Летописи каждый человек, рассказывающий ближнему

 Автор: Павел Хмара

ЛЕТОПИСИ     Каждый человек, рассказывающий ближнему своему (или дальнему) какую-нибудь историю, им увиденную, услышанную, наконец, вычитанную – в сущности, летописецЛЕТОПИСИ

    Каждый человек, рассказывающий ближнему своему (или дальнему) какую-нибудь историю, им увиденную, услышанную, наконец, вычитанную – в сущности, летописец. Главное – чтобы он окрасил эту историю своим пониманием, иногда отличным от общепринятого, и записал ее (а иначе – какой же он «писец»?). Осознав это, я сразу же стал пытаться вести летописи. Причем – так, как вел свои летописи пушкинский летописец отец Пимен, но чуть повеселее. Как сатириконцы в обработанной ими Всеобщей истории, но чуть постихотворнее. И вот сегодня я представляю свою часть собрания таких летописей на очередное всеобщее обозрение.

 

 

ЛЕТОПИСЬ №1

 

ЛЕВ VI И КНЯЗЬ ОЛЕГ

    Однажды мне стало достоверно известно, что, если бы император Византии Лев YI Мудрый не почил в надлежащее время в Бозе, ему в 2006 году исполнилось бы ровно 1140 лет. Если говорить честно, то со стыдом можно признаться, что ни Лев YI, ни предшествующие ему пять Львов до недавнего времени были мне совершенно неизвестны и до определенной степени даже и не очень интересны. Но вдруг обнаружилось, что Лев YI – это тот самый император, который однажды позволил Олегу повесить свой щит на врата Цареграда! А Олег, естественно, – тот самый князь, который сказал: «Да будет Киев материю городов российских», который отмщал неразумным хазарам, который, хоть и сам был прозван в народе «вещим», т.е. «волхвом», услышал от такого же не совсем приятные для князя слова: «Волхвы не боятся могучих владык, а княжеский дар им не нужен…».

Некоторые подробности и развитие этой запутанной историей истории изложена в следующей летописи:

Подробности из жизни деспотии:

Девятый век, год шестьдесят шестой.

Родился император Византии,

Сперва – малец и сосунок простой,

Но после – власти греческой вершина!

Монарх. Философ. Мудрый человек!

И тут-то ворвалась к нему дружина,

Которой верховодил князь Олег,

Варяг, боец, плохой пример задирам,

Коварен – хоть иконы выноси!

В разборке замочив Аскольда с Диром,

Он стал главою Киевской Руси!

А грекам так сумел он начудесить,

Что им не оставалось ни черта,

Как только разрешить свой щит повесить

Олегу на Царьградские врата!

И стал Олег еще сильней и выше,

Хазаров – как козявок попирал!

Он был для Византии – вроде крыши:

И защищал, и бабки собирал,

Поскольку не бросался интересом,

Умел смотреть и вширь, и вглубь, и вдаль!..

Он обложил всех греков НДСом,

Который раньше звали словом «дань».

Вот были дни в истории местами!

Как много в ней заманчивых страниц!

Будь жив Олег – сверкали бы щитами

Врата всех состоятельных столиц!

И мы б ходили в серебре да в злате

Под крышею Олегова венца!..

А так – опять задержки по зарплате

И нет им ни начала, ни конца…