«живущие на разных скоростях,» живущие

 Автор: Кирилл Ковальджи

«Живущие на разных скоростях,»

Живущие на разных скоростях,

в руках мы держим собственное время,

час для Вселенной просто никоторый,

единственный – для каждого из нас.

Что общего в случайном совпаденье

календарей и стрелок часовых?

Как подвести под общий знаменатель

час чьей-то смерти, час моей любви?

Боль одинока, наши сны отдельны,

воспоминанья наши несводимы,

им не к чему сверять свои часы.

Как могут так красиво лгать созвездья,

когда в пустом пространстве одинока,

всегда отдельна каждая звезда?

Соединила ночь звезду и тополь,

но, Боже мой, где тополь, где звезда?

Соединила ночь глаза и небо,

но что-то нас разводит навсегда.

Одна любовь освещена порывом

соединить два времени в себе,

но и любовь в беспамятстве слиянья

из двух отдельных лишь рождает третье,

опять отдельное, как тот и та…

И яблоко, и облако, и зяблик –

вне времени. И сила повторенья

им возвращает неизменный облик, —

они бессмертны, ибо никому

не задают вопросов. И в ответ

благоволенье им, вознагражденье:

им смерть – как сон, а завтра – пробужденье.

Я слишком жив, не уложиться мне

в горизонтальный круг существованья, —

не яблоко, не облако, не зяблик,

невидимую ось ищу наощупь,

бросаю по сквозящей вертикали

и вверх и вниз – раздвоенный вопрос.

За то, что я не сплю, а вопрошаю,

отказано мне в вечном повторенье,

но единичный может приподняться

над временем. Один – не воин в поле,

но волен поле в песню претворить.

И музыка, и муза, и молитва –

над временем. У музыки ли спросишь,

ей сколько лет и где она ночует,

когда она уходит от тебя?

И музыка, и муза, и молитва

в свободном измерении живут,

где человек проходит через стены

и птица пролетает сквозь стекло, —

не одинока боль, сны не отдельны,

не расстается с тополем звезда.

Вот только это, видишь, только это

я, тонущий во времени, бросаю

на берег неизвестно для кого…

 

 

* * *