Тыкварик он живёт на грядке,

 Автор: ЛЕСНЫЕ ГОСТИНЦЫ

ТЫКВАРИК Он живёт на грядке,                                     в тыкве, мы давно к нему привыкли – симпатичней толстячка не встречали мы пока! У него тетрадь есть дома для учёта насекомых: он следит,                     чтоб все они проводили с пользой дниТЫКВАРИК

Он живёт на грядке,

                                    в тыкве,

мы давно к нему привыкли –

симпатичней толстячка

не встречали мы пока!

У него тетрадь есть дома

для учёта насекомых:

он следит,

                    чтоб все они

проводили с пользой дни.

А работы всем хватает!

Кто растенья опыляет,

кто таскает за забор

с огорода всякий сор

целый день,

                       с утра до ночи…

Вот Тыкварик и хлопочет,

выбивается из сил,

чтоб во всём порядок был –

уж такой он непоседа.

Как-то был он у соседа,

засиделся допоздна.

Вышел –

                ночь темным-темна,

но отправился домой

он знакомою тропой.

И тотчас же,

                       в трёх шагах,

заблудился в лопухах.

Сбился с верного пути,

но решил вперёд идти –

выход был не самый лучший.

Да пришёл на помощь случай!

Круглый маленький Тыкварик

отыскал в траве фонарик:

шёл –

           наткнулся на стручок,

в нём –

             весёлый светлячок.

Светит ярко светлячок,

излучает свет стручок.

Взял стручок он –

                                 и тотчáс

тропка быстрая нашлась:

раз вильнула,

                          два вильнула,

вправо круто повернула,

разбежалась,

                        а потóм

вдруг уткнулась прямо в дом!..

Так ли было всё –

                                не знаю,

но Тыкварика встречаю

я

     с фонариком в руке.

Светлячок ли там,

                                 в стручке,

или что-нибудь другое –

разглядеть не смог,

                                   не скрою,

но мелькает

                       тут и там

огонёк по вечерам

в огороде,

                    между грядок…

Значит будет там порядок!

Ну, а если так –

                            считай:

ждёт нас

                 добрый урожай!

 

Сообщите по адресу мыльный шарик

 Автор: ЛЕСНЫЕ ГОСТИНЦЫ

СООБЩИТЕ ПО АДРЕСУ Мыльный шарик поймал в паутину паук, сплёл корзинку из тонких травинок кузнечик – получился из мыльного шарика вдруг шар воздушный, готовый к полёту, под вечерСООБЩИТЕ ПО АДРЕСУ

Мыльный шарик

поймал в паутину

паук,

сплёл корзинку

из тонких травинок

кузнечик –

получился

из мыльного шарика

вдруг

шар воздушный,

готовый к полёту,

под вечер.

Этот шар

освещали всю ночь

светлячки,

чтоб никто

на него не наткнулся

случайно.

И в траве

до рассвета

шептались жуки,

как всегда,

удивляясь всему

чрезвычайно.

А наутро

паук и кузнечик,

вдвоём,

попрощались со всеми,

в корзинку уселись,

дали слово

подробно писать

обо всём –

и над лугом

на шаре воздушном

взлетели…

С той поры

целый месяц прошёл,

но пока

нет вестей от героев,

взлетевших над лугом.

Солнце светит,

плывут над землёй

облака.

И жуки по ночам

что-то шепчут

друг другу.

Если шарик воздушный

вам встретится вдруг

с пауком и кузнечиком

в лёгкой корзинке,

сообщите об этом

по адресу:

«Луг,

где ромашки растут

и блестят паутинки».

Старый капитан ржавый от загара

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

СТАРЫЙ КАПИТАН Ржавый от загара капитан извлекал из трубки дым табачный, а увидев за кормой кита, наблюдал за ним с улыбкой мрачнойСТАРЫЙ КАПИТАН

Ржавый от загара капитан

извлекал из трубки дым табачный,

а увидев за кормой кита,

наблюдал за ним с улыбкой мрачной.

– Мелкота. Да разве это кит?

