На ночь сказочки баба! ба-ба!

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

НА НОЧЬ СКАЗОЧКИ Баба! Ба-ба! Что ж так тяжко? – А ты, вздохни поглубже и забудьНА НОЧЬ СКАЗОЧКИ

Баба! Ба-ба! Что ж так тяжко?

– А ты, вздохни поглубже и забудь.

– Баба! Ба-ба! Что ж так мутно?

– А ты глаза закрой и не смотри.

– Баба! Ба-ба! Отчего же всё так непонятно?

– А ты не думай и вперёд иди.

– Баба! Ба-ба! Нету сил, нету!!!

– Ты кулачком подопри челюсть

Ты кулачком подопри щёку

Пястьем тыльным лобик

Ладошкой тёплой темя

Локотком упрись в землю

Да на грудь ляг твёрдо

Стань камнем холодным в снеге

Стань деревом мёртвым в почве

Стань углем чёрным в пепле.

Боженька молнию бросит

Боженька огнем дыхнет

Боженька искрой запляшет!

Возродится фениксом тельце

Заиграет фениксом душенька

Запылает фениксом дух.

Полетят перья-стрелы звонкие

Заискрят мощью мысли-рифмы.

В смерти – радость, жизнь – в гибели

Обрящеши спасение во творчестве!

Для поэта возрождения таинства

Пыткой-мукой – обязанность:

Голым нервом, без кожи струнами

По земле волочиться, ползти,

И глядеть в небо – обязанность

Быть созвучным до боли, до болести

Писать кровью, на гранитах костями царапать.

– А-а-аааа! Баба! Ба-ба!!!

Что ж так тяжко всё-то устроено!?

Что ж так горько мне жить предписано?!?

– Не знаю, родненький, не знаю.

Ты, спи, золотце многострадальное, спи.

25 октября 2005 года.

 

 

Забытые вещи (бюро находок) распласталась

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

ЗАБЫТЫЕ ВЕЩИ ЗАБЫТЫЕ ВЕЩИ

(Бюро находок)

Распласталась по скамейке

В нелепых красных лоскутах

На скамейке распятая

Тряпичная кукла всеми забытая

Ногу свесила, упёрлась об небо

Рисованным глазом с синей слезой.

Сверху – брошены, сброшены, скошены

Листья на асфальты потресканные

На чёрных газонах, дорожках пестреют мертво;

Парк, взгрустнувший дождливо,

Опустошён, выпотрошен Осенью,

Осенью мокрой, ленивой, настырной.

Желто под ногами,

Серо в небесах

Задавлен домами

В седых волосах

Озябший – я сплю

На диване в гостиной

В сырых простынях.

Ветер хлопает дверью, окнами,

Я, просыпаясь, глазами.

Вижу всё тоже,

лышу всё тоже:

Разбежались по комнатам гости,

Осторожно по коже

Друг друга гладить, мыть кости.

Что же мне в этой Осени

Досталось на десерт за ужином?

Осталось в гостиной на ночь? –

Тишина, безмолвие, опять-таки Осень

В онемении ветер долбит

Крыши, ветки, хлещет

Рифмы, тихо, прытко

В мозги, в тело зыбко:

В настоящем – память

В прошлом – счастье

Грызть и грезить

Вместе ставить

Быль и небыль.

Шелухой отрезать срезать сбросить

Тишину, Безмолвие и Осень.

Но как? Как это? Как же?

Пестреют лоскутами простыни

в мутном то ли дне, то ли утре,

Безвольно руки разбросаны –

без хозяина вожжи

Без хозяина кукла брошена,

голова в сонной пудре,

тело в Кама-сутре,

Забытая кукла брошена

Хозяином, Судьбой на чужом диване

Оставлена глупая, ватная

Без надежды, без сердца, с изъяном:

Хотела любить – видела сны

как кино милые, прикроватные.

Вот так это Осенью –

желается, спится, passato prosimo.

25 октября 2005 года.

 

 

НА НОЧЬ СКАЗОЧКИ

Баба! Ба-ба! Что ж так тяжко?

– А ты, вздохни поглубже и забудь.

– Баба! Ба-ба! Что ж так мутно?

– А ты глаза закрой и не смотри.

– Баба! Ба-ба! Отчего же всё так непонятно?

– А ты не думай и вперёд иди.

