Сказание о пустынножителе сергии взглядом

 Автор: ИЗ КНИГИ "ВЁРСТКА МИРА"

СКАЗАНИЕ О ПУСТЫННОЖИТЕЛЕ СЕРГИИ Взглядом с кротостью тихих стариц И разящей стрелы прямей Осени меня, Сергий-старец, Иже отрок ВарфоломейСКАЗАНИЕ О ПУСТЫННОЖИТЕЛЕ СЕРГИИ

Взглядом с кротостью тихих стариц

И разящей стрелы прямей

Осени меня, Сергий-старец,

Иже отрок Варфоломей.

Именитого рода отпрыск

С детства схиму принять готов.

Лёг ордынских пожаров отблеск

На великий тобой Ростов.

А что матушка всё корила,

Буквы виделись, как в дыму:

Хоть прилежен был сын Кирилла,

Да ученье не шло ему.

От усилий дрожали губы –

Слоги в слово свести в конце.

Раз явился ему под дубом

Странник в рубище и венце.

Столь в чертах его было лада,

И стоял он, лицо склоня,

Вопрошая: «Что хочешь, чадо

Сердцу милое, от меня?

Не обижу тебя отказом,

Чую Господа Благодать…»

Умолял его отрок разум

К постиженью Писанья дать.

Позабыл он, что послан в поле

На подворье вернуть коней,

Чтенье белого света боле

Возлюбивший Варфоломей.

И родителей век покоя,

Сын послушный, искусный чтец

Скит свой видел он над рекою

В месте, названном – Маковец,

Келью брата и елей лапы,

Быт, который суров и прост.

Освятить же их церковь дабы

Шлёт священника Феогност.

Там, где древние свет видяху

Или слышаху голоса,

Где теснятся к жилью со страху

Глухо стонущие леса,

Где под вьюгу в январской стыни,

Разделявший с ним груз невзгод,

Не осилив житья пустыни,

В монастырь его брат уйдёт.

Груз тот взвесить – нужны весы ли?

Весть оставил о нём свою

Византиец святой Василий

В «Наставлении» к житию.

В малой келье горит лучина,

Но по-прежнему в ней темно,

И хохочущая личина

Мрака вмёрзла в её окно.

Хоть из брёвен была нешатких,

Поддалась она, та стена,

Бесам в остроконечных шапках,

С кем пришёл к нему Сатана.

И дрожала его церквица,

И кричали ему: «Беги!»

Сергий вслух продолжал молиться:

«…Расточатся Его враги!»

И по слову зажглась лампада,

Свет разлился не от огня.

Сергий слышал: «Что хочешь, чадо

Сердцу милое, от Меня?

Не коснется сих стен разруха,

Ибо здесь Моя Благодать».

Он испрашивал силу духа

В одоленье видений дать.

Снова взору светло и лепо.

Голод легче вдвоём терпеть.

Вот последнюю меру хлеба

Ест с ладони его медведь.

В самом сердце сосновой чащи

Иже Сущий на Небеси

Слышит Сергия Зов, звучащий

Во спасенье всея Руси.

И к единствовавшу две лете,

Боле, мене того, неведь,

Чьим хранителем был у клети

Приручённый зимой медведь,

Потянулись другие братья,

Сокровенным речам внемля,

Дабы стойкостью их, как ратью,

Укрепилась к врагам земля,

Дабы каждого, кто достоин

Подпереть её мир плечом,

Ограждал бы сам Сергий-воин

Духа выкованным мечом.

И у стен неземного Града

При немеркнущем свете дня

Спрос держал он: «Что хочешь, чадо?» –

Чая слов: «Избери меня!»

 

* * *