Остров я остров, я атолл,

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

ОСТРОВ Я остров, я атолл, коралл, и среди бела дня мужчина, как большой корабль, уходит от меняОСТРОВ

Я остров, я атолл, коралл,

и среди бела дня

мужчина, как большой корабль,

уходит от меня.

Уходит прямо, не тайком,

сияя и трубя!

А я мечтала о таком,

а я ждала тебя.

Не в одиночестве жила.

Я смутно, с первых лет:

твое дитя, твоя жена,

твой след и ясный свет.

Но, гордо брызгами пыля,

исчезнешь ты вдали

с запасом хлеба и угля,

с теплом моей земли.

О, это – женская беда!

Мы – женщины, и мы

вам пастбища, и города,

и реки, и холмы…

Мне ничего не жаль, корабль.

К другой земле причаль.

Ни – возвратить, ни – покарать,

поэтому – прощай!

О, эта женская беда

горька и высока.

Суда уходят без суда.

Куда? В моря, в века…

Прощай, мой берег, мой корабль.

Ни слезоньки из глаз.

К тебе, как к дереву – кора,

прильну в последний раз.

 

* * *

Талая вода * * *

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

ТАЛАЯ ВОДА ТАЛАЯ ВОДА

 

* * *

«Тают снега… Некрасива земля, неприглядна…»

Тают снега… Некрасива земля, неприглядна,

но неприглядность ее непроста.

Как под ногами еще красота непроглядна,

как ненаглядна уже красота!

Талую воду считают святой и целебной.

В ней умываются звезды и день молодой.

В талой воде обернется лягушка царевной,

травка взойдет, окропленная талой водой.

Талую воду глотает земля, как лекарство,

чтобы оттаять и снова сиять и цветсти.

В талой воде есть услада, но есть и коварство:

пашню затопит и дерево сможет снести.

Так и любовь: дарит солнце – и шлет непогоду,

гасит надежду, пожар распаляет в крови!

Пью эту горькую, эту целебную воду,

сладкую, вечную талую воду любви…

* * *

«все говорят, что ты упрям

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

«Все говорят, что ты упрям и груб…»

Все говорят, что ты упрям и груб:

мужик, мол, – от подметок до прически!

А мне не оторвать горящих губ

от губ твоих, насмешливых и жестких.

Пускай кому-то мил субтильный шик

и жиденькая сладость лимонада…

Да, грубый.

Да, упрямый.

Да, мужик!

Мужик, мужик…

А что мне:

бабу надо?!

«поэзия – мужичье дело…» поэзия

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

«Поэзия – мужичье дело…»

Поэзия – мужичье дело,

воловий труд, соленый пот.

Зачем же

           Орлеанской девой

в поэты девочка идет?

И по-ребячьи косолапо,

прозренья тайного полна,

уже примеривает латы,

уже решается она.

Забыты куклы, сказки, игры.

Куда ты, девочка, куда?!

Глаза с раскосинкой наивной –

как молодые города.

Не потому, что – небыль, невидаль,

идет, счастливая пока,

в то дело, что потяжче невода

в дубленых пальцах рыбака.

Идет, как к берегу – рыбачка,

вся из терпенья и добра,

как к дымному корыту – прачка

и к раненому – медсестра.

Она идет, и ей не жалко,

что жизнь такую проживет.

Так на коня взлетала Жанна –

и так взошла на эшафот.

* * *

Невеста уходил – обещал, что

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

НЕВЕСТА Уходил – обещал, что вернется: женитьсяНЕВЕСТА

Уходил – обещал, что вернется: жениться.

Как ждала! Так, наверно, дитя – роженица.

Похоронку два года родители прятали.

Не поверила:

«Правда ли… Правда ли?..

Правда ли!?..»

Бабы стали жалеть:

«Ох, подрублены крылья-то!»

В монастырь бы ушла,

только нынче не принято.

– Саша, Саша! –

в душистую полночь сентябрьскую

и в мороз задубелый –

беду свою тяжкую.

После все-таки замуж пошла за приезжего

на работе заметного, дома прилежного.

Вот и дети, и дом:

всё по совести срублено.

И притом

что-то все-таки сгублено,

сгублено!

И, губу закусив, за шитьем иль за дойкою

станет вдруг недоступной, чужою, недоброю.

Ну а муж не поймет:

что за блажь неуместная?

Усмехнется:

– чего это ходишь невестою?..

Ах, невеста, невеста…

Мне тоже невесело.

Есть во всех наших женщинах

что-то невестино.

Даже если плакучими станем ракитами,

не оплакать холмов,

что по свету раскиданы.

Не оплакать парнишек,

никем не утешенных.

Не оплакать

нам их обещаний не сдержанных.

И земля

в подвенечных снежинках –

невестою, –

не мигая, глядит

в черноту занебесную.

