«мой принц женился на принцессе…»

 Автор: Наталья Точильникова

«Мой принц женился на принцессе…»

Мой принц женился на принцессе,

Мой бедный маг сошел с ума,

Я вора выгнала сама,

А мой безбожник ходит к мессе.

С тех пор сменилось три монарха

(Хотя совсем немного лет),

И в моде яд и пистолет,

А не опала, суд и плаха.

Мой принц давно меня не помнит,

Мой маг не помнит и себя,

Безбожник, Бога возлюбя,

В колокола теперь трезвонит.

Зато явился мой разбойник

(Теперь он служит королю,

Сменив умершего судью),

Богач, придворный и сановник.

Кому открыты судьбы наши?

Кто ведает пути людей?

Их верно угадать трудней,

Чем путь планет в небесной чаше.

Мой бывший принц лишен престола,

Мой маг покинул желтый дом,

Безбожник плюнул на амвон

И проклял воинство христово.

А мы с моим прекрасным вором,

Обчистив двор и короля,

Ступили на борт корабля,

Запели снасти дружным хором.

Прощай! О щедрая земля

Непредсказуемых событий,

Прибытий славных и отплытий,

И за здоровье короля!

 

Герольд великого царя (франциск ассизский)

 Автор: Наталья Точильникова

ГЕРОЛЬД ВЕЛИКОГО ЦАРЯ (Франциск Ассизский) Ничуть не думая, что зря, Что мир погиб во зле, Герольд Великого Царя Проходит по землеГЕРОЛЬД ВЕЛИКОГО ЦАРЯ

(Франциск Ассизский)

Ничуть не думая, что зря,

Что мир погиб во зле,

Герольд Великого Царя

Проходит по земле.

В его руке волшебный жезл,

На нем лоза и хмель.

Он нищ, но он богат, как Крез,

Гуляки веселей.

Он безоружен, но сильней

Разбойничьих ватаг,

Смирен и кроток, но смелей

Отчаянных вояк.

Его ограбят, оскорбят,

Он улыбнется вслед,

Кто светел, радостен и свят,

Тому и горя нет.

А впереди шумят моря,

Лежат поля, тихи,

И распевает друг Царя

Французские стихи.

 

Храм «мне ведомо акации цветенье.»

 Автор: Наталья Точильникова

ХРАМ                  ХРАМ

                 «Мне ведомо Акации цветенье.»

                                    Сергей Калугин

               «Но что дано мне в щит вписать?

               Датуры тьмы иль розы храма?

               Тубала медную печать

               Или акацию Хирама?»

                               Черубина де Габриак

1

Мой храм лозою перевит

И брошен, как Агарь,

И темным пламенем Лилит

Горит его алтарь.

Смирен, колени преклони

Пред этим божеством,

Но плоть-плутовку не кляни,

Не изнуряй постом.

У здешних праведников нрав

Веселый и простой,

Не слишком строг у нас устав,

Не труден путь святой.

А ты принес ли жертву, брат,

Превыше всех молитв? –

Растет Акация у врат,

Среди могильных плит.

Иди же, ветку обломи

И брось ее в огонь,

И имя новое прими,

И новый храм построй.

2

Я вернусь к Тебе, как Антоний,

Проиграв последнюю битву,

И замрут у порога кони,

И под сводом замрут молитвы.

Я убью не себя – гордыню

Да стремленье к земному царству.

В храм Акации и полыни,

Я пришел сюда, чтоб остаться.

Я в Твоей растворяюсь власти,

Все награда : и труд, и посох.

С чего взяли вы, что несчастен

Тот, кто принял священный постриг?

27.03.98 г.

 

Плач по святому альберту (альберту

 Автор: Наталья Точильникова

ПЛАЧ ПО СВЯТОМУ АЛЬБЕРТУ                      (Альберту Макашову) О горе нам, такой беды От века не случалося! Опять проклятые жиды! Святой Альберт скончалсяПЛАЧ ПО СВЯТОМУ АЛЬБЕРТУ

                     (Альберту Макашову)

О горе нам, такой беды

От века не случалося!

Опять проклятые жиды!

Святой Альберт скончался.

Плачь, убивайся, Русь Православная,

Слава новопреставленному!

Альберта ангел в рай ведет,

А бесы воют: «В ад!»

Но Петр дороги не дает,

Не отпирает врат.

Кто ж ворота райские сторожит?

Ясно, кто привратник-то – жид!

Ну, что ж, не солоно хлебав,

Идут на страшный суд,

А там жидов, что в церкви баб,

Одни носы растут.

Мы все батрачим, как и батрачили,

А у этих и здесь все схвачено!

И Яков жид, и Павел жид,

Андрей и Иоанн,

Строка еврейская бежит

По приговору: срам!

А в приговоре-то Преисподняя

Верному рабу Господнему.

Тогда Альберт пред тою пал,

Что милосердней всех,

И со слезами прошептал:

«Прости, коль было, грех!»

Пречистая Богородица

За всех грешников молится.

Но Всецарица говорит:

«Не стыдно ли тебе

О милосердии молить

Еврейку на суде?»

Так ведь и засудили героя!

О горе, православные, горе!

И вот Альберт низвержен в ад,

Вот так! Дела худы!

Ему Иуда шепчет: «Брат…»

И здесь одни жиды!

