Достоинство э. памфиловой есть черта

 Автор: НЕ КОНЧАЕТСЯ ДОРОГА

ДОСТОИНСТВО                    ЭДОСТОИНСТВО

                   Э. Памфиловой

Есть черта души: достоинство,

и оно важней всего.

Будет все на свете спориться,

если сохраним его.

То, что на добре настояно

и к добру должно вести.

Надо сохранить достоинство,

а коль нету – обрести.

Утомительно привычная,

неразлучная с тобой,

от «достоинств», в кресло ввинченных,

в голове зубная боль…

Все равно: в штиблетах, в кедах ли,

важно – как печатать шаг!

От достоинства анкетного

подлинным не дорожат.

Пусть твоя работа – скромница,

в ней достоинство одно,

что достоинство нс скроется,

если все же есть оно.

Пусть ты – сторожем на пасеке,

где покой и тишина:

жизнь не может быть напрасною,

если хоть пчеле нужна!

Только будь в работе стоиком,

впрок терпенья напася.

Это главное достоинство –

двигать дело в небеса.

Для того ль беда отгрохала,

столько лучших истребя,

чтоб ходить вокруг да около

дел, заждавшихся тебя?

Их мечта, их дом достоится!

И услышат мир и век:

говорит с таким достоинством

наш обычный человек.

Он сумеет правду выложить,

достучится до сердец.

Жизнь его захочет выслушать

и услышит, наконец.

Надо так сердцам настроиться:

мы достойно жить должны!

И лишь этому достоинству –

стать достоинством страны.

* * *

Теорема 1 на пир или

 Автор: СЮЖЕТ НАДЕЖДЫ

ТЕОРЕМА 1 На пир или с пирушки свой вечный воз везу, на жизнь смотрю с горушки, а ты стоишь внизуТЕОРЕМА

1

На пир или с пирушки

свой вечный воз везу,

на жизнь смотрю с горушки,

а ты стоишь внизу.

Быть может, и не надо

друг другу не прощать,

на эту разность взгляда

вниманье обращать.

Ведь видишь ты точнее

страну цветов и трав

и синеву над нею, –

и ты, конечно, прав.

Ведь знаю я поболе

про все, чем жизнь жива,

в масштабах волной воли, –

и в этом я права.

И я права, и прав ты,

и так тому и быть!

Но как же эти правды

нам воедино слить?

Тебе смешно – мне горько,

мне – блажь, тебе – не тишь…

Ведь я смотрю с пригорка,

а ты внизу стоишь.

2

Сойди с холма

и затеряйсясразом

в траве, коль мал, и в чаще, коль велик.

Сойди с холма! – велят душа и разум,

и сердце опустевшее велит.

Наполнит вдох цветенье диких вишен,

прильнет к ногам грибная полутьма…

Ты зря решил, что вознесен, возвышен

лишь тем, что озираешь даль с холма.

Сойди с холма – и станет небо шире,

и будет жизнь такой… Сойти с ума!

И ты поймешь, как много мира в мире.

Он звал тебя давно сойти с холма.

А этот холм, что пред тобой маячит,

где был как будто к звездам ближе ты,

он ровным счетом ничего не значит

для жизни в измеренье высоты.

Он – не вершина, он лишь холм, не боле,

но будешь с ним в соседстве неплохом,

коль обретешь свой лес, и дол, и поле,

и даже по-иному – этот холм.

И всё, как надо, в сердце соберется,

и всё тебе подскажет жизнь сама.

Пусть на холме останется березка –

твой постовой… А ты – сойди с холма.

 

Сапожник вы, сапожники, невозможники! невозможно

 Автор: НАПЕРЕКОР

САПОЖНИК Вы, сапожники, невозможники! Невозможно без вас прожитьСАПОЖНИК

Вы, сапожники, невозможники!

Невозможно без вас прожить.

Можно туфельку сбросить с ноженьки,

можно все по-новой прошить.

А один с усмешкой задорною,

так приветлив, будто влюблен, –

он со мной – как с писаной торбою…

Мой сапожный Ален Делон!

И когда я с тобою чинненько

наш любовный кручу политес,

не понять тебе, в чем причина, что

в дух вселился веселый бес.

Я не верю тебе, и, может быть,

доконал бы вконец меня,

но мои приключенья сапожные –

пусть и тоненькая, да броня!

