«он так играет на рояле…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Он так играет на рояле…»

Он так играет на рояле,

Как будто грезит наяву,

А мне, как в детстве преподали

Искусство, так я и живу –

С тремя аккордами в активе.

Под них на кухне всё споёшь.

Но словно мне глаза открыли,

По телу пробегает дрожь…

И всё становится неважно,

И споры сходят на ничью,

Как на кораблике бумажном

Плывёшь по быстрому ручью:

Сначала просто интересно –

Жизнь, флейта, дудочка, труба;

Но – симфоническим оркестром

Вдруг начинается судьба!

Она вступает там, где нужно –

Где океан принять готов –

И ты теряешься жемчужиной

В такой гармонии миров.

Она вступает мощно, твёрдо,

Боль настигает, как гроза…

Я не хочу! Мне б трёх аккордов

Вполне хватило за глаза.

 

 

* * *

«говорят, стрелял кому–то в спину…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Говорят, стрелял кому–то в спину…»

Говорят, стрелял кому–то в спину.

То есть на войне как на войне.

Это ж с ним мы пели «Бригантину»

И сидели в школе на окне.

И стихи взволнованно читали

Про грозу, про «не любил овал»,

Что мы тоже «угол» рисовали.

Вот он угол и нарисовал.

От смешного мальчика–солиста –

До тюремных окон… Нет! Постой!

«Флибустьеры и авантюристы

по крови упругой и густой…!»

Знали б мы, примерив гимнастёрки

В конкурсе на песню прошлых лет…

Частный бизнес, крупные разборки,

Настоящий то есть пистолет…

Может быть, страна не виновата,

Предложив крутые виражи?..

Как же, ох, по–разному, ребята,

Поколенье вписывалось в жизнь.

Кто вписался, кто не смог вписаться,

Кто уехал, кто погиб уже…

Что осталось? Школьный гул оваций

В актовом на пятом этаже.

 

«и не важно – сколько

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«И не важно – сколько лет ему…»

И не важно – сколько лет ему,

И на какие он говорит темы,

А вглядишься пристальней и поймёшь вдруг – этому

Да – могла бы посвящать стихи и поэмы.

И выйдешь в ночь, ресницами глупо хлопая –

Поскорее до дому добраться, в нору забиться.

Зарожденье стиха – техника допотопная:

Или чтоб больно, или… ничего не случится.

Не хочу ничего, а лежать и читать книжку.

Пусть все страсти в кино там и в литературе.

Мне хватило уже через карай, хватило с излишком.

Было много действия, а я созерцательна по натуре.

И теперь, когда ощущаешь, что происходит важное,

И заклинило – так это ясно, что аксиома, не теорема…

Повернуться спиной, чтобы в ночь, чтобы прочь от каждого,

К кому вдруг почувствуешь – стихи и поэмы.

 

* * *

«я б не завидовала анне…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Я б не завидовала Анне…»

Я б не завидовала Анне –

Завидовать ей поздновато.

Но! Амедео Модильяни! –

Какая звукопись, ребята!

Какая лёгкая походка –

Монмартр, кафе, береты, блузы…

Какая редкая находка

Для русской утончённой музы.

Художники, эстеты, франты,

Случайные шальные франки.

Д Анунцио, Бодлер и Данте,

Цитируемые по пьянке.

Абсент, смеющийся в стакане,

Тоска по солнцу и Тоскане,

Набросок, сделанный в подарок,

Где линии, как нити парок…

И – гениальности на грани –

Бессмертным отраженьем в Лете –

Её лицо в оконной раме,

Его шаги в парижской рани –

На всё двадцатое столетье –

Ахматова и Модильяни.

* * *

«суеверие вовсе не каждого губит…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Суеверие вовсе не каждого губит…»

Суеверие вовсе не каждого губит.

Лепестки я упорно пускала в полёт,

И на третьей ромашке мне выпало «любит»,

А сначала, что «плюнет» и «к чёрту пошлёт».

И поднявши глаза от июльского сада,

Я победно откинула чёлку со лба,

Потому что я выбрала то, что мне надо,

А не то, что навязывала судьба.

