Старый капитан ржавый от загара

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

СТАРЫЙ КАПИТАН Ржавый от загара капитан извлекал из трубки дым табачный, а увидев за кормой кита, наблюдал за ним с улыбкой мрачнойСТАРЫЙ КАПИТАН

Ржавый от загара капитан

извлекал из трубки дым табачный,

а увидев за кормой кита,

наблюдал за ним с улыбкой мрачной.

– Мелкота. Да разве это кит?

Я не раз ловил бычков крупнее! –

буркнет он, сердито посопит

и радикулит на солнце греет.

А когда коварный ураган

был готов корабль разбить о скалы,

он его ругательски ругал,

так как трубку ветром задувало.

Отыскав укромный уголок,

слушал он, как ураган грохочет,

и, пуская изо рта дымок,

бормотал:

– Даст бог – авось проскочим!

Если бунт на судне назревал,

и тогда, показывая норов,

кольца дыма капитан пускал,

грозно глядя на парламентёров.

Беды обходили стороной

судно сорок лет с приличным гаком,

лишь дымок струился над водой…

До поры-до времени, однако!

И пришла негаданно беда:

капитан в карман засунул руку,

чтоб оттуда вынуть, как всегда,

старую, прокуренную трубку.

Но в кармане обнаружил он

лишь дыру в кулак величиною.

Капитан был этим потрясён

больше, чем опасностью любою!

И когда корабль пришел домой,

протерев до дыр о мели днище,

капитан, взяв скарб нехитрый свой,

из каюты капитанской вышел.

И покинул судно навсегда,

даже не простившись с экипажем…

Я его встречаю иногда

на причале, том, что рядом с пляжем.

Он угрюмо смотрит на прибой,

крепко трубку новую сжимая.

И легко плывёт над головой

струйка дыма нежно-голубая.

 

Юнга пот солёный. нет, горько-солёный,

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ЮНГА Пот солёныйЮНГА

Пот солёный.

Нет,

горько-солёный,

как морская вода.

Пусть

моряк я

пока

зелёный –

не беда!

Ничего,

что в мозолях

ладони,

что в царапины

въелась соль.

Только здесь

я впервые понял,

как приятна бывает

боль.

Резкий ветер

лицо обветрил.

На лету

стонет парусник

весь.

Для меня

больше нет

километров –

только

мили морские

есть!

 

На лесной прогулке ведро ведро

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ВЕДРО НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

 

ВЕДРО

Ведро ударилось о сруб

и, покачнувшись на цепочке,

уходит, вздрагивая, вглубь,

роняя на воду кружочки.

Похрустывает цепь слегка,

с бревна стремительно сбегая,

за ручкой ворота рука

с трудом следит, не поспевая.

Стремительное, как ядро,

уже невидимое, с ходу

с тяжёлым звоном бьет ведро

внизу о ледяную воду.

И там, в колодезном стволе,

перевернувшись тонет с плеском

и, от воды потяжелев,

вдруг цепь натягивает резко.

А после, до краёв полно

водой и отраженьем солнца,

восходит медленно оно

из мрачной глубины колодца.

 

Ночные огоньки чем темнее, тем

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

НОЧНЫЕ ОГОНЬКИ Чем темнее, тем виднее огонькиНОЧНЫЕ ОГОНЬКИ

Чем темнее,

тем виднее

огоньки.

Окна хат

вдали горят,

как светляки.

Этот свет

напоминает нам

о том,

что на свете

есть и наш

родимый дом.

Дом,

в котором

кто-то близкий

и родной

свет не гасит,

поджидая

нас с тобой.

Дом,

где любят нас

и рады нам

всегда,

где окно,

как путеводная звезда,

свет которой

в непроглядной тьме

ночной

помогает

отыскать нам

дом родной.

 

Если очень захотеть у крокодила

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ЕСЛИ ОЧЕНЬ ЗАХОТЕТЬ У крокодила вырастали крылья – он ими шевелил уже слегка, хотя они коротковаты были, и он летать не мог ещё покаЕСЛИ ОЧЕНЬ ЗАХОТЕТЬ

У крокодила вырастали крылья –

он ими шевелил уже слегка,

хотя они коротковаты были,

и он летать не мог ещё пока.

Он их растил внимательно и нежно,

берёг от ветра, солнца и дождя,

а по утрам подпрыгивал прилежно,

своим хвостом отчаянно вертя.

Дни проходили.

                         И пришло мгновенье,

когда он,

                 тело вытянув в струну,

взлетел,

             отбросив страхи и сомненья,

и улетел в волшебную страну.

