«с электрички путь недальний…» с

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

«С электрички путь недальний…»

С электрички путь недальний –

Стук колес и снега хруст,

Но цветет всю зиму в спальне

С дачи вывезенный куст,

Словно всполох звездной касты

Сквозь резной узор теней.

Нет зимы на свете – астры

Крест поставили на ней.

Спят клубком две кошки в кресле:

Мур да мур – сплошной интим.

…А зимы не будет, если

Мы её не захотим.

 

Сказание о пустынножителе сергии взглядом

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

СКАЗАНИЕ О ПУСТЫННОЖИТЕЛЕ СЕРГИИ Взглядом с кротостью тихих стариц И разящей стрелы прямей Осени меня, Сергий-старец, Иже отрок ВарфоломейСКАЗАНИЕ О ПУСТЫННОЖИТЕЛЕ СЕРГИИ

Взглядом с кротостью тихих стариц

И разящей стрелы прямей

Осени меня, Сергий-старец,

Иже отрок Варфоломей.

Именитого рода отпрыск

С детства схиму принять готов.

Лёг ордынских пожаров отблеск

На великий тобой Ростов.

А что матушка всё корила,

Буквы виделись, как в дыму:

Хоть прилежен был сын Кирилла,

Да ученье не шло ему.

От усилий дрожали губы –

Слоги в слово свести в конце.

Раз явился ему под дубом

Странник в рубище и венце.

Столь в чертах его было лада,

И стоял он, лицо склоня,

Вопрошая: «Что хочешь, чадо

Сердцу милое, от меня?

Не обижу тебя отказом,

Чую Господа Благодать…»

Умолял его отрок разум

К постиженью Писанья дать.

Позабыл он, что послан в поле

На подворье вернуть коней,

Чтенье белого света боле

Возлюбивший Варфоломей.

И родителей век покоя,

Сын послушный, искусный чтец

Скит свой видел он над рекою

В месте, названном – Маковец,

Келью брата и елей лапы,

Быт, который суров и прост.

Освятить же их церковь дабы

Шлёт священника Феогност.

Там, где древние свет видяху

Или слышаху голоса,

Где теснятся к жилью со страху

Глухо стонущие леса,

Где под вьюгу в январской стыни,

Разделявший с ним груз невзгод,

Не осилив житья пустыни,

В монастырь его брат уйдёт.

Груз тот взвесить – нужны весы ли?

Весть оставил о нём свою

Византиец святой Василий

В «Наставлении» к житию.

В малой келье горит лучина,

Но по-прежнему в ней темно,

И хохочущая личина

Мрака вмёрзла в её окно.

Хоть из брёвен была нешатких,

Поддалась она, та стена,

Бесам в остроконечных шапках,

С кем пришёл к нему Сатана.

И дрожала его церквица,

И кричали ему: «Беги!»

Сергий вслух продолжал молиться:

«…Расточатся Его враги!»

И по слову зажглась лампада,

Свет разлился не от огня.

Сергий слышал: «Что хочешь, чадо

Сердцу милое, от Меня?

Не коснется сих стен разруха,

Ибо здесь Моя Благодать».

Он испрашивал силу духа

В одоленье видений дать.

Снова взору светло и лепо.

Голод легче вдвоём терпеть.

Вот последнюю меру хлеба

Ест с ладони его медведь.

В самом сердце сосновой чащи

Иже Сущий на Небеси

Слышит Сергия Зов, звучащий

Во спасенье всея Руси.

И к единствовавшу две лете,

Боле, мене того, неведь,

Чьим хранителем был у клети

Приручённый зимой медведь,

Потянулись другие братья,

Сокровенным речам внемля,

Дабы стойкостью их, как ратью,

Укрепилась к врагам земля,

Дабы каждого, кто достоин

Подпереть её мир плечом,

Ограждал бы сам Сергий-воин

Духа выкованным мечом.

И у стен неземного Града

При немеркнущем свете дня

Спрос держал он: «Что хочешь, чадо?» –

Чая слов: «Избери меня!»

 

* * *

Лилит трёх ангелов послал за

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

ЛИЛИТ Трёх Ангелов послал за ней Господь, Готовых сделать так, как Он велит: И сорную траву в садах полоть, И укрощать строптивицу ЛилитЛИЛИТ

Трёх Ангелов послал за ней Господь,

Готовых сделать так, как Он велит:

И сорную траву в садах полоть,

И укрощать строптивицу Лилит.

За всё ей причинённое добро

Смирения напрасно ждал Адам,

Но прежде чем извлечь его ребро,

Трёх Ангелов послали по следам.

И вот над Красным морем три гонца,

Где цвет грядущих войн в волнах разлит,

От имени Адамова Отца

Слетелись урезонивать Лилит:

Из глины, но не значит, что равна.

Вольна средь предначертанных путей.

И коль рожать откажется она,

Так значит будет убивать детей.

И в каждом, кто не вовремя зачат

И в жертву принесён в известный срок,

Она с тех пор оплакивает чад

Из-за того, что бог мужчин жесток.

 

* * *

«…и летят скупые вести…» …и

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

«…И летят скупые вести…»

…И летят скупые вести,

Словно стрелы из засад,

Как мы жили-были вместе

Двести лет тому назад.

Выбирали «или-или»:

Вправо – конь, а прямо – сам, –

И друг друга так любили,

Как угодно небесам.

Нить судьбы была сурова,

Грозен далей окоём,

Чтобы отпустили снова

Жить на Землю нас вдвоём.

