Каминные экраны 1. экран с

 Автор: Андрей Голов

КАМИННЫЕ ЭКРАНЫ   1КАМИННЫЕ ЭКРАНЫ

 

1. ЭКРАН С АКТЕОНОН

     Сомкни, сомкни скорее ресницы

И ветер обгони, Актеон:

     Нет-нет, тебе все это не снится –

Но лучше бы ты спрятался в сон.

     Закинув заалевшую шею

Под реянье амуровых крыл,

     Диана отдается Протею

И лук смирил разящий свой пыл.

     А он неутомимо-влюбленно

Хитон свой распахнув в забытьи,

     Целует ей колени и лоно

Прохладными губами струи.

     Но, тронув арфу птичьих напевов

Под сенью лиловатых олив,

     Охотница останется девой,

Кипящий кратер страсти испив…

     Ты видел эту тайну – и поздно

Стопами попирать бытие.

     Богиня ослепительно-грозно 

Узрела отраженье свое.

     И тщетны твои вопли и знаки

Той, ветви раздвигавшей, руки:

     Отныне ты – олень, и собаки

В бедре твоем смыкают клыки.

 

2. ЭКРАН С КИЛИКОМ

Ахейский килик прячется в левкоях

И о шандалах грезят хрустали,

              Из коих

Мускат страстей допили – и ушли

Пропеть хорал, ботфорт поставить в стремя,

И вспомнить, Рубикон минуя вброд,

              Что время,

Как контроверза эллинам, течет,

Переполняя славою и сластью

И груди, и ронду, и виноград,

              Пред властью

Цитируя пастушеский аркад-

ский рай, где томный пармезан влюблено

К оплывшим грушам в блюдечке приник,

              А донна

Отстегивает хрусткий воротник.

Она устав Венерин всласть исполнит

И, ножкой отодвинув вирджинал,

              Дополнит

Все то, о чем стиллебен умолчал,

Когда велел аахенские кубки

Обнять ковром, чья родина – Стамбул,

              И губки

Амура поцелуями замкнул.

 

3.ЭКРАН С ЗАМКОМ

Зябкий замок взобрался на вершину,

     Вдруг припомнив готическую хрию,

И достался единственному сыну,

     О котором маркграф молил Марию.

Сын родился, обещанный иконе,

     Крест сменил – и над скалами, впритирку

К дряхлым башенкам, выстроит на склоне

     Протестантскую простенькую кирху,

Чей фронтон, поясняя для досужих

     То, что ясно и так влюбленной даме,

Отражается в бирюзовых лужах,

     Именуемых выспренне – прудами,

Над которыми дремлют кулеврины

     И гремят боевые перепалки,

А Вальпургиевой ночью из глины

     Вылезают ундины и русалки –

Те, чья тень языком хвоста устала

     Целомудренно спорить с Казановой

И на шелке прожженном начертала

     Сей ландшафт из Саксонии сосновой.       

 

4. ЭКРАН С КОЛЕТТОЙ

Вновь в лучах католического лета       

Облакам пристающего корвета

     Из-под шляпки соломенной своей

Улыбается юная Колетта.

Он привез папуасов и мулаток

Для скоромных услад аристократок,

     Чьи грехи обличая, кардинал,

Словно слог Декалога, будет краток.

Но, не зная приличий политеса

И монаршего к неграм интереса,

     Их с нотр-дамских тимпанов обличит

Сама Агнцу представшая Агнесса.   

А Колетта исправит понемножку 

Фанатички готической оплошку,

     Для месье Лиотара и Буше

Из-под бархата выставляя ножку.

И забава мерцает в ее взоре,

Как букетик венериных викторий,

     И, подслушав лукавый клавесин,

Кружева ее пенятся, как море.