«[п]ташки любят кушать…» [п]ташки любят

 Автор: Андрей Голов

«[П]ташки любят кушать…»

[П]ташки любят кушать,

       Я вам доложу.

       Я по мху сужу.

Надевайте гетры:

Я под шелест ветра

       Сказку расскажу.

Пташки любят лопать

       Ветчину, друзья,

       Радость не тая;

Любят устриц лопать

И по тине топать –

       Так же, как и я.

Пташки улыбаться

       Учат малышей

       И тигрят, ей-ей –

Петь, забот не зная,

Ротик разевая

       Прямо до ушей.

Птички дремлют сладко

       Посреди болот,

       Где удача ждет.

Открывайте ж глазки:

Будем слушать сказки

       Старые. Так вот,

Жил-был Кабанчик. День и ночь

       Над сломанной трубой

Он плакал и – ни шагу прочь:

Никто не мог ему помочь,

Он прыгать не умел – точь-в-точь

       Обижен был судьбой.

Верблюд спросил, на берегу

       Услышав плач и вой:

«А вдруг я горю помогу?

Ты, может, в плен попал к врагу?»

«Ах, нет, я прыгать не могу:

       Обижен я судьбой!»

Верблюд задумался слегка. –

       «Подумаешь, герой!

Ей-ей, такого толстяка

Я не видал еще пока.

Но хоть задача нелегка,

       Давай поспорь с судьбой!

Вон – темный лес в двух милях, тень

       Простерший над рекой.

Что ж ты весь день сидишь, как пень?

К нему раз десять сбегай в день –

И через год, осилив лень,

       Подпрыгнешь над судьбой!»

Верблюд вздохнул – и зашагал

       Над сломанной трубой.

О, как Кабанчик наш рыдал,

Как на себе щетинку рвал!

Еще бы: маленький нахал,

       Обижен он судьбой!

Тут Лягушонок на него

       Зрачок набычил свой:

«О чем ты плачешь? Ничего!

Есть горе хуже твоего!»

«Я толстый, только и всего:

       Обижен я судьбой!»

Раздулся Лягушонок тут

       И стал гора-горой.

«Не плачь! Пусть слезы не текут!

Я научу, взяв грош за труд –

И через несколько минут

       Поспоришь ты с судьбой!

Начни сначала, милый мой,

       Ты с кочки небольшой,

Трудись упорно день-деньской –

А там, глядишь, и над стеной

В двенадцать футов вышиной

       Махнешь, как над судьбой!

Кабанчик так и подскочил:

       «Ах, Лягушонок мой!

Меня ты просто окрылил!

Уж я не пожалею сил,

Нет! Лишь бы ты меня учил,

       Как прыгать над судьбой!»

«Меня сначала угости

       Бараньей отбивной,

Пониже хвостик опусти

И сосчитай до десяти,

Согни коленки – и лети

       Подпрыгнув над судьбой!»

Кабанчик бедный, как дурак,

       Подпрыгнул над трубой –

Но дело вышло не пустяк:

О камень шлепнулся он – так,

Что кости затрещали: «Крак!»

       Вот так! Не спорь с судьбой!

Пташки пишут книжки

       И забавный стих,

       Но – для поварих…

Лучше их обшарить

Взглядом – но не жарить:

       Жарка портит их.

Пташки на волынке

       Любят поиграть       

       Для гостей опять.

Но бросают гости

Шиллинг им со злости:

       – Хватит! Перестать!

Пташки крокодила

       Окунают в крем.

       Бред! А между тем

В креме крокодилы

Просто очень милы

       И не злы совсем!

Верблюд пришел, и день погас

       Над сломанной трубой.

«Бедняга!» – ухом он потряс.

«Знать, прыгнул ты в недобрый час!

Иметь нам надо верный глаз,

       Чтоб прыгать над судьбой!»

Кабанчик всё лежал пластом,

       Ни рылом, ни ногой

Не шевеля, на камне том,

И слезки капали ручьем…

Ему, как видно, напролом

       Не прыгать над судьбой…

А Лягушонок наш затих;

       Он понял той порой,

Что не видать, как лап своих,

Ему бараньих отбивных –

И грустно носом он поник

       Над сломанной трубой!

Пташки баронетов

       Кормят лебедой,

       Тешат их пальбой,

Булочками душат

И лосося глушат

       На реке зимой.

Пташки преступленья

       Прячут в рюкзаке,

       Бродят налегке –

И друзья с годами

Тают, если память

       Меркнет вдалеке.

Пташки любят славу,

       Злато всё и вся

       С гордостью нося.

Орденочек брякнет,

Колокольчик звякнет,

       Вот и сказка вся.