– Баба! Ба-ба! Нету сил, нету!!!

– Ты кулачком подопри челюсть

Ты кулачком подопри щёку

Пястьем тыльным лобик

Ладошкой тёплой темя

Локотком упрись в землю

Да на грудь ляг твёрдо

Стань камнем холодным в снеге

Стань деревом мёртвым в почве

Стань углем чёрным в пепле.

Боженька молнию бросит

Боженька огнем дыхнет

Боженька искрой запляшет!

Возродится фениксом тельце

Заиграет фениксом душенька

Запылает фениксом дух.

Полетят перья-стрелы звонкие

Заискрят мощью мысли-рифмы.

В смерти – радость, жизнь – в гибели

Обрящеши спасение во творчестве!

Для поэта возрождения таинства

Пыткой-мукой – обязанность:

Голым нервом, без кожи струнами

По земле волочиться, ползти,

И глядеть в небо – обязанность

Быть созвучным до боли, до болести

Писать кровью, на гранитах костями царапать.

– А-а-аааа! Баба! Ба-ба!!!

Что ж так тяжко всё-то устроено!?

Что ж так горько мне жить предписано?!?

– Не знаю, родненький, не знаю.

Ты, спи, золотце многострадальное, спи.

25 октября 2005 года.

 

 

…НОЧАМИ ДОЛГИМИ…

Прокуренные вещи, прокуренные волосы

Дым, дым, дым

Влажные губы, влажные веки

Дождь, дождь, дождь

То ли октябрь, то ли ноябрь

Зима или Осень

Не внять

Не понять

Голову сносит

Алкоголь или ушедший сентябрь

Льёт, льёт, льёт

По крышам и телу

Пот, пот, пот

Ненужные вещи, ненужные мысли

Гнёт, гнёт, гнёт

Улыбаться, цвести, веселиться –

Не про меня анекдот

То ли Осень, то ли Зима –

До свиданья, тепло, addio, пока.

«…я маа-ааа-ленькая балеррррина…»

Слушать небо, слушать ветер –

Дожжь, дожжь, дожжь

Там так сыро, там так мокро –

Ночь, ночь, ночь

Где-то весело и ярко

Пьяно, гулко и грешно

А в моих покоях – Осень

Лужи, страсти – не смешно

Бьются капли по асфальтам –

Душ, душ, душ

Крошат зубы на осколки

Крики неприкаянных, разбитых

Душ, душ, душ

Ты мне в этом не помощник

Не любовник – горя

Вождь, вождь, вождь

Завтра тоже, завтра так же –

Дождь. Дождь. Дождь.

26 октября 2005 года.

 

 

С ДНЁМ РАЗНО-СОГЛАСИЯ

Плавки выкинуты белыми флагами

На крючках поникшими Весёлыми Роджерами –

Душевая бездушная душная

Тер-рр-ритория голого тела влажного мокрого

Мужского разнокалиберного

Пловцы на берег выброшены голыми –

Мускулы, волосы, ноги, головы

Ловцы сети забросили – вынули

У них взгляды – самцовые пошлости

В них – рыбы, дельфины, угри

Бьют хвостами под струями жаркими

Раздвигают лопатки, жабры и рты

Плещутся, запрокинув головы

Задыхаются, закативши глаза.

Пар по кафелю, каплями по верху

Сквозняком по мужскому по полу

Ниже пояса – заноза

Душем контрастным по сердцу –

Не смотреть на буйство половое

Не попасться в сети похоти!

И захлебнуться в потоках желания –

Душевая душегубкой Освенцима

Для меня, еврея-пидора не обрезанного.

И стискивать челюсти

Пропуская мимо прелести

Волосистости, нежности висячего дела

И глаза намыливать вместо тела

Обливаться ледяной водой

И тут же горячим потом –

Сломя ноги, не просохнув, домой –

Прирастаю к кабинке жопой –

И это – не я, я уже там себе не принадлежу

Сам не свой, чужой, нагой, смешной и важный

В зависти, в наглости

Смотрю в возбуждении –

Самцы, детородные органы –

Наваждения мужественности

Плоти натуженности –

С мылом и пеной, с волосами и грязью

Теряю с реальностью связи

Кажется – Он здесь, в кабинке соседней

Ну, взгляни же разочек, последний –

Он? Нет! Ты? Нет! Я – нет!

