«я, словно бы кем-то ведомый.»

 Автор: Кирилл Ковальджи

«Я, словно бы кем-то ведомый.»

Я, словно бы кем-то ведомый.

иду, незнакомый, знакомый,

единственный, неповторимый

и любящий вас и любимый.

Люблю и ловлю я призывы:

любите, пока еще живы,

пока вы былинка, былина,

пока вы не камень и глина,

пока вы не вздох бессловесный.

не ветер земной и небесный…

* * *

«сигареты, коньяк…» сигареты, коньяк и

 Автор: Кирилл Ковальджи

«Сигареты, коньяк…»

            Сигареты, коньяк

и слова грубоватой бравады…

Наплевать мне, что так, что не так,

в чем права ты, а в чем не права ты.

Я немую охоту люблю –

терпеливо, упрямо, пристрастно

я мгновенья ловлю,

те минуты, когда ты бываешь прекрасна.

Пусть другие тебя и не видят такой:

прозаический быт – он дальтоник…

Я живой огонек прикрываю рукой,

я его согреваю в ладонях,

уношу его ночью домой

и гляжу на него с благодарной тоской

и с непарной строкой о тебе

                               засыпаю…

 

* * *

«прости меня, солнце,» прости меня,

 Автор: Кирилл Ковальджи

«Прости меня, Солнце,»

Прости меня, Солнце,

но в центре Вселенной – Земля,

затем, что жива,

затем, что одна такова,

а где еще можно увидеть шмеля,

а где еще шепчется с ветром трава,

а где еще я –

лег и руки раскинул,

ресницами синь облаков шевеля!..

Сократ – что поведать перед

 Автор: Кирилл Ковальджи

СОКРАТ     – Что поведать перед отбытием     в неизвестное, безотрадное?     Жизнь –            большое событие,     смерть –             заурядноеСОКРАТ

    – Что поведать перед отбытием

    в неизвестное, безотрадное?

    Жизнь –

           большое событие,

    смерть –

            заурядное…

    Так успей же себя в пути

    исчерпать до последней степени,

    чтоб в могилу не унести

    ни догадки,

          ни песни,

             ни семени.

И когда тебя пустота

обовьет утешительным пологом,

отзовется

            гулким колоколом

жизни прожитой

            полнота!

 

 

* * *

След да или нет говорю

 Автор: Кирилл Ковальджи

СЛЕД Да или нет говорю – и меняется что-то вокруг; человека я другом назвал - и он вырос вдруг, и крепче стало пожатие рук; подлеца я назвал подлецом, - он запомнит меня навсегда, как вода – повеление льдаСЛЕД

Да или нет говорю –

и меняется что-то вокруг;

человека я другом назвал —

и он вырос вдруг,

и крепче стало пожатие рук;

подлеца я назвал подлецом, —

он запомнит меня навсегда,

как вода – повеление льда…

Без меня – дни не те, и не те вечера,

я целовал женщину –

и она не такая уже, как вчера,

я нарисовал небо –

и оно не такое уже, как везде,

все будут видеть небо таким,

как на моем холсте,

шепот леса я записал на нотном листе

и всякий отныне в шепоте леса

слышит песню с нотной бумаги;

я наделил смыслом бессмысленный знак –

и всякий отныне видит смысл в этом знаке.

Я в землю уйду, когда настанет пора,

и земля не будет такой, как вчера,

и если сотрет мой след на песке

неустанное море,

по всему побережью скользя,

след все-таки был,

а это стереть нельзя.

* * *

Африканская мозаика 1 …голый негр

 Автор: Кирилл Ковальджи

АФРИКАНСКАЯ МОЗАИКА 1 АФРИКАНСКАЯ МОЗАИКА

1

…Голый негр

                     на пальму взбирается быстро,

на закорках

                     грохочет битлами транзистор, —

значит, быт мой московский

                     не так одинаков,

если Африка в нем

                     восклицательным знаком;

ах, лагуну добавь,

                     деревушку на сваях,

за моторкой угнавшихся вплавь

                     чертенят-попрошаек,

это было – когда? –

                     над Москвой морозной

черный блик,

                     африканский мирах светоносный.

