Косари когда приехали косари –

 Автор: ЧЕСТОЛЮБИВАЯ МОЛИТВА

КОСАРИ Когда приехали косари –               сбежалась глядеть вся округа: Дачники, дворовые псы               и другие строгие судьиКОСАРИ

Когда приехали косари –

              сбежалась глядеть вся округа:

Дачники, дворовые псы

              и другие строгие судьи.

А лето выдалось в тот год

              зловредней недуга:

Солнцем приманит –

              и сразу дождем остудит.

И косари обманули –

              ни песен, ни мускул,

Но потом к ним привыкли,

              как ко всякому гостю.

Старший носил железные зубы,

                          смеялся тускло

И воду из родника

                    зачерпывал горстью.

Другой выпивал,

                  но трезвым чинил ботинки,

А денег за это не брал –

                  ну, разве немножко.

И только третий –

                   как будто сошел с картинки,

А дома его дожидалась

                        жена-хромоножка.

Все откуда-то знали,

                    что живет он с нею не венчан,

Что одета она в три кофты,

                          наподобье капусты.

А еще среди косарей

                     было несколько женщин –

Вроде не старых,

                 но молчаливых и грустных.

На утро взялись косари за дело.

                                А птицы пели,

И в ближнем ельнике падали шишки

                               с тяжелым стуком.

Звенели косы, как струны.

                         И в продолженье недели

Дождя не случилось,

                      как косари и хотели.

И вот на прощанье, в субботу,

                      закончив дела до срока,

В тесовой сторожке

                    возле самой дороги

Косари собрали тех,

                   кому одиноко.

А одиноко было если не всем,

                             то многим.

Женщины хлопотали,

              старший стоял у двери,

Встречал гостей

              и шутил с ними о погоде.

Второй крепился, чтоб не напиться.

                            В какой-то мере

Это и удалось ему, вроде.

А младший сел как, нарочно,

                            под образами,

И красный угол казался

                         еще краснее.

И красавица первая

              спросила, блеснув глазами:

«На что тебе хромоножка?

                    Зачем ты с нею?

Пойдем со мною,

                 ты лучшей доли достоин,

Лицо мое – видишь – красиво,

                               и дом мой светел.

Я буду любить как никто!»

                         Но он остался спокоен.

Улыбнулся только

                   и не ответил.

И лишь под утро,

                 когда почти опустела сторожка,

Сказал негромко:

                «Не мила никакая другая.

Я жив, покуда

               со мной моя хромоножка.

Ни дождь, ни молния

                    тропы моей не достигает.

Враги мои чахнут,

                   причины не понимая,

И время летит – но не старит,

                   в злобе напрасной…

Знаете –

           я даже рад, что она хромая,

Мне и так с нею боязно –

                 с безнадежно прекрасной».

А когда уехали косари –

                  пришла гроза невиданной силы,

Даже старухи

              такой не помнили страшной.

И тот, кого после полудня

                    в дороге она захватила,

Домой возвращался под утро,

                       как будто из рукопашной.

Буря умчалась внезапно –

                          как накатилась.

Сильно шмели заныли

                        в траве усталой.

И ни с кем –

              ни с людьми, ни с живностью –

                            ничего не случилось,

Только у дома красавицы вырос цветок –

                                       диковинный, алый.

Дня четыре смотреть ходили

                            на это диво.

Рассуждали: за что ей такое?

                            Случайно, что ли?

И сказал дурачок деревенский:

                             «За то, что красива.

Правда, она всего лишь красива,

                            не боле.

А каждый живущий

                     достоин своей награды:

Любовь награждается верностью,

                     словом – слово,

Достойна восторгов

                     тоска соловья ночного,

А яркая внешность –

                     такой – цветочной – услады».

Но люди не слушали дурака –

                               еще не хватало!

И расходились,

              о чем-то своем печалясь.

И было средь них

              заботливых, верных немало,

А вот счастливые

              что-то редко встречались.

А дурачок

           стянул в буфете колбаски,

Стал жевать и мечтать,

              подпевая мечтам нестройно,

Что однажды приедут в село косари –

                            как из сказки,

И будет село

              таких косарей достойно.

1993 г., Переделкино

 

 

 

* * *