«мы сидим на диване –

 Автор: РОСЧЕРК СВЕТА

«Мы сидим на диване – в большой и светлой гостиной…»

Мы сидим на диване – в большой и светлой гостиной.

Кто-то лишний – над нами? Под нами? – нездешне-чинный,

словно Воланд – следит за живою моей картиной:

как ты сходишь с ума, как считаю себя повинной,

и невинной…

Как тихо – фигурой стелюсь и фоном,

и счастливой дурой с таким же счастливым лоном.

Твоему нетерпенью сдаюсь, отдаюсь – прозренью.

Выстилаюсь – душой, Маргаритою, морем, тенью,

и – подстилкой твоею, душевнобольной и сладкой,

обнаженной, как слово – на почве – святой и падкой

на любовь…

И вишневый ликер по бокалам льется,

и – смеётся кто-то над нами, плохо смеется!

Ты совсем сумасшедший, совсем сумасшедший, друг мой!

Потому и земля тебе мнится – совсем не круглой,

а какою-то плоскою дрянью, застрявшей в небе.

Ты – о небе все, а кругом – о насущном хлебе.

И я вижу, что светит тебе не свеча из воска –

небо в клетку дадут, а пижаму, увы! – в полоску.

Засветился – и вышел в иные, чужие сферы.

И – обжегся, как мальчик, ловя за хвосты химеры.

А хотел – у ангелов свистнуть белые перья,

одержимо рифмуя безверье с тоской безмерья…

Я молчу молчаньем…

Но эхом: «Дубинушка, ухни!..»

Мы сидим на полу.

В запущенной старой кухне.

И ликер с горчинкой по чашкам разбитым льется,

как по мне твоя речь: «Маргарита моя…»

Смеётся

кто-то лишний за дверью взаимно-святого бреда.

Ты уже нашел свое кольцо Архимеда,

землю перевернул.

Медный всадник помчался цокать.

По колено – море, и небо тебе – по локоть.

Ты велик и нежен, кричишь: «Маргарита, море!..»

«Где русалка моя?!» – отзывается только горе.

И смеётся кто-то за дверью – чужой и лишний.

«Море, море, утешь…» – откликается лишь Всевышний,

но Его – ты не слышишь, своею вселенной дышишь.

Любишь всех, и, похоже – уже никого не слышишь.

Я молчу молчаньем – нездешним, земным и грешным,

Я болею медленно раем твоим поспешным…

Маргарита! – Мастер безумен, велик и болен,

а еще – недоволен морем и слишком волен, –

засветился…

и вышел – младенцем – в иные сферы.

«Отступитесь от сумасшедшей своей аферы!» –

нам кричит кто-то лишний, отречься веля от слова.

Сумасшедший друг мой!

Тебе колыбель готова –

как палата бела, но душе твоей слишком тесно, –

ей не место здесь на земле, ей совсем не место –

там, в раю… где вместе мы – тили, да тили тесто –

сумасшедший жених, золотая твоя невеста…

 

* * *