«ветреное небо колобродит…» ветреное небо

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«Ветреное небо колобродит…»

Ветреное небо колобродит.

Колобродит падшая звезда –

женщина, которая уходит,

вместо обещающего да…

Женщина, которую уводят

призраки, похожие на свет.

Женщина, которая уходит

вместо обещающего нет…

Женщина, которая касалась

золотых божественных седин.

Женщина, которая осталась

с пылью золотою – на один.

Женщина, которая как омут.

Женщина, которая как храм.

Женщина, которую не помнит

человек по имени Адам.

 

«что это вдруг со мной…»

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«Что это вдруг со мной…»

Что это вдруг со мной? –

снится – потоп мечты.

И человек – не… мой

в мареве суеты.

Снится – спасусь, как Ной.

Боже мой, для чего?!

Что это вновь со мной

верное «ничего».

Снится мне Страшный Суд

ворохом злых дилемм.

Снится – какой-то блуд, –

Даже не помню с кем…

Снится мне бывший муж,

общая снится ложь.

Правило снится: «уж,

замуж и невтерпеж».

Снится: тебя любить –

лучшая из утех.

Снится: не хочет быть

тот, кто дороже всех –

рядом…

Извечный враг

тихо смеется: «Что ж?! –

Где же твой мягкий знак? –

в слове ночует «ложь»!»

Снится мне твердый знак

слова чужого – муж.

Снится мне Божий зрак

солнцем усталых луж

послепотопных…

Блажь

снится – рожать детей.

Снится рогатый страж

лучших моих затей…

Снится:

прощенья – грех

мне у небес просить.

Снится:

под сердцем смех

детский – опять носить…

Снится мне рыжий мех.

Снится мне слово «бить».

Снится: нежнее всех

будешь меня любить…

Снится:

чужая злость

бьется при свете дня.

Снится, что ты – не гость

в комнате у меня…

Снится, что я – не гость

в комнате у тебя…

Снится, что в горле –

кость

яблоком… но, любя,

се же глотаю…

Рай

снится –

в твоих глазах, –

ты – их отводишь…

Грай

снится вороний…

Страх

снится огромный…

Ты

камень

бросаешь

вслед…

В мареве суеты

тонет нездешний свет.

Снится – спасусь, как Ной.

Снится – стоишь спиной…

 

***

«шумит осенний помрачневший лес…» шумит

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«Шумит осенний помрачневший лес…»

Шумит осенний помрачневший лес.

Дни, что ветра – попробуй, улови!

Я потеряла тысячу небес,

пока искала землю для любви

Ещё не раз, как в небо, завернусь

в земные, облетевшие слова,

Ещё не раз, когда я обернусь,

сведёт с ума поющая листва…

Пусть хлещет листопадная метель,

но ты меня – как птицу улови!

Я потеряла тысячу земель,

пока искала небо для любви.

 

* * *

«включить в ушах сирену…» включить

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«Включить в ушах сирену…»

Включить в ушах сирену

исполнить новый вой

подушку втиснуть в стену

в подушку с головой

с ключицами забиться

забыться отключить

от силуэтов лица

и души отлучить

по образу сличая

по случаю влача

в ладони заключая

подобие ключа

клин клином вышибая

нести за дичью дичь

кликухой краснобая

пустив из горла клич

вскричать как склочный кочет

всклокочен и колюч

чтоб уловить: клокочет

сквозь вой Кастальский ключ.

 

* * *

Зарисовки в стиле академического рисунка

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

ЗАРИСОВКИ В СТИЛЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО РИСУНКА   * * * ЗАРИСОВКИ В СТИЛЕ АКАДЕМИЧЕСКОГО РИСУНКА

 

* * *

«Двенадцать студенток и юный студент…»

Двенадцать студенток и юный студент.

Рисующих рук вдохновенный момент.

Последний вечерний обманчивый свет.

Натурщицы легкий, живой силуэт.

Высокий и белый стоит Апполон.

К нему почерневший мольберт прислонён.

Студентка за ним, и бледна, и нежна.

Душою и телом – в рисунке она.

К натурщице взор её вновь устремлён.

Не видит она, что пред ней – Апполон.

