Стихира василию великому василий великий,

 Автор: Андрей Голов

СТИХИРА ВАСИЛИЮ ВЕЛИКОМУ        Василий Великий, камо грядут твои Архипастырские сандалии, насандаленные смиреньем И нежеланием всуе разглагольствовать о бытии Самым что ни на есть языческим стопосложеньем, Яже убо писаху кир Григорий? Милось и гнев Игемоны и кесари чередуют, как кости в абаке, А душа утешается Беседами на Шестоднев, Ибо – овое место льву, овое – скимну, собаке И скотине, сказуемой скопомСТИХИРА ВАСИЛИЮ ВЕЛИКОМУ

       Василий Великий, камо грядут твои

Архипастырские сандалии, насандаленные смиреньем

И нежеланием всуе разглагольствовать о бытии

Самым что ни на есть языческим стопосложеньем,

Яже убо писаху кир Григорий? Милось и гнев

Игемоны и кесари чередуют, как кости в абаке,

А душа утешается Беседами на Шестоднев,

Ибо – овое место льву, овое – скимну, собаке

И скотине, сказуемой скопом. Епитрахиль

Паче римския тоги и позднеантичных схолий,

Но гомерами и Горациями подъятая древляя пыль

Застилает глаза не только любителям богомолий.

Что есть живая вера? Аксиомственность феорем,

Простецов утешающее таинство благодати

Или же то, как смиренный сирский диакон Афрем

Глаголет свои мимры мымрам азийской знати?

А может – елицы хотяще внити в Христов рай

Ничтоже смущахуся присутствием, местом, часом

И верою воспылаше – и сразу, как Николай

Мирликийский пред ликом кесаря Ария – по мордасам?

Может, и так. Но сколько бы души, державы, тела

Ни повергай на стадии, стасидии и ступени,

Вера – та же лампада: лишь бы она была

И облистала окрестности Кесарии или хоть тени

Двух замужних смиренниц, что утром бредут за водой

Или с мужнего ложа бредут на мясной рынок

И – светят до всякой догматики учительною звездой

Апе Макарию (уж на что из иноков инок!)…