«почувствуешь, что жизнь вгоняет в

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Почувствуешь, что жизнь вгоняет в дрожь…»

 

Почувствуешь, что жизнь вгоняет в дрожь,

Что равновесье потеряешь скоро,

Что в прошлом ты опоры не найдешь

И в будущем не различишь опоры.

Страна и время, будто ни при чем,

Отступят, как от поезда березы.

И небо остро врежется в плечо,

И брызнут звезды… или просто слезы.

Шагнуть ли в мир? Вернуться ли домой?

На перепутье вдруг настигнет знанье,

Что лишь в себе одной, в себе самой

Найдешь ты свет, покой и оправданье.

Учительница вошла. и снова –

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

УЧИТЕЛЬНИЦА УЧИТЕЛЬНИЦА

Вошла. И снова – ироничный вид,

И голос раздражителен и тонок.

Она так пристально на нас глядит –

Она не любит женщин и девчонок.

Она давно усвоила закон

(Воспитанная женским коллективом),

Что бабы были стервы испокон,

И вряд ли есть другая перспектива.

А на мальчишек – томно и незло…

Пошутит, пресекая чей–то шепот.

Ей, кажется, с семьей не повезло.

Но уж зато богатый личный опыт,

Который очень может навредить, –

На педсоветах принят во вниманье, –

Который позволяет ей судить

Поступки наши, знанье и незнанье…

И, кажется, что наша юность кровь

Ей высосет и расшатает нервы.

Ругается. Уж здесь не прекословь.

И мы молчим, мы – будущие стервы…

Готовые сражаться –

                       за Любовь!

 

* * *

«перебирали абрикосы…» перебирали абрикосы –

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Перебирали абрикосы…»

 

Перебирали абрикосы –

Варили на зиму варенье,

И проходило воскресенье

Не просто как–нибудь, а с пользой.

Впуская в форточку прохладу,

Я пенки желтые снимала

И где–то как–то понимала,

Зачем все это было надо.

Я знала, знала, что варенье

Еще наслушается споров,

Интеллигентских разговоров

И философских словопрений,

За милую проскочит душу

Под выгнанных и убиенных,

И скажет мама непременно:

«Поэтам тоже надо кушать».

Его съедят, почти не глядя,

Как оно дивно янтарится:

«Да вы окститесь, Бога ради –

В России страшное творится…»

Подружка абрикос подцепит

И ловко в рот себе положит:

«Ведь он меня совсем не ценит.

Он – сволочь», – тихо подытожит.

В отечестве темно и страшно.

И так уютно в доме нашем.

Чтоб было счастье полной чашей,

Глотайте горе полной чашей,

И эти баночки тугие

Я растаскаю по больницам,

Где будут гнить, а не лечиться

Любимые и дорогие.

И кто–нибудь их них без силы

И как простое откровенье

Мне скажет: «Вкусное варенье».

И я скажу: «Сама варила».

 

 

* * *

«ты сказал мне неприятное…» ты

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Ты сказал мне неприятное…»

 

Ты сказал мне неприятное

(Впрочем, и не ты один),

Что я слишком уж понятная,

Что проста, как апельсин.

Здесь ответить было нечего.

Я не стала возражать.

А тебе дождливым вечером

Нужно было уезжать.

И неважно – понял кто кого,

Кто кого не превзошёл…

По шоссе бежать по мокрому

Ох, как было хорошо!..

И автобус твой догнали мы.

И, обиды не держа,

Распрощались. Он отчаливал,

Как гружёная баржа.

А потом брела обратно я,

Вытирая дождь с лица,

До конца тебе понятная,

А себе – не до конца.

 

* * *

«ты подоги, не торопи развязку…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Ты подоги, не торопи развязку…»

 

Ты погоди, не торопи развязку,

Побереги и ластик, и замазку,

Чтоб после над ошибками работать,

Когда уже приобретется опыт.

Еще успеешь накопаться вдосталь

В себе, ну а пока смотри на звезды

Без всяких философствований, просто.

