Венок фрагментов когда-то, когда поэты

 Автор: ПЕСКИ ЗЕМНЫЕ. ИЗБРАННОЕ ИЗ ПЯТИ КНИГ

ВЕНОК ФРАГМЕНТОВ ВЕНОК ФРАГМЕНТОВ

     Когда-то, когда поэты не зависели от процесса книгоиздания, от великого и ужасного станка Иоганна Гуттенберга, они больше принадлежали Поэзии. Потому что могли просто писать стихи, сочинять! А не думать о том, что произведения надо будет «пристраивать»! Конечно, им нравилось, что кто-то переписывает их стихи, в том числе и профессиональные переписчики. Они красиво заполняли пергамент, а еще до этого папирус, удивительными словами, рожденными в сердцах полюбившихся им авторов. Такие рукописные книжечки даже клали в гроб усопшего. Именно благодаря таким «посмертным библиотекам» мы имеем много бессмертных творений гениев поэзии. Например, в одной только Александрии было найдено множество подобных свитков. И среди них творения гениев из гениев, вроде Десятой Музы Эллады, Сафо!

     Позже, в эпоху Возрожденья поэты начали увлекаться сонетами, они сплетали целые венки сонетов, свежести которых мы поражаемся до сих пор.

     Постепенно поэты стали писать с оглядкой не столько на Бога, сколько на издателя. Понравится ли? Подойдет ли? Книги теперь п е ч а т а л и с ь!

     И творчество поэты, годы и годы его непростой жизни, ждали желанной переплавки в тиражи!

     А самая последняя, самая что ни на есть новейшая история поставила русских поэтов еще и перед проблемой неполучения гонораров. И при этом с крайними трудностями в деле издания поэтических книг.

     Вот и получается, что избранное из нескольких книг по праву можно назвать «венком фрагментов». Что я и делаю. И назвал я этот венок «Пески земные». Потому что голос поэта сейчас равен гласу вопиющего в пустыне.

     И все-таки те пять книг, из которых составилась книга шестая, все-таки имели отклики. Оказывались в «песках земных» чудаки, которые шли на голос поэта, да еще и внимали ему.

     Особенно показательна последняя книга «Знак Оповещенья». Мало того, что многие стихи из нее нашли своего читателя, она еще и стала определенной программной книгой. Благодаря своему предисловию «Поэты Светореализма». Теперь термин «светореализм» потихонечку вошел и продолжает входить в сознание интересующихся поэзией, связанной с космогонией, идеями Блаватской и Рерихов, с лирикой, чью родословную надо искать в туманных временах уже упоминавшейся Сафо!

     Каждый из фрагментов своего венка я снабдил фрагментом, взятым из предисловия к очередной вышедшей книге. Постарался несколькими строками дать представление о моем мироощущении того времени, когда книга ложилась на прилавки магазинов. Естественно, я старался отобрать то, что наиболее запоминалось читателю, что вызывало сердечный отклик взявшего в руки сборник.

     Самыми приятными среди таких откликов были телефонные звонки, вроде такого, например: «Вы знаете, я лежал в больнице после операции, когда соседка по палате дала мне Вашу книгу. Спасибо! Вы помогли мне окончательно встать на ноги». Особенно ценными считаю отзывы молодых людей, иногда совсем молодых, вчерашних школьников. Они говорят умно и по делу.

     Появление столь спорного для многих Интернета, позволило мне лишний убедиться в том, что меня знают и читают. Пусть даже таких и не слишком много. Это естественное явление для времени, когда всюду видны отблески свирепейшего Армагеддона!

     Словом, я рад, что имею возможность поделиться своим «Венком фрагментов» с читателем. И вдвойне рад тому, что попал в весьма престижную компанию, именуемую современной русской поэзией. Да еще и на стыке двух тысячелетий!

                                       Леонид Володарский,

                                          Март 2006 года.