Утекла инфузо-рия

В стоки, в трубы, в анусы

В чужие промежности

Влажности, непрележности

Бритости, складки, небрежности –

Без вазелина я проник в тайности

И сник от невозможности

Простой разделённости

Стёк. Стряхнул последние капли.

Разбросал волоса по спине руками.

Выхожу – побеждённый инстинктом

Узник с пытки затравленный

В раздевалку досматривать последние новости

Вытирать полости полные усталости

И на улицу – по голове холодом

по ногам зыбко, руки в карманы

В сердце пусто, в мозгах – душевой обманы.

Так-то. Такты. Так ты?

4 ноября 2005 года.

 

 

* * *

«Ночью в парке деревья голой правдой…»

Ночью в парке деревья голой правдой

Тянутся в стороны, тянутся в небо.

В небе крупно звёзды, падают и путаются

В ветвях и крючьях. Двое молодых

Людей на скамейке друг к другу

Жмутся, хотят друг другу верить

И смотрят в небо через сучья,

Ловят звёзды взглядом

И считают-именуют планеты.

Стесняются, лепечут,

Отводят глаза в сторону,

Тянутся мыслями к небу,

Сердцем к правде, простой и страшной –

мы с тобой на эту ночь встретились,

а завтра друг друга забудем.

Не так ли, Меркурий?

Не так ли, Венера?

Да нет, Валя – и этой ночи не было

Всего час спали, друг друга не распробовали

И вытянулись в разные стороны:

я не правым на лево

ты левшой на право.

Знали – не знали

ждали и брали

друг друга смело и расстались

не проснувшись как следует.

Попрощавшись в дверях сонно

пожали плечами «странно»

по разные стороны двери.

Не созвонились, не насытились,

Забылись в городе, заврались

И в парк не вернулись, засуетились,

Забегались, настоящим засветились

Пошлым, банальным засветились.

6 ноября 2005 года.

 

 

* * *

«Все жители этого странного Города…»

Все жители этого странного Города

Молятся Женятся Разводятся Надеются

Живут и Грезят, грозят, и грязь развозят

Небо серым занавесом падает

Ночь затыкает рты, глаза зашивает

И только мечты бредут по дорогам

Ловят машины и едут на скорости

Мимо гаишников к Света крайностям

От жителей этого странного Города

На юга, на другие планеты, к вольностям

Знойностям, радостям.

9 ноября 2005 года.

 

 

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

Почему-то

Должен Можешь Хочешь

Нуждаться в ком-нибудь

Имеешь возможность

Владеешь силой

Нуждаться в ком-нибудь

Надеешься Веришь Любишь

что Будешь

Нуждаться в ком-нибудь

Не должен НЕ можешь НЕ Хочешь

Нуждаться в ком-нибудь

Грани смысла поворотами слов

Изменить можно

В реальности этот «кто-то»

Не знает тонкостей русского синтаксиса

И живёт не по правилам моего смысла

Да и вообще не знает что такое –

Нуждаться в ком-нибудь.

Почему-то.

9 ноября 2005 года.

 

 

* * *

«У грустного чёртика заболел животик…»

У грустного чёртика заболел животик

Скрючило чёрного, вспучило чёрного

Некому, не кому пожалеть рогатого…

Где же ты любовь человеческая?

Во мне? Не-а. В тебе? Тебя нет.

Или ты – есть, но я тебя не вижу,

не слышу, тобою не движу

моторы и камеры сердца и духа…

Что-то делаю не так… Но что?

Что именно и как?

Пишется как пишется

И голос твой не слышится

И в небе так натужно лыбится

Реклама казино. НЕ ЛЮБИТСЯ!

Не любится, не дышится легко

И падко глазом шарится

по лицам и ногам

в ширинках счастьем кажутся

натужности и пошлости:

осенний ба-ла-ган.

Осенний балаган

На убыль днями катится

Прям к чёрту на куличики

Со мною вместе – грустным чёртиком

Не званным и не выбранным

КАМАЗом передавленным

С осенью в глазах.

14 ноября 2005 года.

 

 

* * *

«Я в эти дни ничего не пишу…»

Я в эти дни ничего не пишу –

На солнце вспышки, пятна и

Мутно – не то осень, не то зима.

Безвременье года. Ложные роды.

