«в подвале художника крыса жила…»

 Автор: Анатолий Кобенков

«В подвале художника крыса жила…»

                     Сергею Григорьеву

В подвале художника крыса жила,

какао пила и хозяйство вела.

И друг мой художник – когда запивал –

не думал о быте и горя не знал.

– Художник, художник, – твердил я тогда, –

ты с крысой навечно, а я – иногда…

Я знал эту крысу, не знал, почему

мне выпала птица, а крыса – ему.

Я знал его жизнь, но не знал, отчего

она не моя, эта жизнь, а его…

Не в меру завистлив и в меру тверёз,

я шёл к нему в гости в жилетке для слёз

(жилетка, жилетка – как очи жены,

твои сухожилья слезой прожжены), –

я шёл к нему в гости, уже за версту

расслышав, как лапка прилипла к холсту,

как бьётся она, как дерётся с холстом,

сеча его дали сторуким хвостом…

– Художник, художник, – волненье уймя,

кричал я ему, угощеньем гремя.

И он расцветал, получая портвейн,

и пела она, принимая ликёр…

Ах, как выпивалось нам под помидор,

в то время, как крыса крошила эклер…

– Художник, художник, не спи в башмаках, –

несчастная крыса молила в слезах, –

художник, художник, не спи под столом –

щекой на щели и на кисточке лбом…

(Ах, в эти часы из жилетки моей

легко выжималось десяток морей…)

Когда я из пьяного сна выплывал,

я слышал, как крыса утюжит подвал:

послушные ей, то метла прошуршит,

то встанут навытяжку карандаши,

то кисть, разбегаясь со скоростью Ту,

сквозь бури палитры летит по холсту…

Художник, художник, я понял в тот час,

кто дышит за нас и кто пишет за нас,

что счастье твоё и несчастье моё

зависит от лапок и зубок её…