Потом прочтешь Уитмена и Фроста.

Весна – она сегодняшнее кредо.

Асфальт просох и ждет велосипеда,

И моют окна в нашей средней школе,

И смех звучит без затаенной боли,

И сходит с рук пока любая глупость,

И жизнь еще судьбой не обернулась.

 

 

* * *

«этот парень, он очень сильный…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Этот парень, он очень сильный…»

 

                      Виталику

Этот парень, он очень сильный,

И рука у него тверда.

Если мы о чем–то просили –

Не отказывал никогда.

И красивые капли пота,

И надёжность – ему к лицу.

Если трудной была работа –

Помогал моему отцу.

А потом покурит немного,

Выпьет стопку, не закусив,

И своей непутевой дорогой

Пропадет со случайным такси.

Сколько брошенных денег и женщин,

Сколько всяких работ и квартир.

Но мы с мамой его отыщем,

Когда рухнет на голову мир.

Будем с нею смотреть исподлобья,

Превращаясь в одно существо,

Как летят снежно бурые комья

Из–под ловкой лопаты его.

Никакая другая сила

Нам не в силах будет помочь,

Потому что сомкнется могила,

Над которой – жена и дочь.

 

 

* * *

«эта встреча случайна…» – резонно

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Эта встреча случайна…» – резонно вполне…»

 

«Эта встреча случайна…» – резонно вполне

Мне пластинка твердит в назиданье.

Я лежу на тахте, отвернувшись к стене,

И во мне происходит страданье.

Хоть до смерти ты музыкой душу трави,

Здесь никто не подскажет решенья.

Да поможет нам Бог дострадать до любви

И доплакаться до утешенья.

 

 

* * *

«да что же это? ведь

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Да что же это? Ведь я–то знаю…»

 

Да что же это? Ведь я–то знаю,

Что очень страшно идти по краю.

Так почему же?.. зачем?.. Куда мне?..

Ведь небо – сверху, а снизу – камни.

Соседка воет – обычный случай –

Её супружник пропал с получкой.

Он будет поздно, поскольку – пьянка.

«Ах, Шарабан мой! «Американка»!..»

Я знаю, с плаксой никто не дружит.

Я постараюсь сварганить ужин.

Я постараюсь совсем не плакать,

Сквозь занавеску смотря на слякоть.

И будет вечер, и будет пища –

И ты вернёшься в своё жилище.

И будет вдоволь любви и хлеба.

И небо – сверху, и снизу – небо.

 

* * *

«я помню детства «пору звонкую»…»

 Автор: ИЗ КНИГИ "МЕЖ МИРОМ И СОБОЙ"

«Я помню детства «пору звонкую»…»

Я помню детства «пору звонкую»,

Прилавки с голубой сгущенкою,

В детсаде – крики воспитательниц,

И истеричек, и предательниц,

Я помню, как играют в «классики»,

Я знаю, как трактуют классиков

Дневная школа и вечерняя,

Где отбивают страсть к учению…

Но, впрочем, что–то все невнятно я…

Ведь есть же сторона обратная!

Подружек взгляды обалделые

Весной, и фартучки их белые

Так туго схватывают талии!

Что все красавицы Италии

В сравненьи с русской гимназисточкой?..

Москва – как будто легкой кисточкой

Набросана – такая ясная.

Что все метания напрасные

В сравненье с ножками промокшими,

В сравненье с первыми, хорошими,

Невымученными признаньями?..

Как это мудро, что заранее

Нам судьбы наши не предсказаны,

Что мы сегодняшним повязаны

И все тревожим небо ропотом,

А счастие уходит с опытом:

Как все мы вымотаны службою,

Как все мы за зиму простужены,

Как просто предают товарищи,

Как тихо вечером на кладбище,

Как настигает одиночество,

Когда вдруг спрашивают отчество,

Я знаю… Только это знание

Не оправдание…

 

 

* * *