Я не раз ловил бычков крупнее! –

буркнет он, сердито посопит

и радикулит на солнце греет.

А когда коварный ураган

был готов корабль разбить о скалы,

он его ругательски ругал,

так как трубку ветром задувало.

Отыскав укромный уголок,

слушал он, как ураган грохочет,

и, пуская изо рта дымок,

бормотал:

– Даст бог – авось проскочим!

Если бунт на судне назревал,

и тогда, показывая норов,

кольца дыма капитан пускал,

грозно глядя на парламентёров.

Беды обходили стороной

судно сорок лет с приличным гаком,

лишь дымок струился над водой…

До поры-до времени, однако!

И пришла негаданно беда:

капитан в карман засунул руку,

чтоб оттуда вынуть, как всегда,

старую, прокуренную трубку.

Но в кармане обнаружил он

лишь дыру в кулак величиною.

Капитан был этим потрясён

больше, чем опасностью любою!

И когда корабль пришел домой,

протерев до дыр о мели днище,

капитан, взяв скарб нехитрый свой,

из каюты капитанской вышел.

И покинул судно навсегда,

даже не простившись с экипажем…

Я его встречаю иногда

на причале, том, что рядом с пляжем.

Он угрюмо смотрит на прибой,

крепко трубку новую сжимая.

И легко плывёт над головой

струйка дыма нежно-голубая.

 

Когда поёт со сцены друг

 Автор: В ШКОЛЬНОМ КОРИДОРЕ

КОГДА ПОЁТ СО СЦЕНЫ ДРУГ Дружу я с Вовкой десять лет, почти со дня рожденьяКОГДА ПОЁТ СО СЦЕНЫ ДРУГ

Дружу я с Вовкой десять лет,

почти со дня рожденья.

Способностей у Вовки нет

ни к музыке, ни к пенью.

Он, что угодно, смастерит

он всё на свете знает…

Короче,

                Вовка – вундеркинд,

но слуха – 

                    не хватает.

И вот недавно я узнал –

хоть верьте, хоть не верьте –

что он…

вдруг петь зачем-то стал –

участвует в концерте!

Как рой пчелиный,

                       весь наш класс

гудел с утра сегодня –

ещё бы: есть солист от нас

в концерте новогоднем!..

И вот мы в зале наконец.

А вот и Вовка. Вон он!

Стоит –

     ни дать, ни взять –

                                   певец:

на сцене!

                  с микрофоном!

Он пианисту подал знак…

Мы поудобней сели.

А Вовка наш запел,

                                   да так,

что мы –

                 похолодели!

Что делал он! Как он орал!

Какое там искусство!

Молчал оторопело зал,

покачивалась люстра.

Директор принял валидол,

учитель пенья – тоже.

Но Вовка бровью не повёл

и пение продолжил…

Когда он наконец умолк,

лишь я один захлопал –

не хлопать Вовке я не мог,

хоть пел он очень плохо:

КОГДА ПОЁТ СО СЦЕНЫ ДРУГ,

МНЕ ДЛЯ НЕГО НЕ ЖАЛКО РУК!

 

Юнга пот солёный. нет, горько-солёный,

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ЮНГА Пот солёныйЮНГА

Пот солёный.

Нет,

горько-солёный,

как морская вода.

Пусть

моряк я

пока

зелёный –

не беда!

Ничего,

что в мозолях

ладони,

что в царапины

въелась соль.

Только здесь

я впервые понял,

как приятна бывает

боль.

Резкий ветер

лицо обветрил.

На лету

стонет парусник

весь.

Для меня

больше нет

километров –

только

мили морские

есть!

 

На лесной прогулке ведро ведро

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ВЕДРО НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

 

ВЕДРО

Ведро ударилось о сруб

и, покачнувшись на цепочке,

уходит, вздрагивая, вглубь,

роняя на воду кружочки.

Похрустывает цепь слегка,

с бревна стремительно сбегая,

за ручкой ворота рука

с трудом следит, не поспевая.

Стремительное, как ядро,

уже невидимое, с ходу

с тяжёлым звоном бьет ведро

внизу о ледяную воду.