На тот,

            пока что не открытый,

                                                  остров,

где может даже дерево взлететь,

куда попасть,

                       конечно же,

                                            непросто,

но – можно,

            если очень захотеть!

Голубой крокодил на далёком таинственном

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ГОЛУБОЙ КРОКОДИЛ На далёком таинственном острове, где гудит, не смолкая, прибой, где торчат из воды скалы острые, и видны корабельные остовы, крокодил живёт голубойГОЛУБОЙ КРОКОДИЛ

На далёком таинственном острове,

где гудит, не смолкая, прибой,

где торчат из воды скалы острые,

и видны корабельные остовы,

крокодил живёт голубой.

Надоело ему одиночество –

столько лет всё один да один! –

поболтать ему до смерти хочется,

но, увы, из культурного общества –

никого, только он – крокодил.

Те, кто терпит кораблекрушение,

доплывают до суши порой,

и приводит их сразу в смущение

небывалое в мире явление –

крокодил, как лазурь, голубой.

Он гостей, как положено, чествует:

улыбаясь, кричит им – «Привет!»,

поздравляет с концом путешествия

и, ругая стихийные бедствия,

приглашает гостей на обед…

А потóм – всё опять повторяется.

Он один, как и прежде, живёт,

слёзы горькие льёт-убивается

и… мечтает:

                      «Вдруг снова появится

давший течь небольшой пароход!»

 

Волшебный дробовик в просторной светлой

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ВОЛШЕБНЫЙ ДРОБОВИК В просторной светлой синеве лежит зелёный лугВОЛШЕБНЫЙ ДРОБОВИК

В просторной светлой синеве

лежит зелёный луг.

Росы дробинки по траве

рассыпаны вокруг,

и собирает солнце их

в горячую ладонь,

чтоб зарядить свой дробовик,

стреляющий водой.

Росинки, превратившись в пар,

сольются в облака,

затем – блеск молнии, удар!..

И – из дробовика

хлестнёт, сметая пыль с цветов

и луговой травы,

град из отлитых солнцем вновь

дробинок дождевых.

 

Заяц заяц бежал – и

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ЗАЯЦ Заяц бежал – и увидел цветокЗАЯЦ

Заяц бежал –

и увидел цветок.

Заяц задумался.

Рядышком лёг.

Заяц лежал

и вдыхал аромат.

Заяц блаженстовал,

заяц был рад.

С нежностью

он наблюдал,

как пчела

сладкий нектар

хоботком

собрала

и улетела

с добычей

домой,

зайца обсыпав

цветочной пыльцой.

Сморщив

от счастья

свой

заячий нос,

он любовался

игрою стрекоз.

Ну, а затем

он следил,

не дыша,

за бесконечным полётом

стрижа.

Тёплое солнце

катилось над ним,

мир наполняя

сияньем своим.

Щуря

от яркого света

глаза,

Заяц

с улыбкой глядел

в небеса.

Слева,

в груди,

он почувствовал

вдруг –

тёплое что-то

забилось:

тук-тук…

Вряд ли

умом своим

смог он

дойти,

что это

сердце забилось

в груди,

что и у зайца,

есть тоже

душа.

Понял

зато он:

как жизнь

хороша!

 

Дельфин весёлый дельфин к нашей

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ДЕЛЬФИН Весёлый дельфин к нашей лодке подплыл, как будто приветствуя нас, и с хитрой улыбкой на лодку скосил живой и внимательный глазДЕЛЬФИН

Весёлый дельфин

к нашей лодке подплыл,

как будто приветствуя нас,

и с хитрой улыбкой

на лодку скосил

живой и внимательный глаз.

Затем подмигнул мне –

клянусь, я не вру! –

так, словно мы дружим давно,

давая понять,

что в такую жару

сидеть в лодке просто смешно.

Потом фыркнул вдруг –

и ушел в глубину,

оставив пузырчатый след.

Его я, наверное,

просто спугнул,

когда громко крикнул:

– Привет!

Мы бросили якорь.

Я прыгнул с кормы

навстречу прохладной волне.

Я знаю:

с дельфином

подружимся мы –

он очень понравился мне!

 

Яры овражки сбегают в яры,

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ЯРЫ Овражки сбегают в яры, где пахнет грибами и прелью, где длинные пряди травы скосить на корма не успелиЯРЫ

Овражки сбегают в яры,

где пахнет грибами и прелью,

где длинные пряди травы

скосить на корма не успели.

Где бьётся вода в родничке

под старой сосною несмело,

где греет змея на пеньке

красивое гибкое тело.

Где тропка, замедлив свой бег,

ныряет в кустарник колючий…

Где самый плохой человек

становится чуточку лучше!