Афонские тени пишу так много,

 Автор: Андрей Голов

АФОНСКИЕ ТЕНИ Пишу так много, что не успеваю        благим молчанием замкнуть уста И духа усыхающую вайю        простерть настречу шествию Христа По-вдоль калив смиреннаго Афона,        где слe зне подвизался СилуанАФОНСКИЕ ТЕНИ

Пишу так много, что не успеваю

       благим молчанием замкнуть уста

И духа усыхающую вайю

       простерть настречу шествию Христа

По-вдоль калив смиреннаго Афона,

       где слe зне подвизался Силуан.

Ахейских хлябей вспененное лоно

       кровоточит от православных ран

И памяти о будущем. Протата

       спокоен суд над буестью земной,

А пред Портаитиссой светит цата

       неомолимой русскою виной.

Луны исламственные заковырки

       мерцают запятой над бытиём

И чётки лестниц отмеряют пирги

       над Кареёй и Симонопетром.

Лохмотья сокровенного геронта

       метут стезю, не знавшую колёс.

Халкидики трикирием из Понта

       благоуветье святости вознёс.

Возверуй – и паренье Декалога

       в крыло преобразит твою ладонь!

Ксиропотам и Ватопед – эклога,

       блюдущая апостольский огонь.

Щербатый корень Аттики речистой

       витийствует у грани бытия,

А a g i o z A q o z – стопа Пречистой

       и благодатной матери Ея –

Моление по чину паламитов,

       повиснув на стасидиях, творит

И параклесы возводит средь гранитов,

       омывших доевангельск блуд и стыд.

Дерзай же, подвизайся, проповедуй,

       запри святую порту на засов –

И Бог благословит твой труд победой

       над генофондом зевсовых бесo в.

И плоть стечет со чрепья мировонна

       и ребр, творящих гамматическ крест,

И в старой русской костнице Афона

       предбудет меньше на одно из мест.

И брат – будь хоть ивер, хоть караим он –

       вспарит в просиявающую тьму

И аггел цельбоносн – Пантелеимон –

       протянет лжицу рая и ему.