Дорожная кантата печали и свободы.

 Автор: ДЖАЗ ДЛЯ НАС

ДОРОЖНАЯ КАНТАТА ПЕЧАЛИ И СВОБОДЫ. ДОРОЖНАЯ КАНТАТА ПЕЧАЛИ И СВОБОДЫ.

Музыка как ритм… Она пробивается… Из-под троллейбусных проводов… Из-под колес машины… Из птичьего гнезда… Из-под асфальта, как трава… Она звучит змейкой в случайном разговоре… Она внезапно пробивается сквозь раздраженную перебранку хозяина гостиницы, ФСБшника со стажем…

Она волнами накатывается на поля, покатые поля и озера, по которым когда-то шли валуны и ледники.

Она пробивается из-под дел и обязательств, из-под толстых домовых книг…

Она проходит сквозь старые рамы с обрывками позапрошлогодней бумаги…

Она не приходит нарочно… Не приходит, когда я организую пространство…

Ей не нужно организованное пространство… Она идет по своим, невидимым потокам, как радиоволна…

Я очень старалась написать эту повесть нарочно…

И она мне на это нарочно показала кукиш нарочным…

Она цепляла меня из автозаправки… Убегала по шоссе за линию горизонта… Делала вид, то вот-вот-вот возникнет, как мысль, которую надо записать… Я терпеливо ходила с диктофоном и записывала… Слушаю – полная ерунда…

Эта музыка звучала на какой-то волне, мимо которой я все время пролетала… Я чувствовала, что она где-то рядом… Что на моей радиостанции слышны ее шумы… И я все вертела ручку приемника вправо-влево… и натыкалась только на больший шум…

Эта музыка была не рядом, а глубже…

Как поэзия – она не на соседней строчке, а изнутри…

Не строчкой больше, а настроением глубже…

Эта музыка приходила сквозь ненависть ко времени, когда ее не было слышно…

Когда за глушилками здравого смысла и чужеродных правил

Невозможно было распрямиться…

Когда не пелось, не спалось, не любилось…

Эта музыка скрывалась за ненавистью ко временам насилия и боли…

За самими этими временами…

За их запахом, вкусом,

За напряжением в шее и спине,

За чувством безнадежно ускользающего времени

И отчаянно утраченного контакта с собой и миром…

Эта музыка была внутри неудачных решений и провальных поступков…

Да что там говорить…

Это была музыка любви…

Когда она зазвучала, это сразу стало ясно…

Надо было только настроиться на эту волну…

Что-то сместить внутри…

Просто оплавилась какая-то плата…

Просто отошел какой-то контакт.

И я его аккуратно паяльничком припаяла куда показалось правильным…

И поймала…

Оказалось – вот этот контакт и фонил, извлекая музыку из глубин моего

Совершенно замороженного радио с замороженными волнами безопасных действий…

То есть были, были звуки,

Но они требовали столько сил…

День был дождливый и лил, лил, лил…

Перегон был долгий.

Машина шла юзом, теряя какие-то разные части дизайна…

Периодически раздавался хруст,

Мы тормозили машину и искали останки

Красивых литых пластмассовых украшений на дороге позади себя…

Заинтересованные аисты пялились на нас из своих гнезд,

Расположенных аккурат на связках проводов

Высоковольтной линии местного значения…

Очень нежный папа-аист гладил по головке маму-аиста, устраивавшуюся в гнезде…

И улетал по своим аистиным делам: еду приносить…

Часть безнадежно испорченных украшений мы положили в багажник…

А часть прикрепили на жевательную резинку…

Когда поперек дороги встречалась выбоина,

А выбоины в средней части России встречаются часто,

Мы ритмично и складно произносили непечатный удетерон…

Удетерон – это такое очень короткое, вполне ритмичное выражение,

Которое умещается на одной строке и поэтому равно

Может быть отнесено

и к поэзии,

и к прозе…

Хряп-хряп-хряп – скрежетала машина, приседая на переднее правое колесо….

Ё.. твою… мать … – ритмично удетеронили мы в такт впадинам…

Б… бб…. ббб…. – привычно отзывалось эхо..

И все вместе мы ехали дальше…

Раз в полчаса оставшаяся часть украшений отлетала, бодро подпрыгивая по кочкам,

Привязанная к машине каким-то – видимо, безумной прочности – проводочком…

Мы благодарили изобретателя за этот проводочек

И крепили часть на жвачку Dirol…

Без ксилита….

Потом с ксилитом…

Потом на что попало…

Чего терять, когда все пропало…

Потом наступило такое состояние,

Когда не надо ни есть, ни пить, можно просто ехать, ехать, ехать…

Внутри был ритм, четкий и сильный ритм дороги к дому…

Когда пройдено раздражение,

Страх, печаль, утрата, потеря,

Когда ценности пересчитаны перед красотой заката,

Когда дорога легка и поката,

Когда

Мы знаем, что едем

Туда,

Куда надо.

По трактам.

По тактам.

Вот так-то.

Вот так-так…

И это, собственно, уже и была музыка.

Как бы я хотела вам ее сыграть.