Сапожник вы, сапожники, невозможники! невозможно

 Автор: НАПЕРЕКОР

САПОЖНИК Вы, сапожники, невозможники! Невозможно без вас прожитьСАПОЖНИК

Вы, сапожники, невозможники!

Невозможно без вас прожить.

Можно туфельку сбросить с ноженьки,

можно все по-новой прошить.

А один с усмешкой задорною,

так приветлив, будто влюблен, –

он со мной – как с писаной торбою…

Мой сапожный Ален Делон!

И когда я с тобою чинненько

наш любовный кручу политес,

не понять тебе, в чем причина, что

в дух вселился веселый бес.

Я не верю тебе, и, может быть,

доконал бы вконец меня,

но мои приключенья сапожные –

пусть и тоненькая, да броня!

Ты – замученный и закрученный,

он – улыбчивый и простой.

От ухмылки твоей заученной

тянет плесенью, пустотой.

Ты что, можешь ходить по радуге?

Чем ты так уж, прости, хорош?

Он – сапожник, а ты что, – в парламенте?

Ну а если и да, так что ж?

Я, конечно, не стану сапожничьей

ни возлюбленной, ни женой.

Но и ты торговлишкой розничной

совладать не сможешь со мной.

Тут – цветочек за поцелуйчик,

там – омарчик за что-нибудь…

Я найду дорогу покруче.

Не к тебе, от тебя этот путь.

Он живой, а ты полусонный,

он трудяга, ты трутенек.

Стричь купоны и стричь газоны –

не одно! Иль тебе невдомек?

Я куплю себе булочку маковую,

я скажу спасибо судьбе,

и пойду я, туфлями помахивая,

от сапожника…

Не к тебе.

 

Алмазы на комбинате горном среди

 Автор: НАПЕРЕКОР

АЛМАЗЫ На комбинате горном среди гремящих мельниц водил нас с видом гордым молоденький умелецАЛМАЗЫ

На комбинате горном

среди гремящих мельниц

водил нас с видом гордым

молоденький умелец.

Потом, почтив, как гостью,

прозрачны, светлоглазы

упали щедрой горстью

передо мной алмазы.

Они не вызывали

ни алчность и не зависть.

Они в моем сознанье

с прилавком не вязались.

Их посверк благородный

был красотой природной

в оправе чистой, вечной

любови человечьей.

Я поняла не сразу,

что их огранка – подвиг.

Сказали, что алмазы

глаза доводчиц портят.

Они стояли рядом,

полярные березки,

и впрямь – с притухшим взглядом,

обыденно неброски.

Мне выпал этот случай,

и навсегда запомню,

откуда силой жгучей

и бриллиант наполнен!

Живет в бесценном камне

их женских душ даренье:

любви великой тайна

и лучезарность зренья.

Все, чем их жизнь согрета,

что камню дать хотели…

И может, только это –

его цена на деле.

 

Размышление о завтра и вчера

 Автор: НАПЕРЕКОР

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЗАВТРА И ВЧЕРА РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЗАВТРА И ВЧЕРА

… А жизнь идет, как раньше шла.

Позавчерашние дела!

Что ж, новизной пахнуло зря?

Позавчерашняя заря!

Звонит мужчина, нежный вор,

ночной бандит, бесшумный тать,

привыкший в жизни только брать.

Позавчерашний разговор!

Стихи редактор завернул

и укоризненно взглянул.

Вдохнул, преодолел искус.

Увы! – позавчерашний вкус.

У жизни новая глава.

Усвоив новые слова,

пристраивает к ней перо

позавчерашнее нутро.

Уже пора смириться мне б,

надеждой страстной не пленясь,

ведь даже в булочной у нас

опять позавчерашний хлеб!

Но кавалеру в телефон

роняю, чтоб отшился он,

что все, чем так ему мила, –

позавчерашние дела.

Стихи, как все, на чем стою,

в другие руки отдаю,

и бьют они прицельно, влёт

в позавчерашний бред и лед.

Обронзовевшие столпы,

вам бросит мальчик из толпы,

как будто забивая гол,

лихое: «А король-то гол!…»

А в булочной поднимем бунт,

на реи вздернем пекарей!

Или простим… Лишь поскорей –

прочь! – из позавчерашних пут.

Такая бушевала боль,

но, ошибаясь и спеша,

преображались мы с тобой,

позавчерашняя душа!

И нас позавчерашний день

у нас самих не отберет,

не сунет в свой водоворот,

в свою не опрокинет тень.

…Но око завтрашнего дня,

быть может, смотрит на меня:

мол, брось, живешь, как и жила…

Позавчерашние дела!

 

«по радио, в газетах –

 Автор: НАПЕРЕКОР

«По радио, в газетах – без конца…»

По радио, в газетах – без конца,

как символы непогрешимой силы, –

речения известного лица,

цитаты, поминания и ссылки.

Они звучат как отческий завет,

всё скреплено и выверено ими.

А ведь еще вчера – и нет как нет! –

нам возвещало их другое имя.

И были так же те слова мудры,

уверены в себе, полны азарта.

Внимали им сердца людей, миры…

Так что же будет с нынешними завтра?

И ведь куда счастливее поэт:

пусть век петлей забот на горле стянут,

когда поэт покинет этот свет,

цитировать его не перестанут!

 

Киногерой м. ф. я люблю

 Автор: НАПЕРЕКОР

КИНОГЕРОЙ                      МКИНОГЕРОЙ

                     М. Ф.

Я люблю киногероя,

я ищу боевики,

где снимается порою

он, предмет моей тоски.

Существует на экране

и в контексте не моем,

но в моей сердечной ране

обитаем мы вдвоем.

