Иоганн фридрих фосс клопшток в

 Автор: Андрей Голов

ИОГАНН ФРИДРИХ ФОСС   КЛОПШТОК В ЭЛИЗИИ        Давно готова, Клопшток, в Элизии        Тебе та честь, что люди восторженно             Певцам бессмертным предрекают,               С Яхве и Зевсом их ставя рядом,        Когда на праздник, словно предчувствуя        И струн, и песен звуки прекрасные,             Народ толпится возле бардов               В жажде постичь красоту и силуИОГАНН ФРИДРИХ ФОСС

 

КЛОПШТОК В ЭЛИЗИИ

       Давно готова, Клопшток, в Элизии

       Тебе та честь, что люди восторженно

            Певцам бессмертным предрекают,

              С Яхве и Зевсом их ставя рядом,

       Когда на праздник, словно предчувствуя

       И струн, и песен звуки прекрасные,

            Народ толпится возле бардов

              В жажде постичь красоту и силу.

       Один печально мыслью в минувшее

       Спускался я. Как вдруг светоч гения

             Рассеял мрак – и я увидел

              Тьемпы цветы и струенье Леты.

       Певцов хор гордый стоя приветствовал

       Тебя, навеки ставшего юношей,

             Тебя, чей телин пел тевтонам

              Вздевшего славы венок дубовый!

       Отринув старость, ты наши северным

       Стал Аполлоном. Видишь – зовут тебя

            Сам Мильтон, важно улыбаясь,

              И Оссиан со всем своим кланом.

       Смотри – выходит Пиндар: – О милый друг!

       Привет и слава! Знаю: из нашей ты

            Когорты! Да, ты наш по духу!

              Мудрость и прелесть давно постиг ты,

       Презрев все ложное! Только лишь избранным

       (Ты – в их числе!) доступно величие

            Наречья Маны! Ты внял твердость

              Речи германской! Алкей, дай лиру!

       Певец свободы, ты, Брутов друг, склонись

       Перед воспевшим Германа, спасшего

            Германию, перед воспевшим

              Сына Давида, Мессию мира!»

       Он кончил. Следом вышли фракийские

       Певцы: Орфей сам, Линос и Фамирис,

            Гомер в пурпурном одеянье,

              Славный авсонец Марон – приятель

       Софоклианца Луция Вария,

       И шел пред ними Эсхил, печалуясь,

            И хор суровых бардов, певший

              Грозную песню войны и мести.

       А дальше тоже ждали открытия:

       Сафо явилась с нежными миртами,

            И твой излюбленный Петрарка

              Шел, воспевая свою Лауру.

       Любовь царит повсюду, всесильная,

       И все пред нею робко склоняется.

            Но вдруг печаль души коснулась:

              Сидли и здесь с тобой неразлучна!..

       Живи и радуй нас, старец-юноша!

       Когда же к струям Леты медлительной

            Приникнешь – не забудь, о мудрый,

              Нашу любовь к тебе и почтенье…