2

…В облака пробивается лайнер –

                     и вскоре

под крылом, как открытка,

                     Средиземное море,

а под вечер

                     над джунглями пар, словно вата,

в океан

                     кипятильником брошен экватор.

Что за ночь! В Дуала

                     (это порт в Камеруне)

приземляется «Боинг» парной

                     (в июне),

воздух душно пахнет

                     французским мылом,

дождь дымится, как душ

                     (не вчера ль это было?),

только время – не то,

                     что считает Европа,

а вращенье вселенского 

                     калейдоскопа,

его вертят клешнями

                     гигантские крабы:

костяные,

                     сухие, как смерть, баобабы.

3

…По пустынной саванне

                     спешит голубая машина

(это в Африке было,

                     посредине Бенина),

вдруг, как радужный смерч,

                     толпясь и блистая,

налетает безумная бабочек стая –

от песков до небес,

                     ни конца ей, ни края.

Но сналета – о, Господи! —

                     горе немое:

смерть цветасто пятнает

                     стекло ветровое!

«Тормози!

                     Мы врываемся в рай, как убийцы!..» —

это в Африке было,

                     в Москве повторяется, снится:

мчатся бабочки снова,

                     большие, как птицы,

золотые, лиловые, алые, черные,

небывалые,

                     обреченные…

Электронные часы часы ручные тикали

 Автор: Кирилл Ковальджи

ЭЛЕКТРОННЫЕ ЧАСЫ Часы ручные тикали - бессонные труды, а новые – не дико ли? - набрали в рот водыЭЛЕКТРОННЫЕ ЧАСЫ

Часы ручные тикали —

бессонные труды,

а новые – не дико ли? —

набрали в рот воды.

Теперь не слышу времени,

теперь оно ко мне

среди чужого племени

крадется в тишине.

 

* * *

Ночная баллада «вот в этой

 Автор: Кирилл Ковальджи

НОЧНАЯ БАЛЛАДА НОЧНАЯ БАЛЛАДА

«Вот в этой книге жизнь моя,

         мои полсотни лет,

война, чужбина и беда,

         любовь, тоска и свет,

здесь весь мой мир…» —

         в ночном лесу

так говорил поэт,

         а у нее лишь красота

и девятнадцать лет.

 

Ей было девятнадцать лет,

         она была права,

в ту ночь ей были ни к чему

         далекие слова, —

когда он книгу ей вручил,

         она из озорства

ее метнула в темноту,

         где корни и трава.

 

«Посмотрим, сможешь ли, поэт,

         былое превозмочь?

За кем погонишься из нас?» —

         и побежала прочь.

Но медленно пошел поэт

         своим путем сквозь ночь,

один шагал он, и никто

         не мог ему помочь…

 

Она вернулась и нашла

         ту книгу меж корней.

Он не узнал…

          И умер он

         в один из черных дней.

Но после смерти всё ясней

         вставал он перед ней…

Она состарилась в глуши.

         Что может быть грустней?

 

* * *

Полоумный я научен теперь, я

 Автор: Кирилл Ковальджи

ПОЛОУМНЫЙ Я научен теперь, я научен, я прикинусь нормальным, иначе будут снова ловить и настойчиво мучитьПОЛОУМНЫЙ

Я научен теперь, я научен,

я прикинусь нормальным, иначе

будут снова ловить и настойчиво мучить.

Делать нечего. Поутру

просыпаюсь, иду умываться, —

хлещет кровь из открытого крана,

ничего, я беру полотенце,

отпечаталось красным лицо,

всё в порядке, я к вам выхожу,

напевая игривый мотив,

все довольны, и завтрак на столике, —

в этом мире никто не убит.

 

«тоскуют сегодня ночью быки, коровы

 Автор: Кирилл Ковальджи

«Тоскуют сегодня ночью быки, коровы и овцы,»

Тоскуют сегодня ночью быки, коровы и овцы,

которых на бледном рассвете погонят гуртом на убой,

тоскуют сегодня ночью львы, слоны и жирафы,

которых утром снова разглядывать люди придут,

тоскуют сегодня ночью бездомные кошки, собаки,

которых завтра утром не пустят опять на порог,

тоскует сегодня ночью земля, насытившись ливнем,

не будучи больше в силах влагу в себя принимать…

Тоскую сегодня ночью, потому что завтра опять…

 

* * *