Мне б чего-нибудь попроще…

Не желаю! И к тому ж

не ревную я к партнерше,

к той, чей он бой-френд иль муж.

И неважно, что, должно быть,

в жизни он совсем иной.

До экстаза, до озноба

этот он владеет мной!

Сердце бьется, сердце любит,

длится больно, как ожог

киноповесть, киноглупость,

киносказка, киношок.

Ну а если смело, споро

явит жизнь особый шик,

если вытеснит актера

из меня живой мужик?

Все равно я буду помнить

и беречь в своей крови

наваждение бесплотной,

фантастической любви!

 

«наступает зима…» в. г. наступает

 Автор: НАПЕРЕКОР

«Наступает зима…»

                  В. Г.

Наступает зима.

Настигает зима.

Не боюсь холодов

и готова к зиме я.

Не пусты закрома.

Наступает зима…

Я одна.

Я сама.

Не бывает самее.

А вчера старый друг

огляделся вокруг

и во мне отыскал

беспокойства причину.

И привел меня в дом,

где тепло и притом

мил хозяин во всем

и похож на мужчину.

И не то, что там рост,

что уверен и прост,

что с позиции силы

шагает и судит.

Если тронуть рукой –

это полюс другой.

Для него все равно

я – ребенок по сути.

Наступает зима.

Я привычно сама,

не сойду я с ума,

все смогу и сумею.

Но какой-то росток

рвет размеренность строк.

Только я про исток

и подумать не смею.

Не удар и не шок,

но сверкнул и обжог,

и щадящий бальзам

тут же пролил на рану.

Как грозу приручил,

как компьютер включил,

понимая, что я

с ним тягаться не стану.

Я шагну под листву,

припаду к божеству

горьковатой коры,

с мифа сдернув личину.

Кровь пронзит нежный ток.

Озадачит итог:

в чем-то он одинок –

и похож на мужчину…

 

* * *

«злу до меня, как до

 Автор: НАПЕРЕКОР

«Злу до меня, как до ангелов – ящеру…»

Злу до меня, как до ангелов – ящеру.

Дух торжествует, обласкана плоть.

Рок, провидение, или Господь,

останови свою руку дарящую!

Знаю, что это – в отплату, в дарение

за сверхизбыток печалей и бед.

Жаль, что привычки к хорошему нет.

Останови и оставь в отдалении!

Дай разобраться, привыкнуть, примериться,

дай уточнить благоденствия срок,

если меня на него ты обрек,

если еще в благо все же поверится.

Это в крови: есть пределы всем бедствиям,

но и для счастья поставлен предел.

С дерева первый листок отлетел.

Бедное счастье с оглядкою пестуем.

Но никакого иного нет способа

выстоять, выбраться – в пору, когда

снова настанут зима и беда, –

и по воде шлепать будто бы по суху.

И чтобы в джунглевую эту чащу я

вновь шла легко – будто грядки полоть,

рок, провидение, или Господь,

останови свою руку дарящую!

Не для чего заблуждение длящую –

ведь не наивна уже, не слепа, –

рок, провиденье, иль, может, судьба,

останови свою руку дарящую!

 

 

* * *

«слушаю новости, злясь и скорбя…»

 Автор: НАПЕРЕКОР

«Слушаю новости, злясь и скорбя…»

Слушаю новости, злясь и скорбя.

Жарко на юге, все жарче!

Жалко чеченцев и жалко себя.

Может, чеченцев и жальче.

Сколько ушло их из этих широт!

Сделали б что-то хотя бы…

Что есть такое чеченский народ?

Банда под дланью Хаттаба?

И с Белоруссией не разберусь,

да и меня не спросили.

Жалко Россию и жаль Беларусь.

Жальче, пожалуй, Россию.

Сдохнем, пока будет кто-то жиреть,

деньги нагуливать, рожи!

Сердце устало любить и жалеть.

И не отчаялось все же!

Как его вырвать, кавказский кинжал?

И со славянами – смута…

Жалко себя и отечество жаль!

Жальче себя почему-то.

 

Монолог современной девчонки …не хочется

 Автор: НАПЕРЕКОР

МОНОЛОГ СОВРЕМЕННОЙ ДЕВЧОНКИ МОНОЛОГ СОВРЕМЕННОЙ ДЕВЧОНКИ

…Не хочется учиться,

а хочется гулять,

от музыки тащиться

и глазками стрелять.

Мечтаю не о деле.

Мечта моя проста:

хочу я много денег –

зеленых, как листва!

Была ткачихой бабка,

учительницей – мать.

Жилось им так несладко!

Их трудно понимать.

До одури, до пота,

как будто на века,

работа да работа…

И больше – ни фига!

Считали откровенно:

иного не дано.

А я хочу жульена,

желаю в казино!

Учили коммунисты,

что все в твоих руках,

а истина из истин:

работа! – это кайф.

Поставь всю жизнь на карту,

чтоб родине помочь!

А мне вот не по кайфу

ишачить день и ночь.

Анпиловская свора

зовет нас в прежний ад…

Пускай я – в чем-то сволочь,

кто в этом виноват?

Конечно, виноваты

ребята-демократы…

За это им «мерси».

— Господи спаси!..

 

Вид со стороны читающая публика

 Автор: НАПЕРЕКОР

ВИД СО СТОРОНЫ Читающая публика читает, болтающая публика болтает, торгующая публика торгует, ворующая публика воруетВИД СО СТОРОНЫ

Читающая публика читает,

болтающая публика болтает,

торгующая публика торгует,

ворующая публика ворует.

Гармония! Такая благодать!

Работающих что-то не видать.