 

* * *

«ты – моё ранение сквозное…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Ты – моё ранение сквозное…»

Ты – моё ранение сквозное,

Ты – моя свобода и тюрьма.

Знаешь, так сады цвели весною,

Что казалось – я сойду с ума.

Так сентиментально, так банально

Облетала яблони пчела,

Жизнь воспринималась так буквально,

Словно раньше я и не жила.

И не нужно было ничего мне,

А теперь мне нужно всё вокруг.

Эту ветку белую запомню –

Главною из жизненных наук –

И тебя. Смущённый, поражённый

В ослепительном сияньи дня,

И вокруг, тобой преображённый

Мир жужжит конкретно для меня.

Стоя среди яблочного зноя,

Понимаешь – горе от ума.

Ты – моё ранение сквозное.

Ты – моя свобода и тюрьма.

* * *

«стою на самой высокой дюне…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Стою на самой высокой дюне…»

Стою на самой высокой дюне

Полуострова Нида.

Слева – пресная вода залива,

Справа – солёная – морская.

Слева – виден другой берег.

Справа – только Балтийское море до горизонта.

Тянет – сбежать – спуститься к морю.

Почему всегда сильнее тянет не туда,

Где утоляется жажда и виден край,

А туда, где жажда неутолима и нет предела?..

 

* * *

«жизнь ничего не украдёт…» жизнь

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Жизнь ничего не украдёт…»

Жизнь ничего не украдёт,

Она однажды всё воздаст вам.

И вдруг такая ночь придёт,

Где время сходится с пространством!

Достать до неба и до дна

Ты одинаково готова.

Ты с тем и там, где быть должна.

И нету ничего другого.

И всё срастается в душе,

И всё вокруг тебе послушно,

И на судьбинном вираже

Ты балансируешь воздушно.

И в кухне капает вода,

А в небесах звезда мигает.

И это слово – «никогда» –

Уже нисколько не пугает.

 

* * *

Новогоднее – патриотическое девочка стоит

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

НОВОГОДНЕЕ – ПАТРИОТИЧЕСКОЕ Девочка стоит у школьной ёлки, Что–то там читает про зверьёНОВОГОДНЕЕ – ПАТРИОТИЧЕСКОЕ

Девочка стоит у школьной ёлки,

Что–то там читает про зверьё.

Мишура на беленькой футболке

И на юбке марлевой её.

Девочка, снежинка на паркете,

В форточку влетевшая с небес,

На изломе двух тысячелетий

Ты каких от мира ждёшь чудес?

Думаешь, он станет лучше, чище?

Думаешь, сумеет жить в любви?

В душах оставляет пепелище

Век двадцатый – по уши в крови.

И другой грядёт ему на смену,

Тоже неулыбчивый такой.

Посмотри сквозь марлевую пену

И балетной заслонись рукой.

Запад давит нас интеллигентно,

Беспардонно прёт Восток на нас.

Им плевать, что ты одномоментно

С миллионом девочек сейчас

Празднична, победна и красива!

В будущее вся устремлена!

За тобой – бескрайняя Россия…

Проданная, в общем–то, страна.

Может быть, на грани издыханья

И небесный ожидая Глас,

Родина спасается сияньем

Голубых твоих счастливых глаз?

Ты стоишь, ресницами моргая,

За тобою – ангельская рать.

Я тебе желаю, дорогая,

Честно жить и честно умирать.

 

 

* * *

«моя молодая подруга…» моя молодая

 Автор: ИЗ КНИГИ "СТРЕЛОЧНИЦА"

«Моя молодая подруга…»

Моя молодая подруга

Так светится вся изнутри,

Что «выгнутся ветви упруго»

И дальше – по тексту смотри…

И светится также другая –

Фонарщик идёт через зал,

Играючи зажигая

Восторженных женщин глаза.

Вот он улыбнулся кому–то,

И девочка замерла:

«Да я б за такую минуту,

Мне кажется, всё отдала!

А ты?» – разделить призывая

Влюблённость, в лицо поглядит.

Ты мёртвая или живая? –

Аукнется глухо в груди.

… За сына, за воду в пустыне,

За то, что не болен никто,

За третий каприз Паганини…

А больше, мой друг, ни за что.

 

* * *