«с электрички путь недальний…» с

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

«С электрички путь недальний…»

С электрички путь недальний –

Стук колес и снега хруст,

Но цветет всю зиму в спальне

С дачи вывезенный куст,

Словно всполох звездной касты

Сквозь резной узор теней.

Нет зимы на свете – астры

Крест поставили на ней.

Спят клубком две кошки в кресле:

Мур да мур – сплошной интим.

…А зимы не будет, если

Мы её не захотим.

 

Февраль обещают дожди и еврейский

 Автор: ИЗ КНИГИ "ЧЕТВЁРТАЯ ТРОЯ"

ФЕВРАЛЬ Обещают дожди и еврейский погром, И простуда шныряет по-свойски в запах, И срывается месячный серп топором На сугробы в несвежем отрепье рубахФЕВРАЛЬ

Обещают дожди и еврейский погром,

И простуда шныряет по-свойски в запах,

И срывается месячный серп топором

На сугробы в несвежем отрепье рубах.

Нет влажней этой талой февральской земли.

Пухнут почки на ветках укусами ос.

Нам отвесили снег в декабре, как ксилит,

Нас обвесили радостью снега до слёз.

Ветви вербы вербуют ветра под ножи

В усеченные стаи бескрылых калек.

Нас ограбил небесный Аптекарь на жизнь:

И на век золотой, и на каменный век.

 

* * *

«под окном моим больничным…» под

 Автор: ИЗ КНИГИ "КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ"

«Под окном моим больничным…»

Под окном моим больничным

Не простаивал ночей

И вареньем земляничным

Не приваживал врачей

Ради нашего дитяти:

Чтоб родился, чтобы жил,

Чтоб его Господь-Создатель

В люди рукоположил.

Не готовил полотенца,

Пот со лба не утирал,

А хотел бы, чтоб младенца

До того Господь прибрал.

Исполать тебе, детина,

По желаниям твоим

Не прорвется ввек плотина

Тем, кто мною был таим.

Для утехи, для отмщенья

Он не явится на свет.

Не вымаливай прощенья –

Искупителя-то нет!

 

* * *

Суматра снег растает, и я

 Автор: ИЗ КНИГИ "ОРДЕН ГОСПИТАЛЬЕРОВ"

СУМАТРА Снег растает, и я оживу – Заспешу, задышу, зарифмуюСУМАТРА

Снег растает, и я оживу –

Заспешу, задышу, зарифмую.

Мне бы только увидеть траву,

Свет не сквозь облака – напрямую.

И за что нам такая зима –

С ноября по апрель на полгода?

Скрежет жести вползает в дома

Вместо щебета и – непогода!

На Суматре леса зелены,

Дышит жаром из жерла Керинчи.

В манграх – символах вечной весны

След, проложенный лавой, коричнев.

Вот же выпало, словно в лото,

Счастье жить среди райского сада.

В Палембанге, Паданге никто

Не слыхал о поре листопада.

Здесь в почёте любые цвета,

Только белый придержан в застенке.

Даже снег на вершинах хребта

Барисана меняет оттенки.

 

Сказание о пустынножителе сергии взглядом

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

СКАЗАНИЕ О ПУСТЫННОЖИТЕЛЕ СЕРГИИ Взглядом с кротостью тихих стариц И разящей стрелы прямей Осени меня, Сергий-старец, Иже отрок ВарфоломейСКАЗАНИЕ О ПУСТЫННОЖИТЕЛЕ СЕРГИИ

Взглядом с кротостью тихих стариц

И разящей стрелы прямей

Осени меня, Сергий-старец,

Иже отрок Варфоломей.

Именитого рода отпрыск

С детства схиму принять готов.

Лёг ордынских пожаров отблеск

На великий тобой Ростов.

А что матушка всё корила,

Буквы виделись, как в дыму:

Хоть прилежен был сын Кирилла,

Да ученье не шло ему.

От усилий дрожали губы –

Слоги в слово свести в конце.

Раз явился ему под дубом

Странник в рубище и венце.

Столь в чертах его было лада,

И стоял он, лицо склоня,

Вопрошая: «Что хочешь, чадо

Сердцу милое, от меня?

Не обижу тебя отказом,

Чую Господа Благодать…»

Умолял его отрок разум

К постиженью Писанья дать.

Позабыл он, что послан в поле

На подворье вернуть коней,

Чтенье белого света боле

Возлюбивший Варфоломей.

И родителей век покоя,

Сын послушный, искусный чтец

Скит свой видел он над рекою

В месте, названном – Маковец,

Келью брата и елей лапы,

Быт, который суров и прост.

Освятить же их церковь дабы

Шлёт священника Феогност.

