Певец с горящей галеры всегда

 Автор: ИЗЫСКАННЫЙ ПРОТЕСТ

ПЕВЕЦ С ГОРЯЩЕЙ ГАЛЕРЫ ПЕВЕЦ С ГОРЯЩЕЙ ГАЛЕРЫ

     Всегда трудно назвать поэтическую книгу. Еще труднее, чем роман. Потому что роман – это один мощный поток с единым сюжетом, с героями, идущими за автором с начала и до конца. А стихи? Маленькие, но очень яркие и бурные потоки! И каждое стихотворение при этом претендует на такой эмоциональный накал, который бывает не у всякого романа.

     И вот все эти потоки, все эти мини-романы должны подчиниться твоей воле, за которой стоит Воля их Истинного Творца! И лучшее, что ты можешь сделать: попытаться правильно расслышать его беззвучные слова.

     Если я расслышал их так, как нужно, то новый поток поэзии, данный Им через меня, сводится к протесту. К изысканному протесту. К протесту потому, что нельзя жить в таком страшном и страшно несбалансированном мире, и не протестовать против этого. А к изысканному, потому что поэт, как бы он ни тщился стать борцом, он все-таки останется поэтом. Певцом в античной одежде и с лирой. Даже если ему и кажется, что на нем красуется телогрейка, военный камуфляж, или деловой костюм предпринимателя.

     Вот и выходит, что я тоже такой. Но я живу не в блаженные времена Древней Эллады и не в годы расцвета Русского Серебряного века. Я поэт эпохи Армагеддона. И мне больше всего подходит образ певца с горящей галеры. Это как в фильме «Титаник», где музыканты играли на своих инструментах, глядя, как пассажиры пробуют спастись. Уйти они могли только разве что миг до того, как это сделает капитан. Иначе кто же будет поднимать моральный дух обреченных?

     Впрочем, не все оказались обреченными. Кое-кто спасся. И возможно, в том числе и потому, что музыка придала ему силы.

     Певец с горящей галеры рассчитывает на то же самое. И даже надеется на то, что галера не успеет сгореть и все-таки доберется до спасительного берега. Только бы люди не бросили тушить пожар и не начала паниковать.

     И, быть может, лира такого певца, его изысканный протест против покорного следования за черными звездами Армагеддона, поможет многим задуматься. А дума – это уже много. Умение думать – признак Человека Божественного, а не человека животного. Думать надо всегда. И уж тем более перед лицом Великой Беды.

     И главное, чтобы певца услышали гребцы. Да, им тяжко, они прикованы к лавкам. Но только они управляют судном. А не те, кто мечутся по палубе.

     Пусть услышат. А услышав, налягут на весла с новой силой.

     Леонид Володарский

 

 

* * *