Молитва о прибывших законопачены углы

 Автор: ПОСЛЕЛЕТИЕ

МОЛИТВА О ПРИБЫВШИХ МОЛИТВА О ПРИБЫВШИХ

Законопачены углы ушедшего лета

пробрешины

Грудастой лепниной слов.

Мгновения, миги означены

В дневниках, в фотоальбомах –

старь и новь

Уголки в книгах загнуты –

недочитаны главы, но романы закончены.

Высыпаешь песок из обуви, сумок,

фухххх, ты!

Чемоданы наконец-то разобраны.

«Храни, Отче, ны в дне сегодняшнем

не солнечном

В бессловесном онемении чтущих

Прошлое

В завтра взглянуть не смеющих

За себя радеющих

За свои смешные, человеческие

За свои … деяния

Делишки, нервишки, страдания.»

3 сентября 2005 года.

 

 

* * *

МАЛЕНЬКИЕ ОПУСЫ, УПСЫ, ЧУПСЫ… И ПРОЧАЯ ЕРУНДА

 

* * *

«На стенах моей павшей крепости…»

На стенах моей павшей крепости

Одни бранности да нелепости.

2 сентября 2005 года.

 

 

* * *

«Тебя раскусил, как Щелкунчик орех…»

Тебя раскусил, как Щелкунчик орех

Правда, зубы сломал и вывихнул челюсти

Внутри был даже не грех –

Так, труха, плебейские прелести.

30 августа 2005 г.

 

 

* * *

«В метро, на улицах…»

В метро, на улицах

В воротниках белых

В белых майках

Кожей загорелой

Лето лоснится

Пергаментами вощёными

Солнцем лощёными

Спины и лица

Лету не скрыться

В подземельях метро

Встретит тепло

Осень не ласково

Улыбкой потасканной

Одиночкой,

Маньячкой,

Тоской.

31 августа 2005 г.

 

 

* * *

«Белое белее…»

Белое белее

На загорелом теле

Яблоки глазные

(яблоки раздора)

до голубизны былые

Пронзительно

ПАРАЗИТЕЛЬНО

Бронзительно

В лицо вписные.

31 августа 2005 г

 

 

* * *

«Послелетие в вагонах…»

Послелетие в вагонах

Ощутительнее

На свету в полумраках

Смуглость в погонах

Чувствительнее

К теплу в … бараках.

 

* * *

«Бегу от тебя в себе…»

Бегу от тебя в себе

От себя бегу не к тебе

По толпе, по мостовой

На ходулях босой.

 

 

* * *

«Уходит, загаром смывается…»

Уходит, загаром смывается

Долгожданное, так много обещавшее

Долготой дня убывается

Лето – любовницей мало отдавшей

 

* * *

«Яблоки любви пробовал на вкус…»

Яблоки любви пробовал на вкус

Яблочный искус –

Язык обжёг, у кишок заворот

Без поклонов мне от ворот-поворот

Реверс-аверсом, не монеты фальшивые,

Неспелые фрукты до горечи кислые –

Яблочный укус

Яблочный уксус.

5 сентября 2005 года.

 

 

БЕЗ АПЛОДИСМЕНТОВ

Летом надежды солнцем оправданы

Долгоиграющим, но убывающим

В послелетии надежды послевкусием

Проглатываются, откатываются

Осенью – всё. Спектакль закончен

Стирается грим, стираются краски

Дождями, дождями

Безнадежье. Безденежье.

Не до высоких страстей на холоде

Бумерангами ветры по затылку –

«Не лезь в бутылку, хам!»

Не лезу, я уже там.

 

 

ТВЕРСКАЯ «SALE»

Посредственности, последственности

Дурная наследственность –

до бесконечности. До бесконечности

Отражения своей несчастливости

В бегущих витринах «sale-ы»

И мои удивлённости

Вещью лежалой на распродажу

Не купленных на раздачу нуждающимся —

Сестрой милосердия поневоле?

