Ганнибаловы земли я чрезвычайно дорожу

 Автор: Михаил Яснов

ГАННИБАЛОВЫ ЗЕМЛИ Я чрезвычайно дорожу именем моих предков, этим единственным наследством, оставшимся мне от нихГАННИБАЛОВЫ ЗЕМЛИ

Я чрезвычайно дорожу именем моих предков, этим единственным наследством, оставшимся мне от них.

                                 А.С.Пушкин

Генерал Ганнибал

горевал.

Девятый десяток пошел

жизни, какой позавидует всяк.

Выкормыш славы Петровой,

смельчак,

фортификатор, строитель

и укреплений смотритель,

вспыльчивый, гневный, суровый,

лихой,

с буйною кровью и бешеной плотью;

перед судьбой

не преклонявший колени,

хоть и

подозревался однажды в измене

(«понеже он человек иностранный»);

познавший Париж и Голландии берег туманный,

а также сибирских морозов опальную крепость,

себя укрепивший, как крепость,

валами и рвами

гордости, славы, –

старик Ганнибал раздвигает руками

ингерманландские травы,

смотрит окрест,

загибает лиловые пальцы:

Воскресенское, Коприно, Пижна, Погост,

Суйда, Мельница, Елицы, Малые Тайцы…

Накопил, накупил – на виду, под столицей:

вот прибавка к чинам и к дворянству, и к прочной семье –

жить на этой земле,

укрепиться, укорениться

и века, точно крепость, стоять.

Если же сыщется снова какой-нибудь тать, –

то-то убежище будет потомкам!

Бродит арап темнокожий по топким

северным тропкам,

земли свои, Ганнибаловы, в мыслях лелея:

Здесь, хорошо бы, – усадьба, а дальше – аллея,

чтоб открывался на речку приятный для старости вид.

Бродит арап и грустит.

Чует душа: размельчат, разбазарят, развеют,

распродадут эти земли его сыновья,

как ни дели, чтобы все получили на равных…

А ведь отыщется внук,

нет, скорее – какой-нибудь правнук:

смуглый, курчавый,

соперничать станет со славой

прадеда, –

если же будет наследство разбито, а то и раскрадено,

что же ему, кроме имени предков, останется?

Бродит арап, загибает лиловые пальцы.

Бродит опушкой

замшелой, шуршащей дубравы…

Желуди Болдинской осени падают в травы.

1976