«слишком много вампиров навыворот: тени

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«Слишком много вампиров навыворот: тени без тел…»

Слишком много вампиров навыворот: тени без тел.

Слишком много мельканья: предмет или призрак предмета?

Слишком мало вниманья; сознанье крошится, как мел,

Стекла слепнут от солнца, но мы не пьянеем от света.

Смертных дарят заботой одни только мемуаристы,

Может быть, в первый раз в глубине принимая всерьез

Их слова о любви, а любовь не бывает без слез;

Люди верят тогда, даже если он атеисты.

Люди больше теней, потому что имеют объем;

Это только в кино нас не очень пугает кошмары;

Среди дня ни к чему выбегать на проспект с фонарем –

Очевидно и так, что не все попадут в мемуары.

1987

 

* * *

«в траве стоят спокойные цветы…»

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«В траве стоят спокойные цветы…»

В траве стоят спокойные цветы.

Заплаканная память смотрит в щелку

И различает комнату и елку,

Соткавшуюся в ней из пустоты.

И снова видит – зренье сносит вбок –

Цветные точки паутинных вспышек,

И свет, как снег, ложится на песок

Под соснами среди корней и шишек.

Шоссе блестит на солнце, как вода,

От радости – «сей брат был мертв и ожил»,

И муравьи снуют туда-сюда,

Работая не покладая ножек.

От елки на излете декабря

До елки на краю шоссе в июне

Сквозь воздух дней протянута заря

Невыдуманной жизни накануне.

И даже вещи – вестники зари…

Заплаканная память смотрит в щелку,

Где дождь, как свет, качается внутри

И свет, как дождь, стрекочет без умолку.

1993

 

«как – вид сверху –

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«Как – вид сверху – автобус в снегах, как бесхозный дефис…»

Как – вид сверху – автобус в снегах, как бесхозный дефис,

Безнадежно сшивающий два ненаписанных слова,

Как – зеркально – и сам самолетик, составленный из

Ватной нитки в полнеба, иголки и смутного зова

Над горами-долами, гостиницей, млечным каре

Седоватых берез – на стволах световые разводы –

Сколько ночи? – Дефис на глазах вырастает в тире –

Приближается утро – залогом внезапного хода,

Выражая, как пишет Д.Э. Розенталь, неожиданность. Даль,

Не «толковый» Владимир Иваныч, а просто – в игрушки

Превращает огромные вещи, включая печаль,

Ту, что больше.., но меньше ресницы на белой подушке.

2001

 

* * *

«лес порхает, кружится – на

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«Лес порхает, кружится – на синь и сень…»

Лес порхает, кружится – на синь и сень

Рассечен вдоль просек по вертикали

Световыми ширмами; косуля в тень

Отступает солнечными прыжками.

Это как прозрачная дверь – пока

Музыка звучит и даль притерта

К зелени и ряби березняка,

Это место встречи живых и мертвых.

«Мы вас вправду любим»,– земле, золе

Шепчут изменившие, боясь проснуться

(Лампа отражается в ночном стекле),

Встретиться и все-таки разминуться.

1998

 

* * *

«зачем нам, товарищ начальник…» apres

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«Зачем нам, товарищ начальник…»

                          Apres nous le deluge*…

                             маркиза де Помпадур

Зачем нам, товарищ начальник,

Вся эта унылая чушь?

Ведь даже у бабы-на-чайник

В глазах: после нас хоть deluge.

А было, недолго, но было:

Каких-нибудь пару недель

И вправду чего-то сквозило

Сквозь ту диковатую Ель.

Едва, но маячило все же,

Пока не сработалось в нуль

И не загудело похоже

На этот маркизин буль-буль.

2005

_______________________

* После нас хоть потоп (фр.).

* * *

Натюрморт человек одинок, как прозрачно

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

НАТЮРМОРТ Человек одинок, как прозрачно стоящий стакан На столе, опустевшем к утру от локтей и посуды; Заоконный пейзаж неподвижно уходит в туман, Как подросток – в блаженное облако детской простудыНАТЮРМОРТ

Человек одинок, как прозрачно стоящий стакан

На столе, опустевшем к утру от локтей и посуды;

Заоконный пейзаж неподвижно уходит в туман,

Как подросток – в блаженное облако детской простуды.

Человек обречен всякий раз восстанавливать сам

Растворившийся смысл, из которого все вырастает;

Время года легко различается по голосам,

Долетающим с улицы … Грех – это то, что мешает

Понимать и молиться – и вот на туманной земле,

Где живут очень добрые, щедрые, мудрые люди,

Человек остается один, как стакан на столе,

Остается пустым и печально мечтает о чуде.

1987

 

«в пустоте из полиэтилена…» в

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«В пустоте из полиэтилена…»

В пустоте из полиэтилена

С непривычки можно задохнуться.

По стволам течет туман, как пена

С помазка на стол по краю блюдца.

Лес стоит испуганный и гладкий,

Выцветший и бархатный с изнанки;

На песке ржавеют в беспорядке

Ведра и расплющенные банки.

Чтобы не оглохнуть от беззвучья,

Как улитка, спрячься за очками;

Белизна цепляется за сучья

И на землю падает клоками;

Задевая розовый репейник,

Пролетает пепельная птица;

Тишина шипит, как муравейник,

И никак не хочет расступиться.

1987

 

* * *

«видение философа хомы…» видение философа

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«Видение философа Хомы…»

Видение философа Хомы:

Простор, как сон, и шелковистая трава…

Потом – прозрачно-обморочный лес,

Сухая шапка мха.

Потом – пустые точки близких звезд,

Ночная неподвижная листва,

Испуганные жаркие глаза,

Холодная рука.

Потом – в невероятной тишине,

Как призраки, белея в темноте,

Вы медленно идете по траве,

И те же, и не те.

1987

 

* * *

Стрекоза остается цепляться за свет,

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

СТРЕКОЗА Остается цепляться за свет, потому что иначе Стрекоза (не бывает прекрасней) не вылетит из Глубины придорожной кулисы, и сосны на даче Тишину и себя за окном не исполнят на бисСТРЕКОЗА

Остается цепляться за свет, потому что иначе

Стрекоза (не бывает прекрасней) не вылетит из

Глубины придорожной кулисы, и сосны на даче

Тишину и себя за окном не исполнят на бис.

И прохожий в тулупе не сможет шагать по лыжне

Постановщиком времени, рыцарем в солнечных латах

Вдоль стрекочущей ЛЭП, мимо пустошей шестидесятых,

А возьмет и исчезнет и больше не будет уже.

И, конечно, родня, та, что есть, но особенно та,

Что давно не гадает о сме– и бессмертьи под утро,

Не останется прежней, как августовская пустота,

Там и сям просквоженная крылышком из перламутра.

2000

 

* * *

«как тень воспоминания…» как тень

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

«Как тень воспоминания…»

Как тень воспоминания

И слезы по щеке,

Веселая компания

Спускается к реке.

Вибрируя от стрекота,

Пропахшего травой,

Столбы цветного хохота

Висят над головой.

Где елка раскололась,

Там на глазах у всех

Летает папин голос,

Ныряет дядин смех.

Как утром в батискафе –

И некому помочь –

Сквозь глянец фотографии

Проглядывает ночь.

Но только темный воздух

Стоит со всех сторон,

И девочка под звезды

Выходит на балкон.

1999

 

* * *