Юбилейная фантазия …лет в пятьдесят,

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

ЮБИЛЕЙНАЯ ФАНТАЗИЯ …лет в пятьдесят, а может быть и больше меня восточный украдёт король… Посланец экзотической страны, меня случайно увидав на сцене, куда случайно попаду, конечно, читать мои случайные стихи, случайно мне свою предложит дружбу, И соблазнит – обилием комфорта в гостинице… Узнав, что я – художник, предложит мне большую мастерскую в далекой экзотической странеЮБИЛЕЙНАЯ ФАНТАЗИЯ

…лет в пятьдесят, а может быть и больше

меня восточный украдёт король…

Посланец экзотической страны,

меня случайно увидав на сцене,

куда случайно попаду, конечно,

читать мои случайные стихи,

случайно мне свою предложит дружбу,

И соблазнит – обилием комфорта

в гостинице…

Узнав, что я – художник,

предложит мне большую мастерскую

в далекой экзотической стране.

Конечно же, сомненья одолеют,

я испугаюсь до смерти, хотя, –

скорей смешным покажется мне это —

в мои-то пятьдесят, а может больше!

хотя, возможно, в чём-то буду лучше,

в душе останусь девушкой я всё же,

пытающейся женщину играть…

(достаточно незаурядно, впрочем!)

Со мной не станут долго разбираться,

А просто – увезут.

Для Короля.

Всё будет въявь. И даже мастерская.

Вкушая экзотические фрукты,

невольно затоскую о картошке.

И стану думать…

Думать о мужчинах.

И вспоминать их – тёмных, светлых, рыжих,

и русых…

И загадочные души

их русские, а может быть иные

разгадывать, желать или жалеть…

И вместо золотого минарета

московское, сырое, злое небо

в разводах серых видеть наяву.

Потом

меня представят Королю —

той самой экзотической страны.

но я, конечно, буду в ностальгии,

в депрессии…

Но он не обратит

на это ни малейшего внимания.

Отнимет мастерскую и холсты,

и кисти – всё!

Пока не соглашусь

навеки стать его женой любимой,

наверно, тридцать третьей,

иль – последней.

И буду жить.

Печально? Беспечально?

Немного пожилою и усталой,

блондинкою, слегка уже седою.

От случая до случая «пиша»

картины и стихи поочерёдно…

Лет в пятьдесят, а может быть и больше

я вдруг рожу случайного ребёнка

от Короля, не слишком пожилого,

счастливой экзотической страны.

А дальше?

Дальше я, увы! – не знаю.

Случайный стих мой исчерпал себя.

Всё началось и кончилось однажды,

когда,

лишь к тридцати земным годам,

душа! – ты, наконец, привыкла к телу

и полюбила, хоть немного, жизнь.

Всё началось и кончилось однажды,

когда, задумав написать о муже

серьёзные, печальные стихи,

рука вдруг начала писать такое:

«…лет в пятьдесят, а может быть и больше

меня восточный украдёт король…»