 

В районе поляна, речка, лес

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

В РАЙОНЕ Поляна, речка, лес сосновый и очертания селаВ РАЙОНЕ

Поляна, речка, лес сосновый

и очертания села…

Я по земле ступала новой,

я никогда здесь не была.

Я шла дорогой очень скверной,

где не однажды, зло бранясь,

шофер машину вел, наверно,

угрюмо проклиная грязь.

Россия, мать! По-свойски строги,

размытым трактом семеня,

мы все клянем твои дороги,

кого-то третьего виня.

Но, выйдя к деревеньке ближней,

проселочную грязь гребя,

вдруг понимаем: третий – лишний!

И все берем мы на себя.

 

«не ходи за мной, как

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

«Не ходи за мной, как за школьницей…»

Не ходи за мной, как за школьницей,

ничего не сули.

И не хочется, и не колется –

не судьба, не суди.

Я еще ничуть не вечерняя,

Я пока на коне.

Я еще такая ничейная –

как земля на войне.

Не держи на леске, на поводе,

на узде, на беде,

ни на приводе, ни на проводе,

ни в руках и нигде!

Все, что вверено, что доверено,

разгоню, как коня.

Ой, как ветрено,

ой, как ветрено

в парусах у меня!

Не кидайся лассо набрасывать:

я тебе не мустанг.

Здесь охота – дело напрасное

в этих вольных местах.

Сквозь Вселенную конопатую,

чем бы ты ни смутил,

я лечу, верчусь и не падаю

по законам светил.

У меня свое протяжение,

крупных звезд оселки…

Ну а вдруг

             твое притяжение –

не узлы, не силки?

И когда-нибудь мне, отважась, ты

скажешь так, что пойму:

как тебе твоя

сила тяжести

тяжела одному…

 

* * *

У охотского моря я знаю

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

У ОХОТСКОГО МОРЯ Я знаю это побережье, любой завод его и домУ ОХОТСКОГО МОРЯ

Я знаю это побережье,

любой завод его и дом.

Там утром медленно, с трудом

рассвет волну лучами режет.

Там просыпаются в тумане

и засыпают под пургу.

Там окна в желтом целлофане

почти до пояса – в снегу.

Там избы с жаркими печами,

как старожилы-охотчане,

гостеприимны и просты

и величают всех на «ты».

Там жмутся ласковые лайки

к теплу хозяйских добрых рук.

Там прямо на прибрежной гальке

растет картошка, зреет лук.

Там ночь длинней и солнце реже,

там и шторма, и холода…

Я помню это побережье

и не забуду никогда.

…Там дул шелкап, хозяин вьюги,

и невода глотала мгла.

Волна обугливала руки,

но душ коснуться не могла.

Там было солоно и горько,

и бедовали там порой,

делясь последнею махрой,

последнею сухою коркой.

Там ржавый спирт из банок пили.

Там гастролеров не любили.

Там жил артельный верный люд:

на совесть чист, до дела крут.

Там слов не тратили без толку.

Там честно подчинялись долгу.

Там человек был весь как есть:

пусть груб, но прям,

суров, но нежен…

Я знаю это побережье.

Мне выпала такая честь!

 

«я похожа на землю…» я

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

«Я похожа на землю…»

Я похожа на землю,

что была в запустенье веками.

Небеса очень туго,

очень трудно ко мне привыкали.

Меня ливнями било,

меня солнцем насквозь прожигало.

Время тяжестью всей,

словно войско, по мне прошагало.

Но за то, что я в небо

тянулась упрямо и верно,

полюбили меня

и дожди, и бродячие ветры.

Полюбили меня

так, что бедное стало богатым,

и пустили меня

по равнинам своим не покатым.

Я иду и не гнусь –

надо мной мое прежнее небо!

Я пою и смеюсь,

где другие беспомощно немы.

Я иду и не гнусь –

подо мной мои прежние травы.

Ничего не боюсь.

Мне на это подарено право.

Я своя у березок,

у стогов и насмешливых речек.

Все обиды мои

подорожники пыльные лечат.

Мне не надо просить

ни ночлега, ни хлеба, ни света:

я своя у своих

перелесков, затонов и веток.

А случится беда –

я шагну, назову свое имя…

Я своя у своих.

Меня каждое дерево примет.

Вожди смогли без бога –

 Автор: ТАЛАЯ ВОДА

ВОЖДИ Смогли без Бога – сможем без вождяВОЖДИ

Смогли без Бога – сможем без вождя.

Вожди, вожди! Народец ненадежный.

Гадай: какая там под хвост вожжа,

куда опять натягивают вожжи…

Послушные – хоть веники вяжи –

шли за вождем, как за козлом овечки.

Пещерный век, анахронизм, вожди!

Последней веры оплывают свечки.

Лупите, полновесные дожди,

чтоб и в помине этого не стало!

Аминь, вожди! На пенсию, вожди!

Да здравствует народ, да сгинет стадо!

Я, может, и не так еще живу,

но верю в совесть. По ее закону

Я больше лба себе не расшибу

ни об одну державную икону.