Простые слова о смерти. сергею

 Автор: ДИТЯ СТИХИЙ

ПРОСТЫЕ СЛОВА О СМЕРТИПРОСТЫЕ СЛОВА О СМЕРТИ.

                    Сергею Есенину

Я желаю смерти.

(Не другим, конечно).

Я желаю смерти, в шутку и всерьёз,

Пусть запнётся сердце, пусть сосуды лопнут.

На моей могиле пусть не будет слёз.

Я уйду внезапно, я уйду под вечер:

На закате краски кажутся сочней.

Под иконостасом не зажгутся свечи –

Грех самоубийцы всех грехов страшней.

И душа не вспомнит в буйстве жёлтых веток

Переспелых яблок ароматный дух.

Снизойдёт на землю, растворится в ветре,

Понесёт в ладонях тополиный пух.

Не хочу я мерить робкими шагами,

Сколько мне осталось до границы снов.

Просто по-английски, не простившись с вами,

Я уйду тихонько в сонм иных миров.

И расскажут сосны колкими словами,

Как мечтают мачтой стать на кораблях:

Как мечтает взвиться в небо парусами

Алый шёлк на полке в рыночных рядах.

Перекроен саван в белую рубаху.

И на ней орнамент выводить не вам.

Вышьет тонкой нитью неземная пряха

Всё, что не успела передать словам.

Не судите строго, что в стихах воспета

Неумело, может, грустных мыслей блажь;

Меланхольный выверт русского поэта,

Дистония сердца и души кураж.

 

 

* * *

«философствуя слегка, я…» философствуя слегка,

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Философствуя слегка, я…»

Философствуя слегка, я

Задалась вопросом странным:

Кто я? Блажь твоя мужская

Или страсть к замужним дамам?

Может, я красива шибко

/Не пройти спокойно мимо/?

Может быть, моя улыбка

Завлекательно – игрива?

Вроде, нет. Да и фигурой

Никогда я не блистала…

Всё ж в плену твоя натура

У азартного начала.

Вором быть сегодня модно.

И тебе всего-то нужно,

Чтоб была я несвободна,

Да ещё любила мужа.

Леди на ночь. Раз в полгода.

Как тебя «распотрошила»?

Вот такая вот метода

Разведённого мужчины.

Я на роль твою негодна.

Не кукушка и не клуша.

Лучше буду я свободна

От тебя. Да и от мужа.

 

 

* * *

Свет любви и только этот

 Автор: ДИТЯ СТИХИЙ

СВЕТ ЛЮБВИ И только этот свет… Как будто рай небесСВЕТ ЛЮБВИ

И только этот свет…

Как будто рай небес.

Как будто ангел пролетел,

                     крылом сияя…

И, утомленный чередою месс,

Мадонны лик. Икона – как живая.

И прошлое – навзрыд,

                     И будущего – нет.

На всей земле дожди

                     по кромке лета.

И тщетно силюсь отыскать ответ –

Риторика не требует ответа.

Откуда этот свет?…

                     Из капель? От рябин?

Какое божество увидено вживую?

И только в куполе небес – Аминь!

И сердцем по аккордам – Аллилуйя!

 

Левый берег. стою опять у

 Автор: ДИТЯ СТИХИЙ

ЛЕВЫЙ БЕРЕГЛЕВЫЙ БЕРЕГ.

Стою опять у переправы.

И не понять,

Что снова не имею права

Тебя позвать.

Что выжжена огнём разлуки

К тебе тропа.

Что я своей любовной скуки

Сама раба.

Я притупляю тела голод

И чувства стать.

Я эту сладкую дремоту

Хочу прервать.

Сгребаю мелкие осколки

И стерегу.

Эй, там, вы люди или волки

На берегу?!

Смеётся эхо, как отрава,

Который год.

Хотя бы через переправу

Мне сделать плот.

Весло скрепить неторопливо

/Что за беда?/,

Приладить мудрое ветрило –

И в путь айда!

Но тот индеец, Гайавата,

Зарыл топор.

И для меня закрылись врата

В речной простор.

Стою опять у переправы.

Знать не могу:

А, может, я уже на правом

На берегу?

 

Серый заяц «я же сразу

 Автор: ДИТЯ СТИХИЙ

СЕРЫЙ ЗАЯЦ                  СЕРЫЙ ЗАЯЦ

                 «Я же сразу от страха умру на бегу»

                                            Д. Сомов.

Что же, зайцы все белы,

                         а я ещё нет,

Уж таким я, наверно,

                         родился на свет

Этот снег – западня,

                         но так хочется жить.

Хочешь жить – так смекай,

                         как себя защитить.

И сижу я в норе,

                         я не сделаю шаг.

Каждый куст, каждый пень

                         мой пожизненный враг.

Я же сразу от страха

                         умру на бегу,

Я понять этот мир

                         не могу, не могу.

Но не время гадать,

                         кем мне быть иль не быть.

Мне бы белую шубу

                         суметь раздобыть.

Я люблю серый мех,

                         но скажу без прикрас :

Белый цвет, белый цвет –

                         мой единственный шанс.

Уж охотнички скачут

                         по белым полям,

Но я серую шкуру за грош не отдам.

Пусть отчётливо виден я

                         в белых снегах,

Но смогу побороть я

                         свой заячий страх.