Там, где древние свет видяху

Или слышаху голоса,

Где теснятся к жилью со страху

Глухо стонущие леса,

Где под вьюгу в январской стыни,

Разделявший с ним груз невзгод,

Не осилив житья пустыни,

В монастырь его брат уйдёт.

Груз тот взвесить – нужны весы ли?

Весть оставил о нём свою

Византиец святой Василий

В «Наставлении» к житию.

В малой келье горит лучина,

Но по-прежнему в ней темно,

И хохочущая личина

Мрака вмёрзла в её окно.

Хоть из брёвен была нешатких,

Поддалась она, та стена,

Бесам в остроконечных шапках,

С кем пришёл к нему Сатана.

И дрожала его церквица,

И кричали ему: «Беги!»

Сергий вслух продолжал молиться:

«…Расточатся Его враги!»

И по слову зажглась лампада,

Свет разлился не от огня.

Сергий слышал: «Что хочешь, чадо

Сердцу милое, от Меня?

Не коснется сих стен разруха,

Ибо здесь Моя Благодать».

Он испрашивал силу духа

В одоленье видений дать.

Снова взору светло и лепо.

Голод легче вдвоём терпеть.

Вот последнюю меру хлеба

Ест с ладони его медведь.

В самом сердце сосновой чащи

Иже Сущий на Небеси

Слышит Сергия Зов, звучащий

Во спасенье всея Руси.

И к единствовавшу две лете,

Боле, мене того, неведь,

Чьим хранителем был у клети

Приручённый зимой медведь,

Потянулись другие братья,

Сокровенным речам внемля,

Дабы стойкостью их, как ратью,

Укрепилась к врагам земля,

Дабы каждого, кто достоин

Подпереть её мир плечом,

Ограждал бы сам Сергий-воин

Духа выкованным мечом.

И у стен неземного Града

При немеркнущем свете дня

Спрос держал он: «Что хочешь, чадо?» –

Чая слов: «Избери меня!»

 

* * *

Лилит трёх ангелов послал за

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

ЛИЛИТ Трёх Ангелов послал за ней Господь, Готовых сделать так, как Он велит: И сорную траву в садах полоть, И укрощать строптивицу ЛилитЛИЛИТ

Трёх Ангелов послал за ней Господь,

Готовых сделать так, как Он велит:

И сорную траву в садах полоть,

И укрощать строптивицу Лилит.

За всё ей причинённое добро

Смирения напрасно ждал Адам,

Но прежде чем извлечь его ребро,

Трёх Ангелов послали по следам.

И вот над Красным морем три гонца,

Где цвет грядущих войн в волнах разлит,

От имени Адамова Отца

Слетелись урезонивать Лилит:

Из глины, но не значит, что равна.

Вольна средь предначертанных путей.

И коль рожать откажется она,

Так значит будет убивать детей.

И в каждом, кто не вовремя зачат

И в жертву принесён в известный срок,

Она с тех пор оплакивает чад

Из-за того, что бог мужчин жесток.

 

* * *

Бокал, из которого не могу

 Автор: ПЕРЕВОДЫ С ХОРВАТСКОГО

БОКАЛ, ИЗ КОТОРОГО НЕ МОГУ НАПИТЬСЯ Однажды я шла вдоль садовой ограды И вижу – открыта чужая калиткаБОКАЛ, ИЗ КОТОРОГО НЕ МОГУ НАПИТЬСЯ

Однажды я шла вдоль садовой ограды

И вижу – открыта чужая калитка.

Там люди сидели и мне были рады,

Махнули – зайди и отведай напитка!

Но я почему-то у входа застыла,

В улыбке лицо растянуть не готова,

Уже представляя, как здорово было

Вина пригубить и сказать для них слово.

Оно каплей мёда хотело сорваться

На стол с языка, обращённого в соты,

Но я не спешила во двор тот соваться,

Как будто меня туда звали раз в сотый,

Чтоб снова столкнуться с упорством улитки,

Которую стали склонять к новоселью.

Я вечно стоять не могла у калитки,

В мечтах предаваясь чужому веселью

И глядя на их оживленные лица –

Ведь надо на что-то решаться однажды!

Но мне из бокала того не напиться,

Вино это не утолит моей жажды.

Такая вот мысль меня вдруг посетила

Под звон хрусталя и приборов бряцанье,

Пока разбухало в бокале светило

И делались громче в саду восклицанья.

 

Михайловское багрец с позолотой в

 Автор: ИЗ КНИГИ "ОРДЕН ГОСПИТАЛЬЕРОВ"

МИХАЙЛОВСКОЕ Багрец с позолотой в Михайловском парке, Провеяно жито, просеяна озимьМИХАЙЛОВСКОЕ

Багрец с позолотой в Михайловском парке,

Провеяно жито, просеяна озимь.

Поэт переносит в тетрадь без помарки

С листов черновых очевидную осень.