Не выводы, не срочные вводы,

Не проклятия рода.

В отрыве от целого мысли – фрагменты,

Фрагменты чего-то целого, нового,

Кусочки божьей мозаики,

Частицы живого божества

В голове и теле; в теле и голове – ленивый хаос —

Песчаная дымка, сырое небо,

книжная полка, книжная пыль

Буквы, буквы, слова и звуки

Эхом прошлого, из прошлого воспоминания

Мутные головной болью, зубной оскоминой.

Влажно дыхание города,

грязна его кожа,

мысли его суетны

и предпочтения просты до безумия –

катятся ягодицы-головы,

набухают ширинки в час-пик –

Город похотной дрожью

в метро, в подворотнях, в авто

Пал, Излился и Сник:

поздней осенью все – импотенты,

в безвременье не до того,

не до высоких и низких материй –

Пережить бы быстрее времени бзик.

26 ноября 2005 года.

 

 

СОЛОМОНОВЫ РОССКАЗНИ

Я плоть твою хочу надкусывать –

неспелое яблоко –

И морщиться от кислого сока,

Родящего жажду ещё большую,

Чем голод тела.

Я плоть твою хочу пробовать –

ещё неспелые гроздья виноградные –

И сжимать челюсти от оскомины юности,

Влекущей ложной сладостью.

Я плоть твою хочу разламывать –

недоспелый гранат –

И плеваться от горечи,

И руками давить никогда невзойдущие зёрна,

И по лицу слезами размазывать липкие капли –

Оком видеть тебя, а зубом не йметь.

Не хочу тошнотворного

Послевкусия недолгой радости –

Ночь с тобой несчастьем заправится,

Не любовь – дизентерии оскал.

7 декабря 2005 года.

 

 

ПЕРВЫЙ СНЕЖНЫЙ ВАЛ

Рвётся пар ноздрёвый на морозе

Свежем, новом, первом

Я бегу, бегу, бегу со снегом

По дорогам, по оврагам паровозом –

Недотрога весь в апартах

В размышлениях не бодрых.

Заморожусь, я заснежусь,

Срастворюсь и заметаюсь

В снего-паде, в снего-зове

По откосам городским

Весь размажусь

В сновидениях деревьев.

В сновидениях деревьев

По полуночи и к часу

Стану крепким снежным комом

Домом сотворённым изо льда.

Ты, стихия падай валом,

Ты смети с лица Земли

Тепло-кровных, с сердцем буйным,

Невоспитанным, нескромным,

Замети в мерзлоты, в вечность –

Зимний Город, ночь в метели

И меня – бестелесного в постели.

8 декабря 2005 года.

 

 

ОЩУЩЕНИЕ ДВУХ НУЛЕЙ

И открылось небо

И разверзлась бездна

Колючими глазками звёзд

На землю смотрело что-то

Необъятное, грандиозное

Безмолвно моргая, несущее

Безмятежие вечности

во мгновенности двух

человеческих личностей.

Небо было больше Неба

Больше глаза, больше мозга

Оглушающе молчащее

Раздавило два слившихся тела –

в поту и испарине зачавших вселенную

и её же взорвавших, с нею сгоревших.

Вечность мига перед вечностью эры –

Неравность, не данность быть Богом,

Но немногим больше нуля.

8 декабря 2005 года.

 

 

* * *

«небо крошится в осколках разбитой…»

небо крошится в осколках разбитой

бутылки

сердце просится – бегут по фаршу

ботинки

мне бы бросится с тобою, небо,

в обнимки

но ботинки – по осколкам разбитой

бутылки

и небо уносится с Богом в обнимку

14 декабря 2005 года.

 

 

* * *

«У деревьев ветви – твои пальцы…»

У деревьев ветви – твои пальцы

У дорог поворот – твоя шея

У ночи небо – твои очи

У домов стены – твоё тело

Шум машин – твои вздохи

Водосточные трубы – твоируки

Проводов стрелы – твои волосы

На распятьях Боги – твои ноги

Обними меня, крепко-каменно

Разброди меня, бредно-знаменно

Разнеси меня, меня Разбросай

Раздави меня, меня Раскидай,

Город семихолмный,

Наследник Вечного Рима.

Возлюби Иуду за тебя повешенного

И прости за жажду тела огрешенного

С пробрешинами бешенного.