Я метнусь из норы,

                         я же бегать мастак,

Я прорвусь, только дайте

                         для храбрости флаг,

Лучше белый, в него завернусь,

                         как в доспех.

Серый заяц хитрей

                         и смекалистей всех.

 

* * *

Правда некрасивое, жёсткое слово. отнюдь

 Автор: ДИТЯ СТИХИЙ

ПРАВДА Некрасивое, жёсткое словоПРАВДА

Некрасивое, жёсткое слово.

Отнюдь не сродни мягкому,

                   росистому, колдовскому слову » истина «.

Поисками того и другого занято

                   человечество на протяжении столетий.

А всё так просто…

Истин великое множество.

А правда – она одна.

Единственная правда.

Правда – в вечной борьбе людей за любовь.

 

«где ты сердце забыл, дружок?..»

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Где ты сердце забыл, дружок?..»

                  Налегке я шагнул за порог,

                  За плечо перебросив суму.

                  Только сердце поднять я не смог:

                  Прикипело оно к твоему.

                                      А.Балер.

Где ты сердце забыл, дружок?

Бессердечный по жизни идёшь.

От кого оторвать не смог,

Для других припасая ложь?

Существует ли боль в груди,

Если сердца давно там нет?

Значит можно сказать: «Уйди!»,

На добро наложить запрет.

Значит можно спокойно спать,

Не страдать от сердечных мук,

Позабыть и отца, и мать…

/И Отчизна – пустой звук?/

Не касаться святых тем,

Не жалеть, не мечтать, не петь.

И смеяться в лицо тем,

Кто готов за тебя – в смерть.

Не пойти ли опять с сумой,

Наступая в свой прежний след?

Нужно ль сердце твоё той,

У которой тебя нет?

 

«когда погожей ранью…» когда погожей

 Автор: ДИТЯ СТИХИЙ

«Когда погожей ранью…»

                         Когда погожей ранью

                         Лучами окрещен

                         Чистейший небосвод,

                         Торжественно и строго

                         Бог укрывает землю

                         Лазоревым плащом,

                          (Конечно, если таковой

                         имеется у Бога)

Открой мне путь!

И я приду. Конечно.

Не воевать, не царствовать, но – жить.

Оберегать молитвою неспешной

                     детей своих.

И плакать. И любить.

Пусть этот мир –

                     недобрый, терпкий, колкий,

Раздробленный на княжества свои…

Моей душой рожденные потомки

Придут предвестьем праведной любви.

И не заманят райские красоты.

Реальностью ранимая до слез,

Душа моя осенней позолотой

Разветрится на сотни

                         тысяч верст.

И развернется – синее на синем –

Как трепетной заботы полотно –

Лазурный плащ, как парус над Россией.

И чьим-то душам

                     станет вдруг светло.

 

* * *

«снова август. и снова сумятица…»

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«Снова август. И снова сумятица…»

Снова август. И снова сумятица…

И не ведаю то, что творю.

Будто снова душа моя пятится

В лето, в травы, в покосы, в зарю.

Еле-еле, но всё-таки осенью

Пахнет мир. Не хочу, не могу!

Я б, наверно, свои тридцать восемь

Не желала бы даже врагу.

На земле, в голове – переменчиво,

Уступить не желает ничто.

Я, наверное, так опрометчиво

В дальний шкаф убираю пальто.

И не верю, что только чуть позже

Наползут на меня холода.

Я пока остаюсь помоложе,

Старше стать я успею всегда.

Держит страх за последнюю нитку:

Будут снова полгода тюрьмы,

Ведь в России, как будто от пытки,

Не уйти, не спастись от зимы.

И обмоют дожди. И метели

Панихиду отслужат мне.

И тогда я свои тридцать девять

Подарю этой долгой зиме.

 

 

 

* * *

«в углу на кухне копошится

 Автор: ЗАКОН РАДОСТИ

«В углу на кухне копошится мышь…»

В углу на кухне копошится мышь…

Сегодня дождь и сонная погода.

А ты опять, голубушка, не спишь.

Вот, наконец, желанная свобода.

Проверены тетради, убран дом,

Чиста посуда, сложены портфели.

А у тебя, голубушка, содом

В душе: рассвет, и петухи пропели.

Все по кроватям: муж, ребенок, кот.

В ночи лишь колобродит холодильник.

Но он не в счет, и даже мышь не в счет.

И только ты сидишь, как древний схимник.

Свеча коптила, капал грубый воск.

И так же дождь всю ночь за стенкой кельи.

И пряди незачесанных волос

Все падали на книгу – надоели!

Вновь смазались чернила по листу,

И надо переписывать страницу.

Глаза устали, смотрят в темноту.

Закрыть бы их и лечь. Уснуть. Забыться.

Но запрещает слабость древний скит,

Пока земную жизнь не оттрудили,

И он опять над книгою корпит,

Ложатся строк чернильных версты, мили.

Скажи мне, мой старательный монах,

Зачем перо твое столь многословно?

Зачем тебя, растаявшего в прах,

В своей душе я чувствую бессонно?

Ведь все – в огонь сегодня, все – в огонь:

Всех слов твоих и тайна, и заклятье…

Но снова к сердцу приложу ладонь

И чую: греет, даже через платье.