 

Праздник успения богородицы* vous кtes

 Автор: Наталья Точильникова

ПРАЗДНИК УСПЕНИЯ БОГОРОДИЦЫ* Vous кtes belle**, o Nфtre-Dame, То не смерть и не прощанье, Лягут лилии к ногам В честь небесного венчаньяПРАЗДНИК УСПЕНИЯ БОГОРОДИЦЫ*

Vous кtes belle**, o Nфtre-Dame,

То не смерть и не прощанье,

Лягут лилии к ногам

В честь небесного венчанья.

Вас выносят на плечах,

На носилках подвенечных

Шесть священников в плащах,

И кресты осьмиконечны.

Vous кtes belle, o Nфtre-Dame,

И белы хоругви, ризы.

Мы идем по берегам

Мимо дома Элоизы.

И стремится к небу храм

Арок каменным плетеньем,

В свете тихом, предвечернем,

Vous кtes belle, o Nфtre-Dame.

________________

*В праздник Успения по улицам Сите носят статую Богородицы

**Вы прекрасны

 

«луна валилась на спину, на

 Автор: Наталья Точильникова

«Луна валилась на спину, на пики…»

Луна валилась на спину, на пики

Далеких елей. Посох мой дрожал,

И трепетали звездных тварей лики,

И, ухмыляясь, Сириус сиял.

Я умирал. Мой путь окончен здесь:

В кресте дорог под гибнущей луною,

Где млечный путь холодною волною

Стекает с опрокинутых небес.

Я умирал, чтоб возродиться снова,

Вонзив свой посох в лезвие креста,

И пламя било ввысь, и было слово,

Разверзшее дрожащие уста.

И слово стало светом, я же – им,

Забыв себя в безумии творенья,

Срастив собой распавшиеся звенья

Вселенных. Я стал сущим, Элохим.

25.09.96 г.

 

Консьержери в консьержери поэт приравнен

 Автор: Наталья Точильникова

КОНСЬЕРЖЕРИ В Консьержери поэт приравнен к графу, И только тут, Наш брат в чести, когда идет на плаху, Иначе – шутКОНСЬЕРЖЕРИ

В Консьержери поэт приравнен к графу,

И только тут,

Наш брат в чести, когда идет на плаху,

Иначе – шут.

Наш брат в чести, когда лишенным чести

И проклятым людьми,

Его везут на колеснице мести

От врат Консьержери.

Под крик и смех, до площади с названьем

«De la Revolution»,

Поэту гильотина, как признанье

От будущих времен.

Кого мы вспомним в траурной повозке:

Вийон или Высоцкий? Или Китс?

Помост для нас не новость – все подмостки

Для публики убийц.

Тюремщика, плута и лихоимца,

Благодари,

Ведь только здесь поэт подобен принцу –

В Консьержери.

 

«господь одаривает равно…» господь одаривает

 Автор: Наталья Точильникова

«Господь одаривает равно…»

Господь одаривает равно.

Не сетуй счастлив и любим

На то, что жизнь твоя бесславно

Течет под знаменем чужим.

Встречай отчаянье в молчанье

Без водки и открытых вен,

Нет обреченных изначально,

И Бог был жертвою измен.

Наш Император рушит царства

Одним лишь росчерком пера,

Но с ним не слуги государства,

А псы у барского стола.

Не приглашен на пир пиратский

Ты разве будешь горевать?

Куда приятней ужин братский,

Вино да теплая кровать.

Довольно дань платить печали,

Она, как мы, неблагодарна,

Трепещут крылья за плечами –

Господь одаривает равно.

Из цикла «у врат иерусалима»

 Автор: Наталья Точильникова

ИЗ ЦИКЛА ИЗ ЦИКЛА «У ВРАТ ИЕРУСАЛИМА»

(1996 г.)

 

СМЕЮЩИЕСЯ АПОСТОЛЫ

Пойдем смеяться миру, я устал

От тех дорог, что залиты слезами.

Кто сердцу дарит веру, тот устам

Улыбку без сомнения подарит.

Пойдем смеяться солнцу и лесам,

Рассветы назовем «улыбкой Бога»,

А если кто-то скажет «грех и срам»,

Мы верный смех наш крикнем на подмогу.

Пойдем смеяться зверю «человек»,

Что мнит себя всесильным на потеху,

А если кто «юродивый» изрек,

Мы отвечать за нас позволим смеху.

Пойдем смеяться племени владык,

Их жадности, бесчестности и спеси,

А если кто-то крикнет «еретик»,

Мы хлесткий смех обидчику отвесим.

 

 

* * *

Гимн бургундии пойдем плясать в

 Автор: Наталья Точильникова

ГИМН БУРГУНДИИ                  Пойдем плясать в Бургундию!                                      почти Йейтс Бургундия! Под светлый кров Вернется рыцарь твой, В те замки, что растут из рвов, Заполненных водойГИМН БУРГУНДИИ

                 Пойдем плясать в Бургундию!

                                     почти Йейтс

Бургундия! Под светлый кров

Вернется рыцарь твой,

В те замки, что растут из рвов,

Заполненных водой.

Слуге он крикнет: «Мальчик мой,

Маконского сюда!

Ведь я вернулся – значит пой,

И прочь бежит беда.

Бургундии целую крест,

Как королеве я,

Я – рыцарь виноградных мест,

Моя Бургундия!

Паломник готикой сражен

И мнит, что видит рай,

А мне милее, чем Дижон,

Подсолнуховый край.

Люблю я Альп далеких цепь

И тихое Клюни.

Забудь же город, эту клеть,

Да песню затяни.

Останься, паж, не торопись,

Себе вина налей,

Моей богине поклонись,

Бургундии моей.»

 

* * *