Поневоле кающимся

Тому, кто сверху расточает улыбки

На наши осенние скидки

Падкие, шаткие выпады, выкладки

Забытки, избытки, с душком душки.

В душе – сапоги, ягодицы, ножки…

8 сентября 2005 года.

 

 

* * *

ПРЕДМЕТЫ ОККУПАЦИИ

Уже на асфальте листья – чипсы осени

Хрустят под каблуками, подошвами давятся

Трещат песком специи. В сор брошены

Первыми павшие в поступательном натиске

Прущейся в Город Осени, ставящей оттиски

Яркие, смертные на отжившие Лета росчерки

Это другое время, игры, время правила

Глаза в себя и макияж делово поправила

Соседка, нервно вбежав в гаммы улицы

Вернулись в Город друзья, приятели, старые лица

На saleах отыгравшим шмотьём приблатниться

Новые правила, ходы и выходы

Кто-то ещё в подвёрнутых джинсах

Кто-то уже в куртках (хоть в походы)

Кто-то в майках до пупков задёрнутых

Ещё обнажены локтевые суставы

Лебяжьими шеями запястий

Касаясь случайно соседей, берут октавы

На холодных поручнях без пристрастий

Не знакомясь, слетают по привычке, без испуга

По новым-старым надобностям

К накопившимся за лето не слышанным новостям

На собрания, планёрки, заседания –

«Прощай, родное-родимое, до свидания»

И бегут клерки, хрустя суставами

На ходу чипсами, сухарями, листьями

Приметами съезда начальства Осени

Никем не жданной, никем не прошенной.

8 сентября 2005 года.

 

 

ОТ СЕБЯ САМОГО…

А в моих покоях сыро, не топлено

Забредают ветры в форточки

Сквозняками двери настежь, настежь окна –

не новостями, не приятелями, не … на –

И с воплями на корточки,

На карачки Душа,

Закрывает глаза, уши

Загорелыми пястьями.

Так ведь в Осени загары листьями морщатся

И от себя самого в Солнце уже не спрячешься

В поездах не сбежишь к морю –

Отгремели туши на вокзалах медными пастями

На вокзалах медными пастями поезда встречают

Осень, дымами топорщатся, ухают

Продуваются сурдинами с остатками соли и влаги.

И кому ты в ухо плачешься, Душа моя,

С ветром воя, без воли и шпаги?

9 сентября 2005 года.

 

 

ПРЕДЛОЖЕНИЕ БЕЗ СПРОСА

Нет и в послелетии моих красот ценителей,

На мои товары щедрых купцов –

Всё словоблуды, да членовредители –

Не развести на чувства скупцов.

Не удивишь сладострастья ревнителей

Рифмой, метафорой духовных скопцов.

Мне что ж предложить Миру, Городу, Осени?

Мефистофельский профиль, пустые карманы,

идеи мироустройства, шуток шарманы?

Чутливость шкиры нынче не в моде –

Одеваю броню, да проржавела по этой погоде.

Так и ложусь в сырую постель,

Не снимая, прямо в ней,

Что бы не видеть тело, не прикасаться его –

В бесчувствии легче спится – и от души отлегло.

И ладно не пишется

Нескладно дышится

Мутью сны видятся

Явью не к месту будятся –

Скрипят перья, матрас,

На броне петли,

В строчки, в строчки просятся

Бессловесные онемения ветлы.

Ты, конечно, никогда не узнаешь

этих стихов, тем не менее,

посвящаю их тебе, Фе.

 

 

УСПЕШНЫЕ – НЕ – УСПЕШНЫЕ

«…такие люди обязаны отлично знать что им надо, а чего нет.»

цитата из учебника «Ты в Мире Успешного Бизнеса»

По их экстерьерам качества,

Интерьерам количества

Осуждаюсь на одиночество.