23 декабря 2005 года.

 

 

* * *

«Имя – это вроде как панцирь…»

Имя – это вроде как панцирь

или вторая кожа

как дверная ручка с закрытым замком.

За нею – темень. И гулкое эхо подъезда.

Влажно и томно лежащее ложе мозга.

Скелетный остов, органы, части и члены

И сам человек – глубоко на днище пещеры.

Сам с собою, во мраке, под тенью имени,

под рекламной табличкой

под мемориальной доской –

«Я» – одетое в буквы, штрих-коды,

значки и годы, выводы, вводы.

Имя тебе – Буква, звук в пространстве,

сквозь плоть времени, сквозь толстые эры –

набор стучащих стекляшек в одном мешочке.

Имя твоё останется написанным

ты же – эхом – осядешь в планету

пылью ляжешь на своём алфавитном надгробии

беззвучно его повторишь.

ЗА именем – тишь, и та же

темень, но уже без эха.

В имени тебя не стало

ни греха, ни вехи

так, всего лишь нолик прорехи.

«Он был ничем,

и ничем стал»

Ив. Ив. Петровский.

29 декабря 2005 года.

 

 

ПОСЛЕДНЯЯ ПРИЧИНА-СЛЕДСТВИЕ

деталь. мелочь. частность.

так, случайность –

взгляд прикосновение улыбка

в них – отчаянность

моего бдения:

пограничником в годичном дозоре

одним воином на каменном поле

А один в поле воин?

Или так, ошибка природы,

рождённой в неволе?

Рождённый в неволе – болен

но это –

деталь, мелочь, частность.

так, случайность.

и в них наша с тобой со-причастность

(взгляд прикосновение улыбка)

– скорее всего, ошибка.

– мимолётность

– мимо-лётность

Мимо кость тела

Рельсами пролегла

В параллель и пролетела.

В поездах в вагонах в маршрутках

На остановках перронах станциях –

Детали, мелочи, частности

Случайностями

взглядов, прикосновений, улыбок

Обдают Обливают Давят

неприятностями последствий

непристойностями бедствий

ЭТИ детали, мелочи, частности

похожи на взбесившихся ос

Это случайность? нет, дорогой,

just a chaos.

Потому что у меня всегда есть ощущение, будто позволяя себе быть на людях таким каков я есть, я совершаю преступление. В чём причина этого преступления, в чём следствие? Против чего преступление? Против кого? Против себя и всех сразу – это и есть следствие.

9 января 2005 года.

«я в эти дни ничего

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

«Я в эти дни ничего не пишу…»

Я в эти дни ничего не пишу –

На солнце вспышки, пятна и

Мутно – не то осень, не то зима.

Безвременье года. Ложные роды.

Не выводы, не срочные вводы,

Не проклятия рода.

В отрыве от целого мысли – фрагменты,

Фрагменты чего-то целого, нового,

Кусочки божьей мозаики,

Частицы живого божества

В голове и теле; в теле и голове – ленивый хаос —

Песчаная дымка, сырое небо,

книжная полка, книжная пыль

Буквы, буквы, слова и звуки

Эхом прошлого, из прошлого воспоминания

Мутные головной болью, зубной оскоминой.

Влажно дыхание города,

грязна его кожа,

мысли его суетны

и предпочтения просты до безумия –

катятся ягодицы-головы,

набухают ширинки в час-пик –

Город похотной дрожью

в метро, в подворотнях, в авто

Пал, Излился и Сник:

поздней осенью все – импотенты,

в безвременье не до того,

не до высоких и низких материй –

Пережить бы быстрее времени бзик.

26 ноября 2005 года.

 

 

«у грустного чёртика заболел животик…»

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

«У грустного чёртика заболел животик…»

У грустного чёртика заболел животик

Скрючило чёрного, вспучило чёрного

Некому, не кому пожалеть рогатого…

Где же ты любовь человеческая?

Во мне? Не-а. В тебе? Тебя нет.

Или ты – есть, но я тебя не вижу,

не слышу, тобою не движу

моторы и камеры сердца и духа…

Что-то делаю не так… Но что?

Что именно и как?

Пишется как пишется

И голос твой не слышится

И в небе так натужно лыбится

Реклама казино. НЕ ЛЮБИТСЯ!