 

 

* * *

«совместный быт намного крепче страсти…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

«Совместный быт намного крепче страсти…»

Совместный быт намного крепче страсти

За десять лет друг с другом нас спаял

И научил на внешние напасти

Смотреть с улыбкой из-под одеял.

Хотя б в предместье дантовского Дита

Стоял наш дом у бездны на краю:

Когда извне пришедшее забыто,

Внутри себя живешь почти в раю.

В тепле окно на кухне запотело,

И я рисую пальцем по стеклу.

Тысячелетье мимо пролетело,

Столетье погружается во мглу,

И хочет год от века отделиться,

И начинает вечностью сквозить,

Пока я тщусь Небесную Столицу

Поверх земной в окне изобразить…

31 декабря 2000

 

Кармический этюд видит, кто кого

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

КАРМИЧЕСКИЙ ЭТЮД Видит, кто кого обидит, Кто остался на мели, Чья победа боком выйдет, Бог в заоблачной дали, Где стенаний отголоски Унисона сфер слышнейКАРМИЧЕСКИЙ ЭТЮД

Видит, кто кого обидит,

Кто остался на мели,

Чья победа боком выйдет,

Бог в заоблачной дали,

Где стенаний отголоски

Унисона сфер слышней.

Отольются кошке слёзки –

Мышка власть возьмёт над ней:

В плошке масло слижет с каши,

Ляжет спать среди белья,

А потом возьмёт и скажет:

«Государство – это я!»

Острозубыми устами

Кошке кости станет мять,

И придётся их местами

В жизни снова поменять.

 

* * *

Ясень иггдрасиль когда ты выбьешься

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

ЯСЕНЬ ИГГДРАСИЛЬ Когда ты выбьешься из сил, Земле и небу свой, Услышь, как ясень Иггдрасиль Прошелестит листвойЯСЕНЬ ИГГДРАСИЛЬ

Когда ты выбьешься из сил,

Земле и небу свой,

Услышь, как ясень Иггдрасиль

Прошелестит листвой.

Сколь это древо ни руби,

Силки на птиц ни ставь,

Но солнца высветит рубин

В листве иную явь.

Воссядут наверху орёл

И ястреб Вельдфёрнир:

Теперь, куда бы ты ни брёл,

Тебя отыщет мир.

Не повредит дракон Нидхёгг

Корней, проросших в твердь.

Ступай любой из трёх дорог –

Нигде не встретишь смерть.

Не верь, что он уйдёт в золу

И не оставит пня,–

То белка скачет по стволу,

Как язычок огня.

 

«я нахожусь в середине жизни…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

«Я нахожусь в середине жизни…»

Я нахожусь в середине жизни

И задаю Бытию вопросы.

Солнце в Небесной своей Отчизне

Свет расплело, как Рапунцель косы,

На семь лучей с переходным цветом,

Сотни оттенков живой природы.

Я нахожусь между тьмой и светом,

Злостью памфлета, восторгом оды.

Те, кто учил меня, что первично

И познаваемо в мире, где вы?

Первый звонок прозвучал привычно –

Новой Эпохи! – в созвездье Девы

Между сентябрьской листвы метелью

И лепестками апрельской вьюги,

Между кончиною и купелью,

Вдохом и выдохом в каждом круге.

 

* * *

Бретань по указу сбором дани

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

БРЕТАНЬ По Указу сбором дани Прошлой жизни занята, Вижу берега Бретани, Но Бретань совсем не та: С картой нынешней не сверить Очертанья скал и гор, Но цветёт всё так же вереск По дороге в Кот-дю-НорБРЕТАНЬ

По Указу сбором дани

Прошлой жизни занята,

Вижу берега Бретани,

Но Бретань совсем не та:

С картой нынешней не сверить

Очертанья скал и гор,

Но цветёт всё так же вереск

По дороге в Кот-дю-Нор.

Время новой эры дата

Делит ровно пополам,

И Твердыня Монсальвата

Служит гранью двум мирам.

В каменные окна веет

Слово, словно сквозь уста,

И лучей раскрытый веер

Озаряет те места.

Знаю, в замке есть ротонда.

Духом крепче, чем гранит,

Птица-Дева, Эсклармонда,

В ней Святой Грааль хранит.

Но Атлантики атака

Вновь бурлит на берегу.

Я ещё не вижу знака,

Слово вспомнить не могу…

 

Марфа и мария не как

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

МАРФА И МАРИЯ   Не как Марфа, та всю жизнь о разном, как Мария – только об одном, – надо думать только о прекрасном, хлопотать не стоит об ином!…                    Евгений Винокуров   Петру не наладить ветрила, Не выйти уже на корму… …Лишь Марфа Иисуса кормила – Мария внимала ЕмуМАРФА И МАРИЯ

 

Не как Марфа, та всю жизнь о разном,

как Мария – только об одном, –

надо думать только о прекрасном,

хлопотать не стоит об ином!…

                   Евгений Винокуров

 

Петру не наладить ветрила,

Не выйти уже на корму…

…Лишь Марфа Иисуса кормила –

Мария внимала Ему.

Не встретить студёного шквала,

Дробящего утлый челнок…

…Лишь Марфа Ему подавала –

Мария сидела у ног.

Петром припасённая рыба

Легла бы на Марфин поднос.

Склонившись к Марии, «спасибо»

Чуть слышно Иисус произнёс,

Как будто звучанием арфа

Пронзила небес бирюзу.

И пела Мария, а Марфа

Украдкой смахнула слезу.