«[о]н ростом вышел негусто…» «[о]н

 Автор: Андрей Голов

«[О]н ростом вышел негусто…»

«[О]н ростом вышел негусто:

       Просто Карлик – и все дела.

Он грустно взглянул на лангуста,

       Что к чаю Жена принесла.

«Подай мне ружьишко и пульки

       И подковку на счастье дай –

Я Уточку крошке-женульке

              Подстрелю, так и знай!»

Она ружьишко достала,

       Подковку сняла для него,

И булочку обещала

       Испечь к возвращенью его.

И он, понапрасну словечки

       Не тратя, побрел невпопад

На берег, где птички у речки

              Так протяжно кричат;

Где Крабик ползет, и Омарчик

       Клешней загребает пески,

Где Дельфинчики и Кальмарчик

       Ныряют наперегонки;

Где мчит Жужелица, как циркачка,

       Где прячется Жаба на дно,

Где Уток гоняет Собачка –

              Там добычи полно!

И он снял ружьишко и вышел

       На берег тихо, как сон –

И вдруг Голоса услышал

       Отовсюду, со всех сторон.

И пели они, и рыдали,

       И смеялись за пятерых,

И стоны тоски и печали

              Слышались в них.

Они вдалеке разносились,

       Скользя по траве и воде,

И, словно волчок, кружились

       В усах его и бороде.

«Отмщенье! Мы жаждем мести!

       Пусть Карлик послушает нас

И с нами оплачет вместе

              Наш печальный рассказ!

Пускай он грезит спросонок,

       Как Бычок на Луну мычит,

На Скрипке играет Котенок

       И Ложка в Тарелке бренчит.

Пускай почтит грустным вздохом

       Паучка, что в стакан забежал

И глупую мисс Неумёху

              До смерти перепугал!

Пускай безумие Лета

       Побольней ужалит его

И сердце, восторгом задето,

       Задрожит в груди у него.

Пускай его наважденье

       В объятья свои заключит

И громко, до самозабвенья,

              Песнь Креветок звучит!

Такова уж Уткина доля:

       Утенок молчит – ни бум-бум.

Пускай его на застолье

       Украсят рис и изюм.

На вертеле над камином

       С Судьбой он поспорит пускай!

Он не был нам другом старинным:

              Стреляй же, стреляй!»

Он выстрелил – и замолчали

       Тотчас Голоса над рекой.

И он, не зная печали,

       Добычу отнес домой.

И, слопав всё, что Жена в печке

       Успела испечь и сварить,

Он снова отправился к речке –

              Селезня ей подстрелить!»

 

 

* * *