Звонок рече безумен в сердце

 Автор: БАБОЧКА БЛИЖЕ

ЗВОНОК Рече безумен в сердце своем: несть Бог; И осторожно свесившись с дивана, Взял телефон, снял трубку, и спустя Какое-то мгновенье по законам Неведомым, но властным на другом Конце ночного города взорвался И долго лаял круглый аппарат, Похожий на ЗВОНОК

Рече безумен в сердце своем: несть Бог;

И осторожно свесившись с дивана,

Взял телефон, снял трубку, и спустя

Какое-то мгновенье по законам

Неведомым, но властным на другом

Конце ночного города взорвался

И долго лаял круглый аппарат,

Похожий на «фольксваген»… Прижимая

Плечом кривую трубку, он опять

Лег на спину – на деле опасаясь

Лишь одного: некстати протрезветь –

И терпеливо ждал: гудков, наверно,

Пять или шесть, пока в прижатом ухе

Запрыгало стремительное «Да».

Тогда он пригласил ее к себе.

Деревья в пыльном свете фонарей

Казались фиолетовыми; ветер,

Накатывая, обжигал лицо;

Асфальт пружинил; сердце замирало

И снова дико бухало; она

Почти летела мимо черных окон,

И кажется, лшь Тот, кто ослепил

Своим огнем неистового Савла

В то время мог ее остановить..,

Но попустил имевшему свершиться

Свершиться; и прокуренный таксист,

Поблескивая выцветшим затылком,

За трешку прикатил ее в Дамаск.

И вот они вдвоем. В его постели.

Что ж, поскорей нашарим выключатель,

Зажмуримся, а в следующем кадре

Вновь встретимся с героями, когда

Они в почти торжественном молчаньи

Идут к метро (The Sun is shining brightly)

С недоброй смесью противоречивых

И смутных чувств: от нежности и силы

До страха и гадливости… В пустом

Полупрозрачном метропавильоне

Они прощаются; герой в последний раз

Целует героиню и выходит

На улицу, чему-то ухмыляясь

И встряхивая гулкой головой.

Он совершенно пуст: в нем нет ни веры,

Ни благости, ни кротости, ни мира,

Ни воздержанья, ни долготерпенья,

Ни милосердья и – всего грустнее –

В нем нет любви. Как некий биоробот,

Подтянутый, прямой, широкоплечий,

Он движется в обратном направленьи

Пружинистой походкой Бельмондо.

1985

 

* * *