«как это я забыл о

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

«Как это я забыл о том…»

Как это я забыл о том,

кто делает зарубки

на самоструганном столбе

из мачты корабля!

Так можно потерять себя

средь этой мясорубки,

по незнакомым неживым

почтительно скорбя.

А он идёт неспешно в лес

собрать плоды и фрукты,

он доит коз, а их навоз

на грядки он кладёт.

Вот появился и изчез,

и только дым из трубки

обозначающий его,

летит среди небес.

1997

 

* * *

Ночной пейзаж с локатором локатор

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

НОЧНОЙ ПЕЙЗАЖ С ЛОКАТОРОМ Локатор карту лучом колотитНОЧНОЙ ПЕЙЗАЖ С ЛОКАТОРОМ

Локатор карту лучом колотит.

Локатор катит волну на отмель.

В халате мартом кошачьим бродит

луч, отражённый бесповоротно.

Ему удача б – косые крылья,

и вой сирены, и рёв ракеты…

А он у дачи, сухой и пыльный,

пленён репейниками кювета.

И как ревматик, хромая с хрустом,

забору кости перебирая,

плетётся шагом, зелён и грустен

по небу, как по району рая.

Лишь облака, пустоту нарушив,

в его нерадостном реют свете,

да бестелесно, как ангел душу,

сухие листья проносит ветер.

1965

 

* * *

Стансы к робинзону по следам

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

СТАНСЫ К РОБИНЗОНУ По следам людоедского полдника, мистер Крузо, поступает закат в Ваше веденье до восходаСТАНСЫ К РОБИНЗОНУ

По следам людоедского полдника, мистер Крузо,

поступает закат в Ваше веденье до восхода.

Нимфу можете выбрать, а если неймётся – музу

и плодить соответственно – гимн, серенаду, оду…

Мне ведь тоже дано – хоть в автобусе – уединенье

Или в кухне безмолвной, один на один с минтаем…

Что – Свобода? Она – одиночество, или – деньги?

– Нет ответа. Поскольку мир – НЕ обитаем.

Дорогой Робинзон! Позвольте представиться. С Вами

говорит одиночка, к сему не причастный миру.

Я витаю, как Вы, в треугольном моём вигваме,

собираю крушений нетленные сувениры.

Простота воровства, звуковой набор деклараций…

Кособокою рифмой намазан сюжет на образ –

и на клетчатый фон нанесён мой стишок дурацкий,

и какой Аполлон внушил его мне, раздобрясь!

А каков Аполлон, такова и его Эвтерпа,

таковы и иные: волхвы, экстрасенсы, духи…

Мне бы только успеть проорать, не сбивая темпа,

что-нибудь посмешней из кромешной моей чернухи.

Мне бы только покрыться пупырышками озноба,

мне бы в гавани спрятаться, не поднимая флагов…

А лавровые веники пусть разбирают снобы

на каких-нибудь их коллективных архипелагах.

1990

 

Свобода теперь брожу среди улиц.

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

СВОБОДА ТЕПЕРЬ Брожу среди улицСВОБОДА ТЕПЕРЬ

Брожу среди улиц. Имею

свободных часа полтора.

И рад, как безумный Емеля

со сказочной щукой у рта.

Завязаны тучи узлами.

Термометер косит на нуль.

Свобода! Ведь это же знамя,

которому я присягнул!

Что ноль! Мне сегодня и минус

не сможет испортить досуг.

Вот жаль, телефоны сменились

за сорокалетье – подруг.

Но я пересилю досаду

и приступ тоски перебью.

Но я на бульваре присяду

на редкую ныне скамью.

Всё так же, как прежде красивы

фигуры отзывчивых жён…

Бутылку прохладного пива

открою карманным ножом.

Опять оттеняет барокко

деревьев потухшая медь.

Я тут проторчу одиноко,

покамест не станет темнеть.

Вот в сумерках пара за парой

взлетят, обнимаясь, в зенит.

Старушки побрякают тарой.

Трамвай чем-то там прозвенит.

Потянет сырою прохладой.

Бабуси посуду сдадут.

И вот – притягательно сладок

домашнего дыма уют.

Пора возвращаться к покою.

Метро. Телевизор. Постель.

Так вот она, значит, какою

Свобода предстала теперь.

2005

 

Ранняя весна зима оплошала, и

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

РАННЯЯ ВЕСНА Зима оплошала, и в этом весна виноватаРАННЯЯ ВЕСНА

Зима оплошала, и в этом весна виновата.

Азарт бабуина – где флегма мурлыкала сонно.

Был собственник шара, а стал арендатор квадрата.

Но – вытатуировал номер её телефона…

Грачи токовали, шалили магнитные иглы.

Весны утюги пропекали до вылета лета.

