О византия! о византия! как

 Автор: Андрей Голов

О ВИЗАНТИЯ! О Византия! Как сладок пророческий сон Резных энколпионов, соблюдающих сердце чисто, И созерцательных паламитских икон, Набросивших на лице вуаль золотого ассиста, Дабы напомнить, что в свете нет никакой Тьмы, полутени и ренессансных сфумато, Излитых взбаламученной рекой На оргии анатомистских и томистских рабов целибата Искровавивших чинквеченто конкистадорскими алебар- дами, дабы поскорее рассечь пуповину, Связующую ацтеков и тот единственный дар, Коим вся ойкумена обязана Мариину Сыну, Пока Он вне времени председит одесную Отца, Зря вся земная, аки стадо смятенно, И не прощает ни стали, ни свинца, Приемля только сердце сокрушенно, Которое бьется в груди смиренных святых Эпохи излета пассионарности Царя-града, Чьи губы в стасидиях поют Симеонов стих За полчаса до унии и изблеванья каменна града Из глоток осианских мортир, наведенных на Смальты Софии и пепел имперского мифа, Ибо кончаются прореченные времена Ибо Рим не поможет, ибо папа – прозвище грифа, Сиречь – стервятника, чьи птенцы бессчетным числом Слетаются на заре возрожденческой ночи Выклевывать на левкасе ятаганом и копьем Твои, Византия, рая испившие очиО ВИЗАНТИЯ!

О Византия! Как сладок пророческий сон

Резных энколпионов, соблюдающих сердце чисто,

И созерцательных паламитских икон,

Набросивших на лице вуаль золотого ассиста,

Дабы напомнить, что в свете нет никакой

Тьмы, полутени и ренессансных сфумато,

Излитых взбаламученной рекой

На оргии анатомистских и томистских рабов целибата

Искровавивших чинквеченто конкистадорскими алебар-

дами, дабы поскорее рассечь пуповину,

Связующую ацтеков и тот единственный дар,

Коим вся ойкумена обязана Мариину Сыну,

Пока Он вне времени председит одесную Отца,

Зря вся земная, аки стадо смятенно,

И не прощает ни стали, ни свинца,

Приемля только сердце сокрушенно,

Которое бьется в груди смиренных святых

Эпохи излета пассионарности Царя-града,

Чьи губы в стасидиях поют Симеонов стих

За полчаса до унии и изблеванья каменна града

Из глоток осианских мортир, наведенных на

Смальты Софии и пепел имперского мифа,

Ибо кончаются прореченные времена

Ибо Рим не поможет, ибо папа – прозвище грифа,

Сиречь – стервятника, чьи птенцы бессчетным числом

Слетаются на заре возрожденческой ночи

Выклевывать на левкасе ятаганом и копьем

Твои, Византия, рая испившие очи.