Ты – замученный и закрученный,

он – улыбчивый и простой.

От ухмылки твоей заученной

тянет плесенью, пустотой.

Ты что, можешь ходить по радуге?

Чем ты так уж, прости, хорош?

Он – сапожник, а ты что, – в парламенте?

Ну а если и да, так что ж?

Я, конечно, не стану сапожничьей

ни возлюбленной, ни женой.

Но и ты торговлишкой розничной

совладать не сможешь со мной.

Тут – цветочек за поцелуйчик,

там – омарчик за что-нибудь…

Я найду дорогу покруче.

Не к тебе, от тебя этот путь.

Он живой, а ты полусонный,

он трудяга, ты трутенек.

Стричь купоны и стричь газоны –

не одно! Иль тебе невдомек?

Я куплю себе булочку маковую,

я скажу спасибо судьбе,

и пойду я, туфлями помахивая,

от сапожника…

Не к тебе.

 

«ах, не стоит никто ничего

 Автор: НЕ КОНЧАЕТСЯ ДОРОГА

«Ах, не стоит никто ничего никогда…»

Ах, не стоит никто ничего никогда,

если меры не знаем мы точно.

Мера – хлеб и полова, огонь и вода,

мера – небо и черствая почва.

Мера – розы и росы, покосы и сталь,

мера – слово в красе его меткой.

Мерой был бы и ты… Да ты мерой и стал:

мерой мелкости, малости меркой,

Я измерила многое, злясь, хороня,

мерой жизни самой – не в уме лишь…

Но и жизнь так измерила тоже меня,

что не важно, чем ты меня меришь.

А ладонь тяжелит и щекочет строка,

и безмерны надежда и вера!

А сама я мала, а любовь велика,

и она – эта верная мера.

 

* * *

Соседка какая нелепая женщина! одною

 Автор: СЮЖЕТ НАДЕЖДЫ

СОСЕДКА Какая нелепая женщина! Одною работой живаСОСЕДКА

Какая нелепая женщина!

Одною работой жива.

Ни капли в ней тайного, вещего,

нет женственного естества.

Походкой, прической, одеждою

похожа скорей на мужчин.

Где – слабое, нежно-мятежное?

Очки, сеть суровых морщин…

Не хочет она или ленится,

а может, ей все – ни к чему, –

читает какие-то лекции…

Встречают ее по уму.

И что-то в том есть безнадежное..

А мы разве лучше живем,

когда со своими одежками

все ленточки финишей рвем!

И – первыми будем иль третьими,

других оттеснив и забив,

но, как по одежке нас встретили,

вот так и проводят, забыв.

Заходит соседка немодная,

и зависти я не уйму

к тому, чем счастливо измотана,

к повадке ее и уму.

И мы говорим с ней о Маркесе,

о Бунине и о Леже…

И бремя страстей парикмахерских

не давит на плечи уже.

 

Алмазы на комбинате горном среди

 Автор: НАПЕРЕКОР

АЛМАЗЫ На комбинате горном среди гремящих мельниц водил нас с видом гордым молоденький умелецАЛМАЗЫ

На комбинате горном

среди гремящих мельниц

водил нас с видом гордым

молоденький умелец.

Потом, почтив, как гостью,

прозрачны, светлоглазы

упали щедрой горстью

передо мной алмазы.

Они не вызывали

ни алчность и не зависть.

Они в моем сознанье

с прилавком не вязались.

Их посверк благородный

был красотой природной

в оправе чистой, вечной

любови человечьей.

Я поняла не сразу,

что их огранка – подвиг.

Сказали, что алмазы

глаза доводчиц портят.

Они стояли рядом,

полярные березки,

и впрямь – с притухшим взглядом,

обыденно неброски.

Мне выпал этот случай,

и навсегда запомню,

откуда силой жгучей

и бриллиант наполнен!

Живет в бесценном камне

их женских душ даренье:

любви великой тайна

и лучезарность зренья.

Все, чем их жизнь согрета,

что камню дать хотели…

И может, только это –

его цена на деле.

 

Сопки …не поеду я в

 Автор: СТИХИ О НОВОРОЖДЕННОМ СЫНЕ

СОПКИ СОПКИ

…Не поеду я в Сочи,

где солнце, песок,

а поеду я в сопки,

на Дальний Восток.