И ты, Осень, для меня не пророчество,

Не философия, просто себя самого жалость

И отчаяние (теперь уже самая малость).

Это слова, простые слова, не образы

Меня самого в воздушных каплях,

Мои тебе, Осень, опусы – слюны градусы,

Невозможность стать, гореть примусом,

Сидеть с зажатым от горя анусом –

Сука-любовь, недотрога, отродье, выродок!

Я Альберихом проклинать

Тебя стал бы с радостью,

Да, кто со мной перекликать

Будет, с такой одинокой гадостью?

Из кафе мои знакомые

Едут по блядским делам

На квартиры, встречи, завтраки

Горят эти ночи во мне

Простудой, соплями и видами мачо –

Оставь ты себе эту сдачу,

Осень на чай,

Потом вместе поплачем.

Тебе, Феличе.

13 сентября 2005 года.

 

НЕЖНЕЕ, ФЕЛИЧЕ, НЕЖНЕЕ…

Надежды хрупкие, как эти листья

Сброшены моими влюблённостями минутными

Хочется надеяться, верить хочется

Сможется или не сможется – пока не знается,

не узнаётся, не деется…

И вот – кажется – вот оно Счастье

С глазами карими из-под очков модных

Мягко, но холодно

Смотрит на меня

(или сквозь) с флегмою.

Надежда трепыхается в грудности

Листком осиновым на осеннем ветре

Ну да, ну да, слетит, наверное

Падёт в землю грешную, сапогом раздавится

Турецкой поступью, подошвой китайскою

Ты, Felice, не обрывай моих надежд листья,

Не тесни рёбра объятиями возможными,

Возможностей объятиями

Будь с моими хрупкостями аккуратнее

С моими тонкостями нежнее

В обещаниях не многословных словеснее

В этой Осени с тобой что-то весне

За мир трогательное, нужное, важное

Я с тобой рядом сильнее, увереннее

(а сказать ни чего не могу)

А сказать ничего не могу –

Будем ли мы с тобою довереннее?

Не знаю, морщу лоб

Тру ладони в поту.

14 сентября 2005 года.

 

 

* * *

«Они последние эти дни тёплые…»

Они последние эти дни тёплые,

Эти ночи ещё пока короткие,

С рассветами в попутках,

С друзьями проведённые.

Потом – монастырь и холод,

Учёба безвылазно – дань Будущему.

А будет оно? Золотым или бесцветным?

В этом сегодня аккорды взятые

Брошены, спущены в клубах, в саунах,

Разучены ноты, сыграны партии –

Неудачно, провально, в тритоны

ходы, не в гимнические кварты.

Мне в этих последних рассветах,

Безнадёжных своего существования фактом,

Слышится плач, колокол по лету.

Сегодня, т.е. уже вчера бывшее новым актом,

Теперь последним и – неизвестность.

Дальше, завтра тоже, вроде бы пьесы,

А какие – драмы, трагедии, сентиментов пресность…

Кто мне подскажет соломы весы

И места, куда стелить, чтобы мягче

Падалось из света во мрак мячиком

На колышки, гвоздики, кнопки минуток,

Без шуток, – кто же?

15 сентября 2005 года

 

 

ОБЪЯСНЕНИЕ НА РОДИТЕЛЬСКОМ СОБРАНИИ

влюблялся украдкой, любился втихомолку

до девяти часов вечера

до звонка сородичам

наслаждался жизнью несмело, стесняючись

до отбоя, до горна подъёма в пионерлагерях

в просторных больничных палатах

заводил друзей не надолго, до выздоровления

всегда между, всегда осторожно

когда неосторожно – били

били – дети, родители, обстоятельства

были – синяки, шишки, ссадины

до крови ногти искусаны

губы сжёваны, съедены

нынче – счёты не сведены

просто ростом перерощены

вроде забыты и вроде срощены

намертво: прошлое, детство, пах-сердце

безотцовщина, истерия, Герцен

вылось безмолвно – эхом осталось:

моя лирика, страшные сказки

страхи и бредни родительских глаз –

стихами, баснями, прибаутками

слагалось, слагалось и так не склалось

разбиты детства ночные вазки

я вырос – весь в дерьме пидарас.