Не любится, не дышится легко

И падко глазом шарится

по лицам и ногам

в ширинках счастьем кажутся

натужности и пошлости:

осенний ба-ла-ган.

Осенний балаган

На убыль днями катится

Прям к чёрту на куличики

Со мною вместе – грустным чёртиком

Не званным и не выбранным

КАМАЗом передавленным

С осенью в глазах.

14 ноября 2005 года.

 

 

* * *

«у деревьев ветви – твои

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

«У деревьев ветви – твои пальцы…»

У деревьев ветви – твои пальцы

У дорог поворот – твоя шея

У ночи небо – твои очи

У домов стены – твоё тело

Шум машин – твои вздохи

Водосточные трубы – твоируки

Проводов стрелы – твои волосы

На распятьях Боги – твои ноги

Обними меня, крепко-каменно

Разброди меня, бредно-знаменно

Разнеси меня, меня Разбросай

Раздави меня, меня Раскидай,

Город семихолмный,

Наследник Вечного Рима.

Возлюби Иуду за тебя повешенного

И прости за жажду тела огрешенного

С пробрешинами бешенного.

23 декабря 2005 года.

 

 

* * *

Правила русского языка почему-то должен

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА Почему-то Должен Можешь Хочешь Нуждаться в ком-нибудь Имеешь возможность Владеешь силой Нуждаться в ком-нибудь Надеешься Веришь Любишь что Будешь Нуждаться в ком-нибудь Не должен НЕ можешь НЕ Хочешь Нуждаться в ком-нибудь Грани смысла поворотами слов Изменить можно В реальности этот ПРАВИЛА РУССКОГО ЯЗЫКА

Почему-то

Должен Можешь Хочешь

Нуждаться в ком-нибудь

Имеешь возможность

Владеешь силой

Нуждаться в ком-нибудь

Надеешься Веришь Любишь

что Будешь

Нуждаться в ком-нибудь

Не должен НЕ можешь НЕ Хочешь

Нуждаться в ком-нибудь

Грани смысла поворотами слов

Изменить можно

В реальности этот «кто-то»

Не знает тонкостей русского синтаксиса

И живёт не по правилам моего смысла

Да и вообще не знает что такое –

Нуждаться в ком-нибудь.

Почему-то.

9 ноября 2005 года.

 

 

* * *

«ночью в парке деревья голой

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

«Ночью в парке деревья голой правдой…»

Ночью в парке деревья голой правдой

Тянутся в стороны, тянутся в небо.

В небе крупно звёзды, падают и путаются

В ветвях и крючьях. Двое молодых

Людей на скамейке друг к другу

Жмутся, хотят друг другу верить

И смотрят в небо через сучья,

Ловят звёзды взглядом

И считают-именуют планеты.

Стесняются, лепечут,

Отводят глаза в сторону,

Тянутся мыслями к небу,

Сердцем к правде, простой и страшной –

мы с тобой на эту ночь встретились,

а завтра друг друга забудем.

Не так ли, Меркурий?

Не так ли, Венера?

Да нет, Валя – и этой ночи не было

Всего час спали, друг друга не распробовали

И вытянулись в разные стороны:

я не правым на лево

ты левшой на право.

Знали – не знали

ждали и брали

друг друга смело и расстались

не проснувшись как следует.

Попрощавшись в дверях сонно

пожали плечами «странно»

по разные стороны двери.

Не созвонились, не насытились,

Забылись в городе, заврались

И в парк не вернулись, засуетились,

Забегались, настоящим засветились

Пошлым, банальным засветились.

6 ноября 2005 года.

 

 

* * *

С днём разно-согласия плавки выкинуты

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

С ДНЁМ РАЗНО-СОГЛАСИЯ Плавки выкинуты белыми флагами На крючках поникшими Весёлыми Роджерами – Душевая бездушная душная Тер-рр-ритория голого тела влажного мокрого Мужского разнокалиберного Пловцы на берег выброшены голыми – Мускулы, волосы, ноги, головы Ловцы сети забросили – вынули У них взгляды – самцовые пошлости В них – рыбы, дельфины, угри Бьют хвостами под струями жаркими Раздвигают лопатки, жабры и рты Плещутся, запрокинув головы Задыхаются, закативши глазаС ДНЁМ РАЗНО-СОГЛАСИЯ

Плавки выкинуты белыми флагами

На крючках поникшими Весёлыми Роджерами –

Душевая бездушная душная

Тер-рр-ритория голого тела влажного мокрого

Мужского разнокалиберного

Пловцы на берег выброшены голыми –

Мускулы, волосы, ноги, головы

Ловцы сети забросили – вынули

У них взгляды – самцовые пошлости

В них – рыбы, дельфины, угри

Бьют хвостами под струями жаркими

Раздвигают лопатки, жабры и рты

Плещутся, запрокинув головы

Задыхаются, закативши глаза.