И там, в колодезном стволе,

перевернувшись тонет с плеском

и, от воды потяжелев,

вдруг цепь натягивает резко.

А после, до краёв полно

водой и отраженьем солнца,

восходит медленно оно

из мрачной глубины колодца.

 

Заболела бабушка отчего у бабушки

 Автор: ЛУЧШЕЕ ЛЕКАРСТВО

ЗАБОЛЕЛА БАБУШКА Отчего у бабушки заболело сердце? Может, мне не следует за столом вертеться? Может быть, волнуется бабушка, когда я во дворе с мальчишками допоздна гуляю? Трудно, может, бабушке стало мыть посуду?ЗАБОЛЕЛА БАБУШКА

Отчего у бабушки

заболело сердце?

Может, мне не следует

за столом вертеться?

Может быть, волнуется

бабушка, когда я

во дворе с мальчишками

допоздна гуляю?

Трудно, может, бабушке

стало мыть посуду?..

Нет, сердить я бабушку

никогда не буду!

Помогать по дому ей

буду после школы.

Станет снова бабушка

бодрой и веселой!

 

Ночные огоньки чем темнее, тем

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

НОЧНЫЕ ОГОНЬКИ Чем темнее, тем виднее огонькиНОЧНЫЕ ОГОНЬКИ

Чем темнее,

тем виднее

огоньки.

Окна хат

вдали горят,

как светляки.

Этот свет

напоминает нам

о том,

что на свете

есть и наш

родимый дом.

Дом,

в котором

кто-то близкий

и родной

свет не гасит,

поджидая

нас с тобой.

Дом,

где любят нас

и рады нам

всегда,

где окно,

как путеводная звезда,

свет которой

в непроглядной тьме

ночной

помогает

отыскать нам

дом родной.

 

Если очень захотеть у крокодила

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ЕСЛИ ОЧЕНЬ ЗАХОТЕТЬ У крокодила вырастали крылья – он ими шевелил уже слегка, хотя они коротковаты были, и он летать не мог ещё покаЕСЛИ ОЧЕНЬ ЗАХОТЕТЬ

У крокодила вырастали крылья –

он ими шевелил уже слегка,

хотя они коротковаты были,

и он летать не мог ещё пока.

Он их растил внимательно и нежно,

берёг от ветра, солнца и дождя,

а по утрам подпрыгивал прилежно,

своим хвостом отчаянно вертя.

Дни проходили.

                         И пришло мгновенье,

когда он,

                 тело вытянув в струну,

взлетел,

             отбросив страхи и сомненья,

и улетел в волшебную страну.

На тот,

            пока что не открытый,

                                                  остров,

где может даже дерево взлететь,

куда попасть,

                       конечно же,

                                            непросто,

но – можно,

            если очень захотеть!

Голубой крокодил на далёком таинственном

 Автор: НА ЛЕСНОЙ ПРОГУЛКЕ

ГОЛУБОЙ КРОКОДИЛ На далёком таинственном острове, где гудит, не смолкая, прибой, где торчат из воды скалы острые, и видны корабельные остовы, крокодил живёт голубойГОЛУБОЙ КРОКОДИЛ

На далёком таинственном острове,

где гудит, не смолкая, прибой,

где торчат из воды скалы острые,

и видны корабельные остовы,

крокодил живёт голубой.

Надоело ему одиночество –

столько лет всё один да один! –

поболтать ему до смерти хочется,

но, увы, из культурного общества –

никого, только он – крокодил.

Те, кто терпит кораблекрушение,

доплывают до суши порой,

и приводит их сразу в смущение

небывалое в мире явление –

крокодил, как лазурь, голубой.

Он гостей, как положено, чествует:

улыбаясь, кричит им – «Привет!»,

поздравляет с концом путешествия

и, ругая стихийные бедствия,

приглашает гостей на обед…

А потóм – всё опять повторяется.

Он один, как и прежде, живёт,

слёзы горькие льёт-убивается

и… мечтает:

                      «Вдруг снова появится

давший течь небольшой пароход!»