Лист календаря – ну как,

 Автор: Михаил Яснов

ЛИСТ КАЛЕНДАРЯ – Ну как, вам нравится? – Но зато как хорошо! (Из разговора на поэтическом вечере) Спешит поэт столичный, веселый человекЛИСТ КАЛЕНДАРЯ

– Ну как, вам нравится?

– Но зато как хорошо!

(Из разговора на поэтическом вечере)

Спешит поэт столичный, веселый человек.

А с ним актер, отличный от суетных коллег.

Спешит народ вприпрыжку на голос аонид.

А ветер завывает, а вьюга леденит.

Нева, дома, сугробы, собачий купорос…

Я славлю Дом ученых, пригревший нас в мороз!

Ревнивый и неявный под ребрами толчок,

и юности недавней знобящий сквознячок.

А гости перед входом успели покурить,

они в шестидесятых успели поцарить,

они поотражались в волшебных зеркалах –

осколки поколенья с усмешкой на губах!

Какая разыгралась за окнами буза!

Но подвернулся повод закрыть на все глаза:

как будто есть на свете лекарство от нее –

веселое фиглярство, занятное вранье.

Шумит поэт столичный, миляга и пострел,

и все-то он на свете унюхал-усмотрел:

Чуковского он видел, Ахматову он знал,

но не пристали к пальцам ни слава, ни металл.

Над позднею удачей кружит февральский снег

и оживают тени, и оживляют век,

и голос легендарный взлетает над Невой,

как легкий, календарный, листочек отрывной.

Какое поколенье почти сошло на нет!

А мы поодиночке идем за вами вслед

и на привычный проблеск мальчишеских седин

с веселым одобреньем и с ужасом глядим…

1985

* * *

«Все тесней и все интимней…»

Все тесней и все интимней

круг друзей – и не уйти мне

от того, что белый свет

среди крыш и среди веток,

словно марлечка на свет,

стал прозрачен, стерт и редок.

Умирают старики.

Все слышнее с той реки,

с той далекой переправы

их живые голоса.

Нам для подвигов и славы

остается полчаса.

Где содумники? Их нету.

Разбрелись по белу свету,

каждый сам себе горазд.

Что на свете остается?

Чистый лист и чистый наст.

Одиночество и солнце.

1986

* * *