Пар по кафелю, каплями по верху

Сквозняком по мужскому по полу

Ниже пояса – заноза

Душем контрастным по сердцу –

Не смотреть на буйство половое

Не попасться в сети похоти!

И захлебнуться в потоках желания –

Душевая душегубкой Освенцима

Для меня, еврея-пидора не обрезанного.

И стискивать челюсти

Пропуская мимо прелести

Волосистости, нежности висячего дела

И глаза намыливать вместо тела

Обливаться ледяной водой

И тут же горячим потом –

Сломя ноги, не просохнув, домой –

Прирастаю к кабинке жопой –

И это – не я, я уже там себе не принадлежу

Сам не свой, чужой, нагой, смешной и важный

В зависти, в наглости

Смотрю в возбуждении –

Самцы, детородные органы –

Наваждения мужественности

Плоти натуженности –

С мылом и пеной, с волосами и грязью

Теряю с реальностью связи

Кажется – Он здесь, в кабинке соседней

Ну, взгляни же разочек, последний –

Он? Нет! Ты? Нет! Я – нет!

Утекла инфузо-рия

В стоки, в трубы, в анусы

В чужие промежности

Влажности, непрележности

Бритости, складки, небрежности –

Без вазелина я проник в тайности

И сник от невозможности

Простой разделённости

Стёк. Стряхнул последние капли.

Разбросал волоса по спине руками.

Выхожу – побеждённый инстинктом

Узник с пытки затравленный

В раздевалку досматривать последние новости

Вытирать полости полные усталости

И на улицу – по голове холодом

по ногам зыбко, руки в карманы

В сердце пусто, в мозгах – душевой обманы.

Так-то. Такты. Так ты?

4 ноября 2005 года.

 

 

* * *

«все жители этого странного города…»

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

«Все жители этого странного Города…»

Все жители этого странного Города

Молятся Женятся Разводятся Надеются

Живут и Грезят, грозят, и грязь развозят

Небо серым занавесом падает

Ночь затыкает рты, глаза зашивает

И только мечты бредут по дорогам

Ловят машины и едут на скорости

Мимо гаишников к Света крайностям

От жителей этого странного Города

На юга, на другие планеты, к вольностям

Знойностям, радостям.

9 ноября 2005 года.

 

 

Последняя причина-следствие деталь. мелочь. частность.

 Автор: ОС(Т)ЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

ПОСЛЕДНЯЯ ПРИЧИНА-СЛЕДСТВИЕ детальПОСЛЕДНЯЯ ПРИЧИНА-СЛЕДСТВИЕ

деталь. мелочь. частность.

так, случайность –

взгляд прикосновение улыбка

в них – отчаянность

моего бдения:

пограничником в годичном дозоре

одним воином на каменном поле

А один в поле воин?

Или так, ошибка природы,

рождённой в неволе?

Рождённый в неволе – болен

но это –

деталь, мелочь, частность.

так, случайность.

и в них наша с тобой со-причастность

(взгляд прикосновение улыбка)

– скорее всего, ошибка.

– мимолётность

– мимо-лётность

Мимо кость тела

Рельсами пролегла

В параллель и пролетела.

В поездах в вагонах в маршрутках

На остановках перронах станциях –

Детали, мелочи, частности

Случайностями

взглядов, прикосновений, улыбок

Обдают Обливают Давят

неприятностями последствий

непристойностями бедствий

ЭТИ детали, мелочи, частности

похожи на взбесившихся ос

Это случайность? нет, дорогой,

just a chaos.

Потому что у меня всегда есть ощущение, будто позволяя себе быть на людях таким каков я есть, я совершаю преступление. В чём причина этого преступления, в чём следствие? Против чего преступление? Против кого? Против себя и всех сразу – это и есть следствие.

9 января 2005 года.