Рождество пресвятой богородицы в ферапонтове

 Автор: МЕЖДУ БЛИЖНИМ И БОГОМ

РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ В ФЕРАПОНТОВЕ По норовистым рытвинам                              да с понтом, чем так бахвалится родное бездорожье, на попутке поспешали к Ферапонтову на Рождество Небесной Матери Божьей не чужие, не родные, не случайные: отец Валентин, Евдокимов да яРОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ В ФЕРАПОНТОВЕ

По норовистым рытвинам

                             да с понтом,

чем так бахвалится родное бездорожье,

на попутке поспешали к Ферапонтову

на Рождество Небесной Матери Божьей

не чужие, не родные, не случайные:

отец Валентин, Евдокимов да я.

Высоко – тишина, или песня величальная,

и восторг в виду монастыря.

Минут тридцать у нас все-таки было.

Но тут – крестный ход с батюшкой

                         ( во, верзила!),

ризы, песнопения, поклоны…

Где тут фрески Дионисия? Где иконы,

      художества неземные, земляные краски,

тертые его рукой из камней, и глин, и ряски

на берегу озера Бородавочного,

нашего с Дионисием знакомца давешнего?

И пока отец Валентин распевал тропари

как малый сий без подобающего убранства,

скульптор Евдокимов и молитву сотворил,

и радугу в рамке праздничного пространства.

А я просительно заглядывала в глаза Богу,

о своем сыне умоляла Матерь Деву,

речного жемчуга браслет купила на руку левую

и упала поперек крестного хода,

                                   подвернув ногу.

Ох, грехи мои тяжкие…

А шофер вовсю сигналил из ближайшего кювета.

Прихожане отзывались, кто стараньем, кто советом,

оттого еще труднее с Ферапонтовом прощаться,

к бездорожному несчастью общей жизни возвращаться.

Вот и Рождество, и праздник по новому стилю!

И коровки весело вслед благовестили.

2000