Соловьиный куст стоит в снегу…»

Соловьиный куст стоит в снегу.

Января покорнейший заложник.

Летний душ – стальной каркас-треножник –

Будто бы запнулся на бегу.

Смерть вошла в калитку. И теперь

Умер сад. И я как приведенье.

Между мёртвых шастаю растений

В поисках немыслимых потерь.

Бледная, с опущенным забралом

Вязаного тёплого кашне.

Ничего не достаётся даром.

Этот мир пожертвован зиме.

Вот сирень – корявая старуха,

Вот жасмин – торчащая метла.

Здесь содом, анархия, разруха,

Здесь метель убийцею прошла.

Намела холмистые надгробья,

Изгородь сломала на кресты.

И сосульки под железной кровлей

Истекали кровью с высоты.

В небе – металлические тучи,

Под ногами – каменные льды.

Вот и всё. Наверное, так лучше.

В смерти все реалии просты.

 

 

* * *

Время над пропастью земною –

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

ВРЕМЯ Над пропастью земною – свет и осеньВРЕМЯ

Над пропастью земною – свет и осень.

И вечен левитановский покой*.

Церквушка на заброшенном погосте:

Проникновенность – кистью и строкой.

Врастает в землю старенькая хата,

На всём – тумана серебристый плат.

Но вот уже столетием двадцатым

Курс на цейтнот неоспоримо взят.

И скачет жизнь по ямам и по кочкам,

Бьёт по спине тысячелетий плеть.

И мысль одна – сверлом и молоточком –

Успеть, успеть, успеть, успеть, успеть!

Но там, где облака свободно реют

На шпилях Гималаев, Кордильер,

Разрежен воздух и разжато время,

Совсем другой у времени размер.

Отражены зеркальными пластами,

Раз-двоены, рас-троены года.

Там сплетены столетья в оригами,

Из них сочится время, как вода.

Дробится и зашкаливает время,

Осыпаться песчинками спешит.

И чувствую: натянуто на рее,

Как парус, полотно моей души.

И время-ветер высвистает звонко,

Взрывается упругая волна.

И вот уже спиральная воронка

Готова мачту донести до дна.

Но кто-то воду закрывает в шлюзе,

И солнце истончает облака.

И вновь лежит у времени на пульсе

Спокойная и мудрая рука.

_______________

* картина И.Левитана «Над вечным покоем»

 

«к оконному стеклу прилеплен скотч…»

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«К оконному стеклу прилеплен скотч…»

К оконному стеклу прилеплен скотч:

Иначе дребезжит – покоя нет.

Беззвёздная и ветреная ночь

Ленивым утром перейдёт в рассвет.

Где света взять, разжиться огоньком,

Кусочек солнца увидать в глазах?

Но густ, как сбитень, воздух, и во всём

Тревога, грусть, неутолённость, страх.

И плотным дерматиновым чехлом

Обита дверь, чтоб звук не проникал.

Но хочется порою напролом

Пройти сквозь этой тишины накал.

И расстрелять тугие облака,

И вырвать свет сквозь водянистый свод.

Но осень – бело-рыжий пеликан –

Всё прячет в клюв оранжевый восход.

И солнца нет, не будет и тепла.

Опять зимы в России беспредел.

Но тётя Лида плитку разожгла,

Беспечный чайник булькал и кряхтел.

Беззвёздная и ветреная темь

Стучится в кровь о тёмное стекло.

И день как ночь, а ночь как серый день,

Но так по-русски на душе светло.

 

 

* * *