Она затевала с прохожими шумные игры

с весёлой ноги, невзирая на многая лета.

А там, где рыдали прозрачные столбики с крыши,

Снегурочек лица унылые квасились тоже,

и в светлые дали взлетали – всё выше и выше –

крикливые птицы, на синих снаружи похожи.

2002

 

И март… и март, когда

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

И МАРТ… И март, когда снег, как и сказано, марок и чёрен, и детское солнце – не то,что зимой умудрённо вполглаза глазело сквозь чёрную рваную воду, сквозь варежку тучи в солёную кашу асфальта – а юное, то, что хохочет по мрамору неба, что мячиком скачет свободным, пустым, разноцветным и смотрит вполглаза на утлые наши безумстваИ МАРТ…

И март, когда снег, как и сказано,

марок и чёрен,

и детское солнце –

не то,что зимой

умудрённо

вполглаза глазело

сквозь чёрную рваную воду,

сквозь варежку тучи

в солёную кашу асфальта –

а юное, то,

что хохочет по мрамору неба,

что мячиком скачет

свободным, пустым, разноцветным

и смотрит вполглаза

на утлые наши безумства.

И всё это – март:

неразменные дохлые будни,

и кошкины страсти,

и солнца футбол оголтелый…

1998

 

Эрнст теодор амадей э.т.а. гофман,

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ ЭЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ

Э.Т.А. Гофман, Э.Т.А. Гофман!

Вы рисуете в тетради

рюмку с крылышками. Это

значит: Вы – навеселе.

Это значит: для забвенья,

вдохновенья, воспаренья,

ради звуков сладких пенья

был наполнен сей сосуд.

И таинственный Щелкунчик,

хохотунчик, кувыркунчик

изготовился зловещим

цыкнуть зубом трудовым.

И когда младая Юльхен

затворится с мужем в спальне

и игрушечный солдатик

честь условную отдаст,

из тетрадки вынет Гофман

псевдогреческую наблу

(ключ от кода) – рюмка звякнет,

крылья в небо понесут.

1999

 

Большой город ах, какой грустный

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

БОЛЬШОЙ ГОРОД                          Ах, какой грустный город на зареБОЛЬШОЙ ГОРОД

                         Ах, какой грустный город на заре…

                                                        А. Блок

Фонарь света замирает, утренний.

Рябит в окнах, ибо стёкла кокнуты.

Ещё спишь ты, но уже напудрена.

Лежит рядом твой платочек скомканный.

Мечта реет, как баклан над яхтами:

заснуть дома, а проснуться на море…

А там солнце у руля, как вахтенный…

Подъём флага, как в пионерлагере…

Потом вышли на свою Дубровскую.

В момент уши, как прибор, зашакалило.

Другой выход заколочен досками.

Легко вынуть, но, ленясь, не стали мы.

Сидит кошка, а тиха, как мышь, она,

машин тени отразив в хрусталике.

Ору в голос – чтобы ты услышала:

– Большой город, а ревёт, как маленький!..

2002

 

Осиновый листик * * *

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

ОСИНОВЫЙ ЛИСТИК                   *                       *                         *                                 *                   Анатолию Ларионову               Осиновый листик           летит к пигментологу:      – Я что-то желтею, я что-то краснеюОСИНОВЫЙ ЛИСТИК

                  *

                      *

                        *     

                           * 

                 Анатолию Ларионову

              Осиновый листик

          летит к пигментологу:

     – Я что-то желтею, я что-то краснею…

    И мне не трепещется, рыжему, долго.

  Зелёный – был хват. А теперь – посмирнее…

  Парили пушинки (блестел я упруго),

  стрекозы шептались о чём-то своём…

   Верните мне, доктор – прошу Вас как друга –

    мой вид и фактуру, мой цвет и объём!..

      Пигментологиня помажет микстурами.

         Помашет рецептом, пронзительно белым.

           Инъекцию сделает против простуды.

             Прилепит полезный компресс между делом.

               Примочку из охры

                  с сиреневой мазью смешает

                   и предупредит рецидив…

                   А листья багряные

                  сыплются наземь,

                 и куколки спят

                 в паутинках

              седых.

2003

 

Судьба-рыболов судьба – рыболов, не

 Автор: ЛИРИЧЕСКИЙ СТАРИК

СУДЬБА-РЫБОЛОВ Судьба – рыболов, не минУть её неводаСУДЬБА-РЫБОЛОВ

Судьба – рыболов,

не минУть её невода.

Не выдаст –

скорее сожрёт, как свинья.

Седьмое июля

прошло, как и не было.

Но что-то осталось

от этого дня.

Но что же осталось?

Какая материя?

Слова на бумаге

и отзвуки слов.

Был сумрак потерь –

стал мираж обретения.

А цену им знает –

Судьба-рыболов.

1995