Глава хххуiii водопад редко я

 Автор: ПЯТЬ ПОЭМ

ГЛАВА ХХХУIII Водопад     Редко я вижу брата глаза, И не могу наглядеться в них, Редко, раз в день, мне приносят рис В каменной чаше, и чашу водыГЛАВА ХХХУIII

Водопад

 

 

Редко я вижу брата глаза,

И не могу наглядеться в них,

Редко, раз в день, мне приносят рис

В каменной чаше, и чашу воды.

Я выходил и смотрел на них,

На них, на тихие облака,

И чаши их, полные света,

Мне говорили о том, что я

Скоро увижу других людей

Лица, лица идущих в толпе,

Когда войска соберут на бой,

И каждый воин оставит мне

Перстень и бусину. Этих вещей

Мне хватит, чтобы дождаться их.

И когда легли облака

На горную цепь, на хребет Земли,

Я вынул из складок цитру свою

И начал петь.

 

Я тихо пел, играя себе

На цитре гимн, и ты засыпал.

Я видел тебя, когда ты спал,

Брат мой, ты спал, устав от дня,

Положив мне голову на плечо,

И я боялся тебя разбудить,

Боялся взглянуть в лицо тебе,

Когда его омывал закат.

Я видел тебя, когда ты рос

И взрослел, я видел, как ты пришел

На Землю в свой срок, и этих строк

Свидетельство говорит о тебе.

Потом века разлучили нас,

Мы родились в разных домах

И странах, и было странно мне

Снова услышать возглас твой,

Возглас приветствия не мне.

И я ответил на возглас твой,

И снова за днями тянулись дни,

И снова я помнил, и только память

Мне напоминала о тебе.

Я стал отцом троих сыновей,

Я старцем стал, и родился внук

И правнук, а ты, – ты был далеко,

И я не думал о тебе.

И вот я увидел тебя у дома

Моих соседей, и рос дикий плющ

У двери их, рядом с которой

Ты стоял и прощался с ними,

Так задумчив, светел и скорбен;

Но я увидел в тебе усталость,

И потому предложил помощь,

Еще не зная, что это ты.

     Я хотел увести тебя в дом,

Но ты отказался и снова молчал,

И я сказал: «Там, у подножья

Горы есть чистый родник,

Водопад, где жил когда-то отшельник;

Пойдем к тому месту, может, оно

Унесет твою тяжесть».

«Что может вода против огня? –

спросил меня ты, – его утолить

не в силах ни холод, ни хворост, ни хлеб.

Но я пойду с тобой к роднику».

     И вот мы прошли эвкалиптовый сад,

И рыжих сплетения орхидей

Смотрели нам в лица, когда мы шли,

Отражаясь в соцветьях, как солнце в луне.

Тот сад бросал нам пятнами свет

Меж листьев и душ ледяных цветов

Магнолий прямо в колодцы глаз,

И тонули они в глазах.

А небо сыпало гроздья стрел

Лучей, разноцветных, как детский сон,

И радуги их терялись в травах,

Даря себя неизвестным тварям.

Родник вдалеке напомнил мне снег

В этом жаре полупрошедшего лета.

Я проводил тебя ближе к нему,

А сам отошел обратно, к камням

И лианам. Я складывал песнь

О том, что сегодня увижу в тебе.

     Я пел о тебе, что ты вошел

В поток родника, как душу вод,

Что ты смотрел как в зеркало в тяжесть

Влажных камней, блестящих как солнце,

Что ты прекрасен и молод, как

Вечное, вечно встающее солнце

Рассвета, что ты, как оно, знаешь ночь

И рождаешь день, когда поднимаешься

На горизонт, чтоб раскрыть свою душу

Навстречу мирам и навстречу судьбе.

Хрустальные капли разбились в пыль

На твоих плечах, оставив свой холод

В тебе и обратив его внутрь

Тебя, подобно серебряным искрам.

Я видел, как светится сердце твое,

Принимая драгоценные камни

Их, этих струй, этих капель, нанизанных

На тонкую леску луча.

     И сердце твое укрылось под ними,

Как укрывается свет пустоты

Под хрусталем и алмазами чаши,

Что обнимает доверенное

И хранит его. Чаша пуста,

Но свет хранит.

     Ты не заметил, как твой огонь

Замер в вечном потоке своем,

Как он обручился с сестрой своей,

С вечно бегущей водой.

«Пойдем, – сказал я, – пойдем в леса,

В наш дом, в наше Солнце. Пойдем туда,

Где ты потерял однажды перстень

И бусину, на которой

Выбито тайное слово. Пойдем.

Потом я приму твою благодарность,

Не сразу…» – Ты будто очнулся от сна.

Ты будто вновь родился в свет полдня

Из тьмы, и увидел, как он восходит,

Восходит юного солнца диск.

И я увел тебя далеко

За горы, за розовые холмы,

За бархат колышимого ветром леса,

За сумрак и сон к горящему дню.

Потом ты вспомнил и этот час,

И этот родник, и это небо,

Ты вспомнил небо так ясно, как будто

Оно остановилось навек

Подобно вспышке в глазах.

Мы снова расстались.

    И вот теперь о тебе пою,

О том, как ты увиделся мне,

О брате неведомом, о расстоянье,

О водопаде, о небе над миром,

О звездах, что днем не видны, –

Я, Летописец, носивший когда-то

Имя Рабиндранат.

 

12.2001; 20.01.2002.