«больные цветы за окном…» больные

 Автор: NEW

«Больные цветы за окном…»

Больные цветы за окном,

задыхающаяся под ветром пальма,

омертвелое солнце последних дней сентября –

всё было, было, всё бывшее

и никогда не повторится снова,

хотя бы и вернётся ещё не одна весна,

и бесконечно море за горизонтом, и парусу –

одинокому парусу на сверкающей голубизне

лет уж под двести, и ни сносу ему, ни убыли.

 

***

«всем, кто оставил на грядке

 Автор: МОСКОВСКИЙ ВЕЧЕР

«Всем, кто оставил на грядке меня…»

Всем, кто оставил на грядке меня

в ранней печали, в истоме цветенья,

всем, кто не дожил до черного дня

Лета Господня – забвенье, забвенье!

Всем, кто шагая головки сбивал

ветки цветущей – забвенье, прощенье!

Всем, кто из луж лепестки подбирал

и удивлялся неправде растенья,

всем, научившимся правильно жить,

спасшим себя от глубин пораженья,

внявшим приказу не дорожить

цветом печали – забвенье, забвенье!

Всем, кто измял цветоложе мое

блудом без смысла – забвенье, забвенье!

Всем, кто не верил в мое бытие

и не узрел среди поля – прощенье.

Кто ж не забудет сквозные черты,

в мертвых объятьях бесплодного мая

сон беззащитной моей наготы –

облик души – перед кем не растает?

1978

 

***

«блёсткий от дождя кузнецкий мост…»

 Автор: NEW

«Блёсткий от дождя Кузнецкий Мост…»

Блёсткий от дождя Кузнецкий Мост

темнее Лондона в пятнадцатом году.

В руинах за плотными шторами

теплится жизнь миллионных доходов…

Кошачий труп в подворотне

точно бабочка официанта.

 

***

Александра артроз, артрит или что

 Автор: NEW

АЛЕКСАНДРА Артроз, артрит или что там такое – больные шарниры в механизме плоти, и сердце в правой стороне груди квохчет, и она опустила уже углы рта, опустила давно, и глаза поблёкли, больше не верит ни в чудо, ни в чёрта, только чувство приличия, достоинство человека понуждают её, гнетут, чтоб гнедого своего кое-как вести под уздцы посреди тротуара, чтоб не подумали, будто ей никогда уже не оказаться в седле, улыбается всем: – Здравствуйте, ОлечкаАЛЕКСАНДРА

Артроз, артрит или что там такое –

больные шарниры в механизме плоти,

и сердце в правой стороне груди квохчет,

и она опустила уже углы рта,

опустила давно, и глаза поблёкли,

больше не верит ни в чудо, ни в чёрта,

только чувство приличия, достоинство человека

понуждают её, гнетут, чтоб гнедого своего

кое-как вести под уздцы

посреди тротуара, чтоб не подумали,

будто ей никогда уже не оказаться в седле,

улыбается всем: – Здравствуйте, Олечка.

 

***

«в пустыне жизни…» ольге седаковой

 Автор: NEW

«В пустыне жизни…»

             Ольге Седаковой

В пустыне жизни…

Что я говорю? – В какой пустыне? –

при настольной лампе,

среди своих, похожих…

и опять – пустыня.

«тусклый ужас застыл у ворот…»

 Автор: NEW

«Тусклый ужас застыл у ворот…»

Тусклый ужас застыл у ворот

          и как будто бы метит в меня –

           так спокойно, так мирно все спят,

тихо шелест по веткам течёт.

Никого за окном в полутьме,

           не качается даже фонарь,

           никого и на тусклом стекле,

где порой с давних пор кто-то смотрит в упор –

           то ли плач, то ль палач –

           и влечёт мою грусть его взор.

Отчего гефсиманская эта луна

разгорелась в душе, когда всюду весна,

           пахнет клевер и липа, кругом тишина, ––

           отчего этот ужас предвечный гнетёт,

           и кого же он нынче убьёт?

12 июля 2004

***

«господи иисусе христе сыне божий…»

 Автор: NEW

«Господи Иисусе Христе Сыне Божий…»

Господи Иисусе Христе Сыне Божий

Помилуй мя грешную здесь одну-одинёшеньку

В этом доме пустом холодном

С белым светом со стен отовсюду смотрящим

На тело ещё нынче же вечером

В ссадинах и рубцах приготовленное к уничтожению

В геенне огненной

С неостывшим ещё золотым загаром

И кромкой пены засохшей на тонких ступнях

Глядя вниз на которые стольким надеждам

Огрешать разрешала смехом весёлое сердце –

Комочек холодной сгустившейся лавы

Океанической вулканической донной

Из огненного тела земли шедшей сюда распадаясь

В эти яркие брызги и звёзды молодых болотистых глаз

Другу готовая всё посвятить

Все браслеты и тонкие позвякивающие кольца

На хрупких руках

Золотые пряди волос и серебряный ливень

Слёз о том что несбыточно и тревожно

Роится не в теле – и в геенне неистребимо –

И вернётся завтра же снова,

Когда полосы кровавых рек потекут по холодным

Белым светящимся простыням.

сент.03

 

Тристан (августа фон платена) перед

 Автор: МОСКОВСКИЙ ВЕЧЕР

ТРИСТАН (Августа фон Платена) Перед кем Красота представала Тот на гибель уж был обречен На земле ему дела не стало И трепещет пред гибелью он Перед кем Красота представалаТРИСТАН (Августа фон Платена)

Перед кем Красота представала

Тот на гибель уж был обречен

На земле ему дела не стало

И трепещет пред гибелью он

Перед кем Красота представала.

Вечно длится любовная мука

Лишь безумец пленится мечтой

На земле неизбывна разлука

Для того кто сражен Красотой

Вечно длится любовная мука.

Вздох язвит ему грудь точно жало

Смерть несет ему запах цветка

Перед кем Красота представала

Истончен словно нитьручейка

Вздох язвит ему грудь точно жало.

«безумный и хмельной поэт под

 Автор: NEW

«Безумный и хмельной поэт под липой…»

Безумный и хмельной поэт под липой,

Кругом дожди, больное сквернословье, гарь,

Ему уже не встать, и наша карта бита,

Хотя б аптека, улица, фонарь –

Всё было б по местам, до третьего пришествья:

Мат на всех улицах, под липой пьяный бог,

Дождь переходит в снег, и обрастает шерстью

Кабаний мерседесный бок.

 

***

«я одна, я на узкой

 Автор: МОСКОВСКИЙ ВЕЧЕР

«Я одна, я на узкой дороге…»

Я одна, я на узкой дороге,

и как жизнь за спиною, темна

холодящая веки стена,

что на ближнем видна повороте.

И как будто мне выбрать дано,

и как будто не все решено

в этой линии хмурой и строгой –

есть еще золотая стезя,

мимо стенки, к ручью, но меня

привлекает мысль, что нельзя

нам избегнуть судного дня,

и я мысленно трогаю строки –

гребни пресной прохладной струи,

и горячие слезы мои

вспять рекою бегут к истокам.

1986

 

***