 

* * *

«день был мягок и звонок…»

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«День был мягок и звонок…»

День был мягок и звонок,

как бокал на подушке.

Мне приснился ребёнок,

потерявший игрушки.

Тихо таяли краски,

и земля засыпала.

Шёл ребёнок, как в сказке

без конца и начала.

Шёл он горько и вечно,

одиноко, нелепо…

Но глядело беспечно

виноватое небо.

Облака, словно вата,

нависали убого.

И плыла виновато

голубая дорога.

И глядели спросонок

чьи-то злые избушки.

Мне приснился ребёнок,

потерявший игрушки…

 

* * *

«день своровать, чтобы ночью продлиться…»

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«День своровать, чтобы ночью продлиться…»

День своровать, чтобы ночью продлиться,

чтобы взлететь, и в небесной сети

тихо забиться, по новой отлиться

в плоть как в скульптуру, взойти, изойти

словом и делом, оставшись без места,

вместо себя нарядив пустоту,

и не у дел вспомнить слово невеста,

и не у слов вспомнить дело – мечту

похоронить…

       откреститься,

                       отчалить,

вспомнить закат, половодье, восход,

и восходя, отходя – опечалить

дело последнее словом в расход.

 

* * *

«что мне нищему подать…» что

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«Что мне нищему подать…»

Что мне нищему подать

на исходе дня?

Небеса устали ждать

падшую меня.

Я возьму свой карандаш —

острый, как игла.

Нарисую рай-шалаш,

где жила-была.

И включу домашний свет,

жёлтый, словно плёс.

И создам автопортрет

с точностью до слёз.

Нищему отдам кольцо —

круглое, как «врозь».

Исказит моё лицо

зеркало насквозь,

Нарисуется камин –

чтобы руки греть.

Нарисуется «аминь» –

чтобы умереть.

Новым ластиком сотру

языки огня.

И когда-нибудь умру

на исходе дня.

 

* * *

Самолёт железной глотки долгий мерный

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

САМОЛЁТ Железной глотки долгий мерный крикСАМОЛЁТ

Железной глотки долгий мерный крик.

А остов – как ребро в стальном бессилье.

И кажется, что он застыл на миг

раскрыв объятья неподвижных крыльев.

Он на груди небес как будто крест,

и солнце на него взирает слепо.

Тяжелый гул, как медленный протест,

сквозь ореол разбуженного неба.

Летит, вписав полёт в орбиту лет,

летит, как не последний и не первый.

За ним – блестящий, белый, зыбкий след

канатом перетянутого нерва.

И в разряженной плотности небес

рисует цифры времени и счёта.

И забывая землю, мир, и вес,

знак смерти превращает в знак полёта.

 

Дон жуан воздух пьян. красивы

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

ДОН ЖУАН Воздух пьянДОН ЖУАН

Воздух пьян.

Красивы донны.

Очи – как огонь строки.

А твои глаза – бездонны,

гордый рыцарь без руки.

И бездонны, и – бездомны,

и – готовы для хулы.

Были ветреные – скромны,

были скромные – смелы.

День прекрасен.

Плащ удобен.

Чужды лица горожан.

От страстей теперь свободен

поседевший Дон Жуан.

Было смело, да нелепо

камню руку подавать.

Из удушливого склепа

душу каменную звать.

Но…

отпета

серенада.

Камень – в сердце у него.

Ничего теперь не надо,

Донна Анна, – ничего.

Муж, любовник – всё конечно,

узко, словно коридор,

перед легким словом «вечно»…

и превыше званье вор.

Новый остров.

Новый берег.

То ли збмок,

то ль – замόк.

Уговор –

дороже денег!

Был бы ключ – и дайте срок!

Муж, любовник – всё условно.

Грех, не грех – за всё плати.

Скучно.

Плоско.

Душно.

Словно –

слишком плотно во плоти!

Плыли – рыбою на сушу,

плыли – лодкою на мель.

Он же – демоном, да в душу.

Он же – призраком в постель.

«Я – один. Но Донна Анна –

было сладко повторять!»

«Я – одна. Но Дон Жуана

было весело терять!

Навсегда прощай – с любовью!

Мной – подведена черта!»

Дон Жуан и безлюбовье

Дон Жуан и пустота…

 

 

* * *