Нам дуб в Лукоморье пожалует жёлудь,

А жилистый корень подставит подножку

И вышлет навстречу учёную молодь –

Не по цепи ходят, а топчут дорожку.

Не долы и рощи, а в рамах картины.

На холст так и просятся эти пейзажи:

В пожухших кольчугах дубы-исполины,

Берёзы, стволы измаравшие в саже,

Дупло, где записки кидали в развилку.

Аллея и линзы озёрной кружало.

Случись отбывать мне в Михайловском ссылку,

На Мойку отсюда бы я не сбежала!

И в доме доходном не стала б селиться,

И насмерть с французским плейбоем стреляться.

Меня калачом не заманишь в столицы,

Где спят до заката и ночь веселятся,

Где всё, что имеют, спускают до нитки,

Вдову и сирот без гроша оставляют

(Потом император покроет убытки)

И образ невольника чести являют.

 

* * *

Андраш вашахрейн песнь о деве

 Автор: ИЗ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ВЕНГЕРСКОЙ ПОЭЗИИ

АНДРАШ ВАШАХРЕЙН   ПЕСНЬ О ДЕВЕ МАРИИ Мать Исуса Господа благая И Хозяйка Ангельского края, Славься, чистым душам помогая Влиться в небо сквозь калитку рая! Роза мира, дев невинных младость, Страстотерпцев праведная радость, Патриаршей поздней славы сладость, Ангельская кротость, мудрость, святость, Славься ныне, присно, на Престоле Солнце светит, мир стоит доколе, В поднебесье и земной юдоли, Где скорбела о сыновней долеАНДРАШ ВАШАХРЕЙН

 

ПЕСНЬ О ДЕВЕ МАРИИ

Мать Исуса Господа благая

И Хозяйка Ангельского края,

Славься, чистым душам помогая

Влиться в небо сквозь калитку рая!

Роза мира, дев невинных младость,

Страстотерпцев праведная радость,

Патриаршей поздней славы сладость,

Ангельская кротость, мудрость, святость,

Славься ныне, присно, на Престоле

Солнце светит, мир стоит доколе,

В поднебесье и земной юдоли,

Где скорбела о сыновней доле.

Льнут святые к Лику светлым взором,

Старцы горьким делятся укором,

«Аве» – дети распевают хором,

Воры просят не клеймить позором.

Крест сыновний поддержав плечами,

Утоли всем страждущим печали

В свой черёд, но старикам – вначале,

Чтобы смерть с улыбкою встречали.

Будь для правды путеводным светом,

Сыну нежной нянькою при этом,

Берегиней – данному Заветом,

Льду людского горя – райским летом.

Возложившим на тебя надежды

Будь нам всем Заступницей, как прежде,

Праведникам, чьи белы одежды,

Приоткрой на участь грешных вежды.

Осени страдальцев благодатью,

Милостью отметь их, как печатью,

Не суди убожество по платью,

Заступись за нищих перед знатью.

Обрати на пользу смысл Завета

Евиной виной лишённым света,

Вспомяни грехопаденье это

И верни нам милость Параклета.

Умываясь жизни смертным потом,

Следуя людских грехов болотом

И мирских страстей водоворотом,

Молим – будь спасения оплотом!

У Тебя приют находят вдовы,

Яства для сирот всегда готовы,

Превращаешь рубище в покровы,

В скорби – счастья раздаешь подковы.

Мы на свет родимся с громким криком

И живём в тщеславии великом,

Странникам, страдальцам и каликам

Просияй во мраке Светлым Ликом!

Женственности чистой отраженье,

Упованье павшего в сраженье,

Воина к триумфу приближенье,

Сатанинской злобы сокрушенье.

О Тебе апостольское слово,

Триединства тайная основа,

Обещанье торжества иного

Мученикам, крест влачащим снова.

Разум дай царям младым и старым,

Стань усопшим – воскресенья даром,

Туркам – посрамления кошмаром,

В бедах будь Заступницей мадьярам!

В граде Пеште сочинил я это

В тысяча пятьсот восьмое лето

С Рождества Христова, а примета –

Улица Петра была там где-то.

Лью хвалу Пречистой, словно лаву,

Иисуса имя чту по праву,

Всем, кто вхож в небесную державу,

Троице Святой пою я славу.

«…и летят скупые вести…» …и

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

«…И летят скупые вести…»

…И летят скупые вести,

Словно стрелы из засад,

Как мы жили-были вместе

Двести лет тому назад.

Выбирали «или-или»:

Вправо – конь, а прямо – сам, –

И друг друга так любили,

Как угодно небесам.

Нить судьбы была сурова,

Грозен далей окоём,

Чтобы отпустили снова

Жить на Землю нас вдвоём.

 

 

* * *