Там у склонов колючих,

упав с высоты,

светлый ключ, будто ключик,

обронен в кусты.

Там у синей Дюанки,

безвестной реки,

не поляны – диваны,

пуховики!

Там ало от саранок,

взметнувших луга,

будто горных баранов

крутые рога.

На востоке – просторы,

моря, острова…

Все такое простое,

как хлеб и трава.

Что мне смутно и ложно

темнит белый свет,

там прочтется несложно,

как заячий след.

Мне нужны эти сопки

в вершке от небес,

как врачебные скобки

на сильный порез.

Мне нужны эти сопки

в закатном огне,

чтоб весенние соки

не сохли во мне.

Мне нужны эти сопки,

высоты мои.

Мое сердце, как соты,

тяжело от любви.

 

* * *

Размышление о завтра и вчера

 Автор: НАПЕРЕКОР

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЗАВТРА И ВЧЕРА РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЗАВТРА И ВЧЕРА

… А жизнь идет, как раньше шла.

Позавчерашние дела!

Что ж, новизной пахнуло зря?

Позавчерашняя заря!

Звонит мужчина, нежный вор,

ночной бандит, бесшумный тать,

привыкший в жизни только брать.

Позавчерашний разговор!

Стихи редактор завернул

и укоризненно взглянул.

Вдохнул, преодолел искус.

Увы! – позавчерашний вкус.

У жизни новая глава.

Усвоив новые слова,

пристраивает к ней перо

позавчерашнее нутро.

Уже пора смириться мне б,

надеждой страстной не пленясь,

ведь даже в булочной у нас

опять позавчерашний хлеб!

Но кавалеру в телефон

роняю, чтоб отшился он,

что все, чем так ему мила, –

позавчерашние дела.

Стихи, как все, на чем стою,

в другие руки отдаю,

и бьют они прицельно, влёт

в позавчерашний бред и лед.

Обронзовевшие столпы,

вам бросит мальчик из толпы,

как будто забивая гол,

лихое: «А король-то гол!…»

А в булочной поднимем бунт,

на реи вздернем пекарей!

Или простим… Лишь поскорей –

прочь! – из позавчерашних пут.

Такая бушевала боль,

но, ошибаясь и спеша,

преображались мы с тобой,

позавчерашняя душа!

И нас позавчерашний день

у нас самих не отберет,

не сунет в свой водоворот,

в свою не опрокинет тень.

…Но око завтрашнего дня,

быть может, смотрит на меня:

мол, брось, живешь, как и жила…

Позавчерашние дела!

 

«по радио, в газетах –

 Автор: НАПЕРЕКОР

«По радио, в газетах – без конца…»

По радио, в газетах – без конца,

как символы непогрешимой силы, –

речения известного лица,

цитаты, поминания и ссылки.

Они звучат как отческий завет,

всё скреплено и выверено ими.

А ведь еще вчера – и нет как нет! –

нам возвещало их другое имя.

И были так же те слова мудры,

уверены в себе, полны азарта.

Внимали им сердца людей, миры…

Так что же будет с нынешними завтра?

И ведь куда счастливее поэт:

пусть век петлей забот на горле стянут,

когда поэт покинет этот свет,

цитировать его не перестанут!

 

Киногерой м. ф. я люблю

 Автор: НАПЕРЕКОР

КИНОГЕРОЙ                      МКИНОГЕРОЙ

                     М. Ф.

Я люблю киногероя,

я ищу боевики,

где снимается порою

он, предмет моей тоски.

Существует на экране

и в контексте не моем,

но в моей сердечной ране

обитаем мы вдвоем.

Мне б чего-нибудь попроще…

Не желаю! И к тому ж

не ревную я к партнерше,

к той, чей он бой-френд иль муж.

И неважно, что, должно быть,

в жизни он совсем иной.

До экстаза, до озноба

этот он владеет мной!

Сердце бьется, сердце любит,

длится больно, как ожог

киноповесть, киноглупость,

киносказка, киношок.

Ну а если смело, споро

явит жизнь особый шик,

если вытеснит актера

из меня живой мужик?

Все равно я буду помнить

и беречь в своей крови

наваждение бесплотной,

фантастической любви!