16 сентября 2005 года.

 

 

* * *

«Разве мне это ново…»

Разве мне это ново?

Не понятно мне разве?

Звёзды редкие низко

И бархат рвётся на полнолунной язве.

Шаг-зашаг: ветер спит

Шаг-подшаг: с ночью слит

В одном дыханье сонном

Недвижимом, мертвенно-томном.

Шаг-и-шарк: я в безлюдье

Шарк-и-плеск: под ногами листослюдьем

На зерцалах чёрных луж,

На асфальтах серых треск –

Осень пишет, тянет мысль

О бессмыслии промыслов,

Любых сердцу смыслов,

Любых сердцу излияний,

Так желанных подаяний

Здесь, сейчас, сейчас же –

Где слегли дороги ничком

Под небосводным пластом

В тишине и забвении

Отданный Осени рвению

Город спит. Город спит

В чахлых дрёмах сентября

В отголосках летнего счастия

Сладко спит, не чутко и без меня.

А разве мне это ново?

Чуждо мне это?

Пустые улицы около дома,

Лужи рамами в трауре

С россыпью золота

Лежалого. Алого.

Олово белого

Полнолуния –

Празднеством опустошено небо.

Машины редкие за углы несмело

В подворотнях Осень дрыхнет

В своём безмолвии дряхнет

Прочь гонит прошлого лета

Сны и кошмары.

Нет, мне это не ново, не чуждо,

Быть может, даже нужно.

Чтобы эту девку в дырявой одежде

Одарить прошлолетней надеждой.

Но сыпятся хрупкие листьями в дыры

И ставлю заплаты из стихотворной бумаги –

Не держит белое мысли, швы и буквы.

Разбужена, разбегается Осень в небо ветром

Праздновать свои победы ночи чёрным крепом.

Кто ж в тебя верит?

Твои фесты разделит,

Нищенка, городская воровка?

Веселись, смейся гаденько,

Я же всплакну по маленькой и

Штопать дыры с привычной сноровкой –

Словом, рифмой, словом, своей экипировкой.

17 сентября 2005 года.

 

 

* * *

«Мама кормит меня творогом…»

Мама кормит меня творогом

Полотенце сыро на моей голове

Скользят босоноги по занозам паркета

Туки шерохи теребят обой

Не давал я безбрачий обета

Но живу интимно пустой

Взгляд в потолок и кубарем, обмороком

Внизу тень моя трупом лежит на столе

Начитавшись Шекспира сонетов

Сарказмов Набокова

В грёзах о дружбе корнетов

Слёг в объятия боговы –

молитва, чай, листва, страдай.

Страда, да, страда… ааааййййй!!!

18 сентября 2005 года.

 

 

* * *

«Что мне сказало лето? – улыбаться…»

Что мне сказало лето? – улыбаться.

Чему меня научило лето? –

При встрече думать о расставании.

Что я делал летом? –

При расставаниях улыбался

При встречах плакал

Молитвам вопреки влюблялся

По-московски проклятьями акал.

7 октября 2005 года.

 

 

* * *

«Кончаются гели в ручках…»

Кончаются гели в ручках

Дотлевают мысли в голове

Мы потерялись в осени штучках

Сны о тебе потонули в дешёвом вине

И не мечтается даже

И даже не спится

Стихи на продажу –

Могло же такое присниться

Тело – мешок с костями – ноет

Сердце куда-то стучится

Хочется ставить точку.., но нет –

Скребутся слова в подполье,

Просятся

И бегает взгляд испуганной мышью

Косится

Ещё есть желания – вроде тел на взморье

Ещё жива живоносица – мысли на старт многоборьем.

17 октября 2005 года.