Из македонской тетради 1. струга

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

ИЗ МАКЕДОНСКОЙ ТЕТРАДИ   1ИЗ МАКЕДОНСКОЙ ТЕТРАДИ

 

1. СТРУГА

Праславянской истории окрик,

Пуповинных сосудов прибой.

В них пульсирует озеро Охрид –

Дно песчаное, свод голубой.

На деревьях зелёная роба,

Дрим одним лишь названием чёрн.

Носит волн материнских утроба

Черепичного города чёлн.

Плеск их, с отзвуком первого всхлипа,

Шепчет, брызгами радуг летя,

Что Олимпия не от Филиппа,

А от Зевса зачала дитя.

И прислушавшись к мерному гулу,

Волн пророчеству наоборот,

Ты припомнишь: на Инде, близ Кулу,

Оборвался великий поход,

Но поднимутся новые стяги

В небеса на балканском горбе,

И античное солнце отваги

Взмоет ввысь на славянском гербе!

 

2. КОНСТАНТИН МИЛАДИНОВ

Берег весь в киновари и охре,

Византийском узоре листвы.

Миладинов разглядывал Охрид

В запотевшие стёкла Москвы.

Не привыкший к пустому досугу,

Быстрой славе, чужому куску,

Он тоской по славянскому Югу

Распалял мировую тоску.

Сын Филиппа, османское иго

Или вдруг приходило на ум –

У Климента из Охрида книга,

И такую же держит Наум,

И что век скоротечнее суток,

Ночь и день, будто нечет и чёт,

Что мечтой о Салониках Вруток

По волнам своих кровель течёт.

Пусть в России витийствует вьюга,

Пусть в дубу ледяное дупло –

Соловью со славянского Юга

Византийское веет тепло!

 

3. МОЛИТВА

Под стражу взял святой Георгий

Вход в стружский православный храм,

Зане земных кровавых оргий

Не быть свидетелями нам.

Дождь стих, и выползли улитки,

Пытаясь одолеть фасад.

На смуглом лике нет улыбки,

И взоры молнией грозят.

А он коню тревоги крайней

Ослабить не даёт узды:

Ведь истекает кровью Крайна

В двух днях автобусной езды,

Ведь голубь, нёсший ветвь оливы,

Насажен чучелом на жердь,

Ведь люди могут жить счастливо,

Когда у них под боком смерть.

Подобьем пешеходной зебры

Для безопасного пути

Сей мир, чтоб замирились сербы,

Коль можешь, Отче, расчерти;

Взгляни, как Твой Небесный Воин

Всё круче изгибает бровь –

Один, кто видеть удостоен

Отсюда льющуюся кровь

Иль прозревающий вот эту

В предгорьях горестной Чечни.

Прошу тебя, препоны Свету

И воздаянью не чини,

Не дай любви уйти в альковы,

Воскреснуть тени Шамиля –

Про Косово и Куликово

Пусть вспомнит русская земля!

8–19 сентября 1995 г.

 

4. СВЯТОЙ НАУМ

Это чудо наделало шума,

И сегодня с ним ясности нет:

В храме сердце Святого Наума

Бьется скоро уж тысячу лет

До сужденного Господом мига,

Вслед за коим проснуться должны

Все, кто сгинул в османское иго

И за две мировые войны,

Кто служил изгоняемой вере,

Пил полынного горя настой,

Храм Архангела строил в пещере

И молился Софии Святой.

Плыли в воздухе мирные трели

Прилетающих к озеру птиц,

И Апостолы скорбно смотрели

В мир провалами белых глазниц,

Сбитых с фресок рукой иноверца,

В слепоте своей зрячих стократ,

И Наума бессмертное сердце,

Будто колокол, било в набат! –

И всеведущим было, и вещим,

По делам воздаяньем грозя.

В мире есть невозможные вещи,

Объяснить их рассудком нельзя:

Силу слова и слабость империй,

Не свернувших теченье реки,

Что к святителям дикие звери

Приходили и ели с руки.

29–30 августа 2000 г., Охрид – Струга