6. «отгремели салюты, отговорилось море…»

 Автор: МОСКВА – ОДЕССА – МОСКВА

6. 6. «Отгремели салюты, отговорилось море…»

Отгремели салюты, отговорилось море

Небо рыдало навзрыд

Потом одумалось, рассмеялось, забывши горе,

Сказало – ты в этом лете уже позабыт.

Кто же слово замолвит о сгоревшем поэте?

Разве что ветер, да и тот, прошепчет, не прокричит.

Мы доедали старательно на одесском фуршете

Останки лета – с чувством, бестолку, без расстановки

Пластмассовыми приборами на этом банкете

Скребли по одноразовой посуде с золотой окантовкой

Пляжа. Рты полоскали в море, плевали

В безразличное небо, громко сморкались с горя, сопели

От духоты на солнце, на луну ночами певали

Подвывали, вываливали слова в песке, днями их грели.

Рядом были люди – мамаши, папаши, дети – семьи.

Хором, ансамблями пожирали пространство и время

Лениво, праздно, невоспитанно жизни премии

Пролёживали, растрачивали по-скотски, без зазрения

Чего-то там нравственного, сознательного.

Бездумно потребляли вечности, звучности

Во всю бытующих рядом красот Создателя.

В ответ ему – отрыжка, окурки и в животах пучности

Это наше будущее – дети. Потребители.

Это наше прошлое – взрослые, родители.

Это не семьи, не семейства – это целые роды, виды, кланы:

«Потребители» – высшая ступень эволюции

Человек пожирает континуум во время солнечной ванны.

Лето проиграло. Конец августа – время платить контрибуцию.

И оно тужится, бедное, пыжится, раскидывается остатками

Своими, себя кусками, костями, слюной, своими достатками: –

«на, ешь, Человечество, приятного аппетита,

Грабьте, уносите последнее, варвары, паразиты!»

Не слышат его, улыбаются,

Смеются, играют, купаются.

Меня воротит от этих людей,

В особенности от отдыхающих,

Тупых до рвоты.

От отдыха этих «дикарей»

Как-будто всё знающих

Душно до бронхиальной мокроты!

Вот такие вот объедки лета

2005го года, – съедены, съеты.

Не объяты, не вняты

С полок книги изъяты –

Завернуть обеды, ужины;

Дни, недели смяты,

Скомканы, в туалетах натужены,

Вышли, отъиграны.

Прямо с пляжа снова в вагоны,

Поезд №34 и пустые перроны –

Без провожающих, родных и близких,

Без любовников, Жигало, поцелуев склизких

Лето съедено, съето, разъято на части,

Оглоданы кости, разбиты бокалы – на счастье,

Не счесть, к счастью ползём дальше,

Поехали! Тронулись! «ну где же пресса, а?»

Подождите,

По прибытии,

Завтра –

«Одесса – Москва».

23 августа 2005 года