«закаты-накаты…» «закаты-накаты облатки небоватые стелят

 Автор: СОЛАРНЫЕ ЗНАКИ В ГОРОДЕ М

«закаты-накаты…»

«закаты-накаты

облатки небоватые

стелят шелка

златовато-несватные:

иль-

лю-

с

и я –

иллюзия чьего-то

присутствия ря-дом.»

Где бок белого шкафа и стена – угол.

Это летний предвечер – скоро станет садиться солнце.

Качаются, трепещут, тени застынут, и снова –

Импресьоны и японские танку, хокку.

В углу, где солнце тысячей круглых рябей

Плавно шатает тени, стены, периферии, ветры –

То ли оплывшие стёкла Лалика на просветы,

Толи плазмы киноэкранов в декорациях театра –

Кто-то сойдёт с ширм золотистых, невесомых, прохладных,

Выйдет в завитках солнечных, бесплотными тенями подёрнутых.

То не деревья солнцем колышимы,

Но мониста цыганские, прозрачно-хрустальные,

Неощутимые, тихие; блики, струны, хрусталины.

Блекнет, уходит с небес Осветитель Главный,

За дома переходит с гастролями, с чудами.

Где бок белого шкафа и стена – просто угол

И кончилось представление, c`est finie феерии.

То было золотое мгновение, веяние, нее,

Была то материя, мечты, что ли материя.

В трепете, в колыхании, сама-само-доста-точность,

Точность физического явления и дышало,

Дышало, что-то, как вдохновение, что ли.

Вечер сумерничает невзначай, поступательно тактами

Акт следующий – реальность таинством обесцвечивает,

Меняет тени бесплотные на густеющие,

загостевающие,

углевающие.

Где угол шкафа – за ним в глубине прихожей

Уплотняются серый, сизый – вечером меченные.

Голубой, синий растрачивает в движении ускользающем,

Прихорашивается и обезличивает, холодно дышит, таинственно.

Никто не пришёл солнечный, Некто смотрит из глубин вечереющий,

Из трещин, подкладов, зазоров, морщин.

«Кто-ты?», – «Не про вашу честь, незнающий.»

Ну, живи, рядом, слушай стоны мои восхищения,

Кушай сливы-ягоды, ночные-вечные мои вожделения.

28 июля 2005 год.